logo
Баннер
Баннер

От первого лица

Александр Грасс
тел: 606377, 89083193173
Задать вопрос

Подробнее

prev
next

«Самозанятость» как форма коррупции?!

Задавшись вопросом в столь необычной постановке (он вынесен в заголовок статьи), мы не преследуем цель кого-то опорочить, посеять сомнение

Читать далее

Народный ответ – «дорожному беспределу»

Мне понравилась рубрика «народные новости», точнее ее направленность. Что-то из серии «защити себя сам». Действительно, сегодня многие на себе ощущают

Читать далее

Кто «кошмарит» омскую экологию?!

Ежегодно пятого июня отмечается Всемирный день окружающей среды или, как принято называть его, День эколога. В мире его празднуют с

Читать далее
Баннер

Проголосовать

Как Вы считаете, Вам нужен персональный адвокат?

Объявление

Ю Р И Д И Ч Е С К И Й

А У Т С О Р С И Н Г

(юридическое обслуживание

организаций)

за 5 000 рублей в месяц

тел.: 8-913-972-45-99

добавить объявление


Гражданское общество

Знаете ли Вы своего депутата?

Партнеры

ОКНА ПВХ, ЖАЛЮЗИ, ЛОДЖИИ

Выезд специалиста, замер, рекомендации, дизайн.
Защита прав потребителя. Гарантия качества.
тел: 8-913-966-39-22

Подробнее о размещении рекламы.

В Омске «беспредел от… наркополиции» может… сломать жизнь… каждому!!!

+ 51
- 2

Это быль о том, как офицеры омского УМВД, преступив уголовный Закон и принципы человеческой морали, разрушили жизнь молодой омичке и ее близким…

(материал на оформлении)

Впервые об этой невероятной по своей абсурдности криминальной истории я услышал еще в мае прошлого года.

Честно скажу, не поверил!

Мне пришлось долго продираться сквозь отвлекающие и шумовые «пустышки», которыми оперативники и особисты камуфлировали это громкое преступление в отношении своих коллег от СМИ.

И это длилось до того момента, пока мне самолично не удалось выйти на след

потерпевшей.

Впрочем, на все уговоры встретиться и изложить свою версию событий Марина, а так зовут пострадавшую омичку, отвечала категоричным отказом.

Сначала утверждала, что «никому уже не верит», потом упомянула про не существующую у нас в Омске «тайну следствия» и некую мифическую «подписку о неразглашении», а потом и вовсе перестала выходить на связь.

Ушла в игнор.

Попросила «больше не звонить», сославшись на «тяжелое заболевание ребенка», которое случилось или обострилось «вследствие…

пережитого стресса»!

Это было почти год назад…

Впрочем, наша редакция данную историю не оставила в покое, не списала в утиль, а продолжала методично добиваться подробностей от Следственного комитета и по случаю «бомбардировать» ведомство.

Где запросами, где общением со свидетелями и силовиками, где слухами и оговорками, но мы в общих чертах восстановили картину этой очень дикой даже по сегодняшним меркам истории.

Разыгралась она в конце апреля прошлого года в одном из округов Омска, в тот же и на следующий день продолжилась в частном доме поселка Ракитинка, а финишировала в здании Управления по контролю за оборотом наркотиков УМВД России по Омской области, что по адресу:

ул.Степая, 76.

Следком, занимающийся расследованием этого преступления со стороны своих коллег-полицейских, всячески нам не помогал, а… противодействовал!

Сначала нас «пугал» тяжкими последствиями сотрудник СО СУ СК по Омскому району Денис Ерохин (см. Омский наркоконтроль накрыла волна… уголовных скандалов! http://omsk-pravo.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=3054:2019-09-22-08-36-39&catid=185:astashkin).

После нашей публикации об этом его быстро отстранили от расследования, заменив на сотрудника менее «ретивого». Хотя, возможно, всему виной явные ошибки следователя в оформлении важных процессуальных

документов!

Потом нам «писали письма» из главного офиса СКР, которые то не доходили до адресата, то оказывались без соответствующих официальных реквизитов.

Впрочем, и содержание их оставляло желать лучшего.

Я, никого не обижая, сказал бы так: мне почти коллеги из пресс-службы СКР изящно демонстрировали искусство… шифра и

тайнописи!

Могу только предполагать, что дело хотели прикрыть.

По-тихому, как это сделали, например, силовики-коллеги из местного же УМВД: не усмотрели, дескать, в поступках двух бравых подполковников из УНК нарушение служебной дисциплины...

А Закона?!

Безусловно, мы, по-любому, дождались бы передачи этого дела в суд и осветили бы его ход в епархии Фемиды, но у меня, как в том известном с детства произведении,…

«зазвонил телефон».

Конечно, даже не с первого общения (заявителей и обращений – много !), но выяснилось, что это беспокоит «та самая Марина». По прошествии времени она сама готова встретиться, чтобы, видимо, излить душу и поведать о своих перипетиях, баталиях и хождениях по мукам

за последний год.

- Мне больше не к кому обратиться за помощью…, - слова на той стороне трубки.

Это – пароль!

Такой знакомый для нашего Омска, погрязшего в правовом беспределе, и безотказный для нашей редакции

аргумент.

Конечно, я встретился с девушкой, внимательно ее выслушал и… записал на диктофон и видео все наше общение!

Каюсь, грешен.

Разрешение на фиксацию нашего диалога мне не давали, но наученный годами судебных хроник и общением с соответствующим криминогенным контингентом я стараюсь дублировать на электронные носители все свои передвижения, переговоры, заседания судов, комментарии адвокатов и других участников процессов.

Как показывает наша богатая на обвинения и судебные ристалиша практика,

это – не лишнее.

Итак, знакомьтесь:

Марина Викторовна Шмидт, пол «женский», ..надцати лет от роду, социализирована.

Образование – средне-техническое, коренная омичка, мать двоих несовершеннолетних детей, вдова, в настоящий момент осуществляет уход за ребенком-инвалидом, без

вредных привычек…

Вот этот безупречный с точки зрения Закона и морали перечень женских ипостасей, по-видимому, и стал тем «спасательным кругом», который не позволил нашим «антигероям» утопить госпожу Шмидт в омуте привычного для Омска правового беспредела.

А из стороны потерпевшей по уголовному делу обернуть ее в…

подсудимую!

А началась эта история с того, что в прошлом марте-апреле прошлого года молодая вдова и мама двух детей Марина Шмидт, поднакопив энную сумму деньжат решила продать принадлежащую ей квартиру.

Захотелось, доплатив разницу, приобрести жилье больше по квадратам и ближе к актуальной для семьи соцобъектам: к школе, к ДОУ, к ДК, где старшая дочь уже седьмой год занимается танцами.

Для этих целей Марина наняла ранее знакомого риелтора, и в свободное время с другом и детьми ходила по адресам,

изучала варианты.

В списке десятка квартир, стоящих на продаже, попал и адрес на улице Молодова, что на периферии Ленинского округа Омска.

Место положение, конечно, не ахти, но прельстила стоимость и близость-доступность социальной инфраструктуры, что для мамы с двумя малолетними детьми очень многое значит.

Решили посмотреть.

Предварительно созвонились с агентом, обозначили удобное всем время для просмотра.

Приехали.

Риэлтор продавцов по каким-то причинам опаздывал – всякое бывает, поэтому ждать не стали, пошли смотреть сами.

Процедура далеко не первая, а потому ничего странного или страшного в отсутствии профессионала не усмотрели. Позвонили, дверь открыла моложавая женщина с ребенком. Прошли, посмотрели, приценились, задали какие-то стандартные вопросы. Поблагодарили.

И - ушли.

Честно говоря, вариант не понравился: планировка не та, которая бы хотелась, метраж маленький, состояние жилья оставляло желать лучшего.

Здесь же, во дворе этого дома, дочь нашла забытый кем-то мяч, поиграла им минут пять, крутанулась на местных качелях, присела в песочницу.

Потом ушли – и, казалось бы, забыли.

Однако, и эта квартира на краю омской географии и это ее разовое посещение теперь навсегда врезались в память госпожи Шмидт.

Началось все с раннего утра следующего дня, когда в их дом в селе Ракитинка громко и настойчиво постучали: - Марина, открывай!

- Уголовный розыск!

От слова «полиция», и производных, и даже от вида на улице «человека в форме» сейчас вздрагивают все домашние семьи Шмидт.

А больше всего дочь София, у которой, видимо, на нервной почве и от психологического стресса в краткий период времени уже через пару месяцев развился… сахарный диабет! В очень тяжелом варианте…

…Марина вмиг соскочила с кровати в одной ночной сорочке, накинула на себя длинную куртку и пошла открывать дверь.

Без задней мысли.

Мало ли что?! Может, что случилось у соседей, рядом на улице, может, нужна помощь, как гражданина.

Впрочем, первые же слова мужчин, представившихся сотрудниками УгРо (а это были подполковники полиции – начальник отделения Управления по борьбе с оборотом наркотиков Станислав Лихачев и замначальника всего этого подразделения УМВД Дмитрий Маныч) развеяли всю романтику и гражданственность ситуации:

- Если не хочешь проблем своим близким, собирайся,

поедешь с нами!

Конечно, слова и их чередование, наверное, были другими. Типа, «как хатки вчера посмотрела», «ничего сказать нам не хочешь»?!

Обомлевшая, спросонья, в панике «что случилось?!», под перекрестным взглядом проснувшихся и готовых рыдать детей и их бабушки, Марина просто лишилась дара речи.

Нет, безусловно, силовики в штатском что-то, возможно, и еще ей говорили, поясняли, только она их в упор уже

не слышала.

Не понимая, что происходит, она пыталась укрыться от мужчин, чтобы переодеться.

Ей нужно было снять с себя хотя бы ночнушку, но те заставили ее облачаться в бюстгалтер, нижнее белье и верхнюю одежду… «тут же», на их глазах!

Позже они поставят этот «инцидент» женщине в… вину, заявив, приблизительно, что какая у девушки может быть душа и мораль-нравственность, если ей предстать голой перед чужими мужиками, как… два пальца

об асфальт!

Обидно было. Очень. Впечатлительная и ни разу не имевшая приводов в полицию девушка, что называется, «поплыла».

Но не в признательных показаниях, как это бывает в фильмах и наяву, а физиологически. Уходя, бросила взгляд через плечо назад – на дом, на детей, на свою не сладкую, но честную жизнь:

- На душе было такое ощущение, что я со всеми прощаюсь… Не понятно кто, увозят не понятно куда. Трое мужиков и я одна. Вспомнились рассказы про лихие 90-е, когда люди пропадали пачками…

Впечатлившись происходящим по полной, в машине («крутом черном внедорожнике»), куда ее, словесно подгоняя, заставили сесть переодетые полицейские, она…

упала в обморок!

Понять происходящее с женщиной можно. Ее ошарашили, отобрали от детей, забрали телефон, укатили в неизвестность…

Придя в себя, но, еще будучи в забытье, слышала, как мужчины переговаривались между собой:

- А она часом не солевая, а то крякнет сейчас… Придуряется, что ли?! Тормози у магаза – возьмем ей водички… Не дай Бог что…

Прохладная вода «минералки», купленной по ходу движения, разрядила ситуацию, привела молодую женщину в чувства. Но на душе ей лучше не стало.

Вскоре, машина с «ценным грузом» подъехала к зданию Управления по борьбе с незаконным оборотом наркотиков (УНК) на улице Степная.

- Выходь!

Без регистрации на входе Марину провели куда-то по длинным переходам и лестницам на третий этаж и отставили одну в комнате.

Потом появились сразу трое сотрудников (двое, которые приезжали домой – Маныч и Лихачев, а с ними еще один – позже выяснится его фамилия «Курячий»). Стали выспрашивать про вчерашний день и про посещение квартиры

на улице Молодова.

- С кем была? - Что искали? - Что украли?

При этом мужчины дружно «шарились» в ее телефоне, ухмыляясь и хихикая, смотрели ее личную переписку, личное видео и фото.

- Ха, да она с ним спит…

Ошарашенная происходящим, женщина даже не знала, что и отвечать. Воспитанная в совершенно иных условиях, готова была провалиться сквозь землю. Или разрыдаться…

Вообще, как такое возможно?! Постепенно она сама сформулировала и поняла конфигурацию

претензий к ней.

Оказывается, после осмотра квартиры на Молодова хозяйка – она же, как потом выяснилось, супруга полицейского Маныча обнаружила пропажу «дорогого сердцу сувенира».

С видного места, якобы, пропала резная шкатулка с фамильными драгоценностями и часы за 12 000 рублей. Логика обвинений такая, что, дескать, «взять было больше некому». Под подозрением она, ее друг Дмитрий и мать, то есть, все те, кто находился в злополучной квартире и мог похитить ценное имущество.

Прозвучало и «предложение», что инцидентом нанесен материальный урон на

100 000 рублей.

От какого-либо варианта «решения вопроса» госпожа Шмидт сразу отказалась, так как не чувствовала за собой и за своими близкими какой-либо вины.

С трудом, но из нее выбили адрес проживания ее друга Дмитрия, который через некоторое время также появился в «застенках УНК» и даже смог произвести видеофиксацию некоторых моментов, позже положенных в основу обвинений уже наркополицейских Лихачева и Маныча по статье 286 УК РФ – «превышение должностных полномочий».

В частности, в поле зрения камеры телефона попала та самая бутылка минералки, которая была куплена по дороге из Ракитинки в Омск для приведения Марины Шмидт в чувства.

Но это – к слову.

 

А пока «правоохранители» искали и везли на «очную ставку» Дмитрия, подозреваемую перевели в другое поднадзорное помещение.

Позже и инициаторы незаконного задержания, и их коллеги дружно будут говорить следователям СКР вещи, хорошо знакомые многим посетителям здания на Степной, 76: «гражданка Шмидт свободно передвигалась по зданию УНК», «у нее в руках был телефон», «никаких претензий или пожеланий девушка не высказывала».

Дескать, все было в пределах Закона и личных пожеланий –

«по обоюдному».

 

Однако, элементарное сопоставление фактов говорит о другом характере взаимоотношений людей в форме и гражданского лица.

Никак не вписывается в обоюдность ситуации тот факт, что госпожа Шмитд, у которой на этот день уже была назначена сделка по приобретению недвижимости, сама добровольно отправилась не знамо куда, не поставив в известность ни своего риэлтора, ни других участников сделки.

Согласитесь, глупостью отдает от такого поведения: решила с утречка покататься в джипе с тремя неизвестными, в ущерб себе, своей семье и своим партнерам.

Не логично!

 

Рассыпался под неопровержимым свидетельством фактов и другой аргумент «наркополицейских» - «телефон не изымали».

Однако, риэлтор фирмы, через которую проходила сделка по приобретению Шмидт новой квартиры, поведала иную версию. Когда она позвонила своей доверительнице, чтобы напомнить, что «скоро сделка» и «ей нужно приехать и внести залог», ей по личному телефону девушки ответил мужской голос:

- Мариша спит!

 

Конечно, сейчас адвокаты обвиняемых Лихачева и Маныча пытаются перевернуть ситуацию «с ног на голову».

Дескать, не было такого! Риэлтора даже пытались уговорить «вспомнить», что все было не так, как она поведала следствию, а иначе…

Да что там показания одного из свидетелей!? Защита полицейских пытается представить все происходящее с их подопечными, как… «заговор мафии в отношении честных борцов с наркотиками»!!! Но, видимо, запуганная или купленная Коза-нострой омский риэлтор, по-прежнему, настаивает, что все было именно так, как она и говорит.

И никак иначе!

 

Давайте представим, что «подставленные» сицилийской или колумбийской наркомафией Омские полицейские говорят правду.

Действительно, «двойной агент» Марина Шмидт с помощью пропавшей неведомо куда шкатулки семьи Маныч телепортировала себя внутрь здания на улице Степная, 76 и там ей позвонила заранее предупрежденная о необходимости этого звонка риэлтор.

Так вот. Телефон, как утверждают все опрошенные сотрудники УНК, «был в руках у Шмидт», «его никто у владельца не изымал». Значит, девушке нужно было подойти к кому-то из мужчин «при исполнении» и попросить ответить на звонок. И не просто ответить «Алло!», а еще и сказать «Мариша спит!».

Ну, не абсурд ли?!

 

Но и это еще не все в этой нелепейшей и низкой по всем статьям истории.

Еще через несколько часов в помещении УНК, где, по-прежнему, сидит в заточении госпожа Шмидт, появляется Дмитрий Маныч собственной персоной и радостно заявляет, что его жена… нашла шкатулку:

- Прошу всех извинить! Такая вот нелепица, супруга еще раз все посмотрела и нашла пропажу.

- Все свободны!

Собственно, на этом можно было бы и поставить жирный крест на всей этой «чертовщине».

Но, похоже, для местной «наркополиции» истории со счастливым концом – не по их части. В этот же день Маныч выходит на потерпевшую сторону и просит аудиенции для «урегулирования вопроса».

Марина Шмидт, неоднократно заявлявшая, что она «все забыла как кошмарный сон» и «мне ничего не нужно», со своей сестрой откликается на просьбу офицера полиции: - Может, раскаялся и

хочет извиниться.

Стороны договорились, что встреча у ТЦ «Лента» пройдет в режиме доверия и порядочности – «без телефонов».

Однако, позже две записи – по одной с двух договаривающихся сторон – лягут на стол силовых ведомств. Полицейский напишет заявление… «о вымогательстве» у него денег, а сестры Шмитд – о том, что никоим образом на такой исход дела не рассчитывали.

Забегая вперед, скажу, что «в возбуждении уголовного дела по заявлению Д.А.Маныча… отказано».

В полном объеме.

Впрочем, уголовное дело все-таки возбуждено было. По части 3 статьи 286 УК РФ. На… наркополицейских С.А.Лихачева и Д.А.Маныча!

Основанием для него послужило не заявление пострадавшей во всех смыслах стороны и гражданки, а проверка в подразделении «дежурная часть УМВД по Омской области» поступивших сообщений по звонку доверия «02».

Было выявлено, что в то время, когда госпожа Шмидт пребывала в «застенках УНК», ее со всех ног разыскивали близкие, подняли на уши весь Омск:

- «Просим срочно отреагировать», - «Увезли неизвестные», - «Телефон не отвечает», - «Мать и дети в шоковом состоянии»…

Проверка показала, что сотрудники из ОП-5 своевременно отреагировали на SOS по «02», но предпринятые ими поиски «не дали результата». Более того, в УНК со Степной, 76 им поступили сведения, что «Шмидт Марины Викторовны здесь

нет и не было».

Уже когда «потерпевшую» опрашивали в СКР, она вспомнила, что в один из моментов ее общения с Манычем, Лихачевым и Курячим в помещении, действительно, заглянул дежурный.

И, сдерживая улыбку, спросил: «Здесь нет такой Шмидт?!».

Ему так же весело сказали, что «никакой Шмидт здесь нет». Тогда девушка подумала, что это у полиции такой психологический прием давления или переключения внимания.

На самом деле все было по-бытовому проще.

Ее реально искали родственники, а омская полиция не могла оперативно установить ее место нахождения. Из-за неверных данных

своих же коллег.

 

Уже после возбуждения уголовного дела стали выясняться пикантные подробности этого, для одних – чудного, для других – чудовищного, «апрельского инцидента».

Скорее всего, задним числом в ОП-5 было написано заявление от гр. Маныч Е.И., супруги полицейского Маныча Д.А., «о краже из квартиры неизвестными имущества – драгоценностей и часов». По документам, оперативной бригадой был осуществлен выезд на место преступления, предпринят осмотр.

«Ничего не обнаружено».

Спрашивается, как искали? Ведь позже сама заявитель находит пропажу в… потайной секции

своей сумки!

 

И даже после этого – в эпицентре главных подозрений остается… госпожа Шмидт и ее близкие.

Правда, без какой-либо мотивации обстоятельств и причины столь странной кражи. Зачем было похищать, а потом прятать в хозяйскую сумку?! Чтобы потом вернуться еще раз и допохитить?!

Какая-то абракадабра.

Но не для госпожи Маныч, которая наряду со статусом супруги замначальника Омского УНК еще ни много ни мало является и действующим… следователем Ленинского СО СУ СК по Ленинскому округу г.Омска!!!

Во, оно как…

 

«Хохма» на весь город Омск: у следователя СКР «украли» драгоценности, а потом, как бы, в насмешку и надругательство подкинули их ей же в сумку…

Это почти анекдот.

Из не веселого здесь все остальное: необоснованные подозрения на омичку Шмидт М.В., незаконные и преступные действия в отношении нее и ее личного имущества со стороны наркополиции, какие-то не здоровые игрища вокруг, якобы, вымогательства денег у… высоко поставленного

стража порядка!

 

Странным выглядят и действия обворованной гражданки Маныч, она же – следователь СКР.

Вместо того, чтобы, обнаружив шкатулку в ином месте, предпринять все усилия для сохранения на ней отпечатков потенциального похитителя, сотрудник Следственного комитета этого не делает.

Супруги мотивируют это тем, что поверхность изделия резная, но при натуральном осмотре вещицы выясняется, что ее поверхность имеет и ровные, пригодные для идентификации отпечатков пальцев грани.

Почему не сделали?!

 

Ведь косвенно подозрения на то, что шкатулка была «похищена-перепрятана», так и остались в версии защиты теперь уже «обвиняемых Лихачева-Маныча».

Вот здесь мы и подходим, видимо, к другому уровню осознания всей этой, как я ее назвал выше, «дикой истории».

А если весь этот ряженый балаган со шкатулкой – только отвлекающий маневр от того, что реально было задумано, но не доведено фигурантами до конца по независящим

от них причинам?!

Порассуждаем, иным образом складывая пасьянс из имеющихся и у нас, и у следствия фактов.

Семья высоко поставленных офицеров УМВД-СКР выставила на продажу квартиру (по одним сведениям – свою, по другим – своего близкого родственника). Ее приходят смотреть омичи, явно имеющие на то соответствующие финансы – рыночная цена этого и аналогичного «лота» порядка 1,5 млн рублей.

Нужно обратить внимание. Сумма весьма знакомая для преступлений, которыми время от времени «балуются» местные силовики. Опера Озеров и Тищенко с Пушкина 138 ровно столько вымогали у подозреваемого за перевод его в статус свидетеля. Столько же просили за свои «услуги» у адвоката обвиняемого следователь СУ УМВД Юрченко, столько же офицер линейной полиции Стадников вымогал с бизнесмена за «крышу». И здесь косвенно фигурирует та же сумма, но как

эквивалент квартиры.

 

Это сейчас Марина Шмидт вспоминает, что уже 24-го числа ночью, то есть еще до своего задержания, она видела и ту черную машину, и тех людей, которые утром придут за ней в ее жилище.

Эту информацию пока косвенно подтверждает начавшаяся чехарда с номерами машин, которые были в р.п.Ракитинка накануне и днем позже. Машина, как утверждают свидетели, была одна, а номера у нее… разные. То есть, если кража была обнаружена еще 24-го, то почему Манычи, якобы, обратившись в полицию с заявлением, не предоставили коллегам свободу действий, а самостоятельно предпринимали какие-то не понятные и не законные манипуляции?!

Странно, да?!

 

А теперь на момент представим, что законопослушная с головы до ног Марина Шмидт таковой по жизни… не была бы.

Имелся бы у девушки или ее близких, например, грешок с употреблением наркотических веществ, что характерно для Омска, и чем бы могла закончиться эта история? Это мое предположение, конечно, но, как минимум, все могло закончиться… вымогательством тех самых отложенных и имеющихся в наличии на приобретение жилья

1,5 млн рублей!

Например, под предлогом «не возбуждать дело по наркотикам и по краже», и «не давать им ход».

Или же все могло закончиться еще хуже: возбуждением уголовного дела по статье 228.1 УК РФ?! И здесь полицейские были бы не в накладе – галочка в позитив для статистики ведомства. И кража – как бонус…

Мне кажется, в этом до конца так и не распутанном сюжете законопослушной семье Шмидт просто… повезло.

Не сказочно!

А вся эта гнусная история, якобы, с «похищением шкатулки» могла быть заранее придумана и инсценирована с целью придать дальнейшим не законным действиям полицейских хоть какой-то здравый мотив и объяснение.

К сожалению, эту линию возможной незаконной деятельности местной наркополиции следствие из СКР, как-то, из виду выпустило, сосредоточившись исключительно на знакомой им статье 286.

А если ОПГ и ОПС «в форме»?!

Громкое дело капитана полиции из ОП-5 Евгения Аскапова, которое сейчас после отмены приговора пересматривается в Ленинском райсуде г.Омска – прекрасный аргумент в пользу нашей версии.

Экс-коллега Аскапов утверждает, что накрополицейские во главе с Дмитрием Манычем… сначала «вставляли палки в колеса», а потом «подкинули» ему почти…

полкило наркотиков!

Капитан полиции Евгений Аскапов полагает, что, работая в УгРо ОП-5, он перешел дорогу местному УНК и лично Дмитрию Манычу, вычислив и задержав в одиночку разветвленную сеть… наркозакладчиков!

См. Фальсификации Омской наркополиции активно покрывают… следователи СКР энд Ко?! http://omsk-pravo.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=3184:-l-r-lr&catid=185:astashkin !!!

Тем самым, как полагает фигурант уг/дела, он поставил под угрозу и репутацию соответствующего ведомства, и профпригодность его руководства, а, возможно, ликвидировал подконтрольную им группу…

наркомафиозо.

Не менее сомнительна и репутация госпожи Екатерины Маныч, как следователя весьма уважаемого в плане борьбы с коррупцией ведомства.

Вот здесь только один эпизод ее карьеры в СКР, который стал достоянием наших прежних публикаций:

см. В Омске два следователя «попали» под гусеничный кран! http://omsk-pravo.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=2028:-lr-&catid=185:astashkin

Весьма наглядно!

Речь идет о фальсификации подписи и о служебном подлоге в… уголовном деле.

Можно, конечно, говорить, что нет решения суда – не вор, но мне кажется, что в отношении действующих сотрудников силовых ведомств должны действовать иные нравственные постулаты и критерии: единожды солгав – уходи с должности!

Тебе здесь - не место!

Иначе сначала терпят… бумаги и документы, потом по сомнительным доказательствам судят… невиновных, а затем страдают… Дети!

Но об этом – позже…

(Продолжение следует!)

Александр Грасс,

независимый журналист,

специально для СМИ «ИА Александра Грасса»

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.

Последние статьи
prev
next

Выступление Александра Грасса на региональных праймериз

Омичи ежедневно десятки раз спрашивают о моих взглядах. Политических, экономических, социальных, жизненных. Безусловно, одной фразой здесь не ограничишься, а времени

Читать далее

Для того и кремний, чтобы проверить нас на прочность

«У нас вчера вечером расклеили листовки по всем подъездам, что, оказывается, за нашими домами за Стрельникова (я живу на Заозерной) на

Читать далее

ЗАДАЙ ВОПРОС

ПРОФЕССИОНАЛУ

бесплатно!

- заполни заявку

Добавить информацию
в банк данных

- адвокат
- юрист
- организация

Рейтинг "ТП"

ДАЙ СВОЮ ОЦЕНКУ…

СУДЬЕ
ПРОКУРОРУ
ПОЛИЦЕЙСКОМУ
АДВОКАТУ
НОТАРИУСУ
ЮРИСТУ
ПРАВОЗАЩИТНИКУ
АРБИТРАЖНОМУ УПРАВЛЯЮЩЕМУ
ЧИНОВНИКУ
СУДЕБНОМУ ПРИСТАВУ
НАЛОГОВОМУ ИНСПЕКТОРУ

Добавить Персону

Обратная связь

Ваше мнение

Почему чиновники игнорируют Закон?

Дискуссии