logo
Баннер
Баннер

От первого лица

Александр Грасс
тел: 606377, 89083193173
Задать вопрос

Подробнее

prev
next

«Самозанятость» как форма коррупции?!

Задавшись вопросом в столь необычной постановке (он вынесен в заголовок статьи), мы не преследуем цель кого-то опорочить, посеять сомнение

Читать далее

Народный ответ – «дорожному беспределу»

Мне понравилась рубрика «народные новости», точнее ее направленность. Что-то из серии «защити себя сам». Действительно, сегодня многие на себе ощущают

Читать далее

Кто «кошмарит» омскую экологию?!

Ежегодно пятого июня отмечается Всемирный день окружающей среды или, как принято называть его, День эколога. В мире его празднуют с

Читать далее
Баннер

Проголосовать

Как Вы считаете, Вам нужен персональный адвокат?

Объявление

Ю Р И Д И Ч Е С К И Й

А У Т С О Р С И Н Г

(юридическое обслуживание

организаций)

за 5 000 рублей в месяц

тел.: 8-913-972-45-99

добавить объявление


Гражданское общество

Знаете ли Вы своего депутата?

Партнеры

«Это – диверсия!» или Как еще расценить «работу» омских силовиков?!

+ 67
- 3

Вопрос ребром: может ли инстинкт "самосохранения нации" или интересы "государственной безопасности" остановить нравственное "свободное падение" омских силовиков…

На грядущей неделе в Центральном райсуде г.Омска Фемида вынесет вердикт по громкому уголовному процессу в отношении "ОПГ омских патологоанатомов" (дело №1-26/2019, судья Владислав Сторожук, см. 55RS0007-01-2018-005589-48).

Как известно, 4-х сотрудников морга БУЗОО "ГКБ №11" (бывшая МСЧ №11) - двух санитарок, врача и заведующую, обвиняют «в создании ОПГ», которая "покровительствовала" ритуальным агентам и "вымогала" с них "взятки".

Криминальному квартету предъявлены обвинения по 40-ка эпизодам ч.5 ст.290 УК РФ, незаконная валовая "выручка" составила около 3-х

миллионов рублей.

Пока местное Правосудие в совещательной комнате расставит все по полочкам, приоритетам и нормам уголовно-процессуального Закона, приведем и мы в порядок свои мысли.

Относительно этого, безусловно, резонансного и показательного

«ОПГ-дела».

Накануне стороны-оппоненты выступили в прениях, подсудимые обратились к суду с "последним словом".

Каюсь, я старался исправно посещать заседания по этому во многом симптоматичному для меня уголовному процессу, но именно в день (16-го декабря), когда выступало гособвинение, я был озадачен иными проблемами…

Но именно тогда прокурор Марина Денищенко огласила свое видение «преступления» и свой взгляд на

«наказание».

 

В принципе, всегда общительные и тактичные подсудимые после того заседания, похоже, были в шоке и не смогли что-либо воспроизвести внятное или передать ввергнувшее их в ступор выступление прокурора хотя бы своими словами.

Мне так и не удалось толком заполучить точные цифры по запрошенным гособвинением для фигурантов тюремным срокам и миллионным штрафам. Адвокаты, видя такой настрой своих доверителей, тоже дружно отмахивались.

Видимо, с таким прицелом, чтобы «не навредить» и не выдать в прессу лишнюю порцию информации помимо

воли клиентов.

 

Впрочем, из обмена репликами и всплесков эмоций я сформулировал для себя основные требования Прокуратуры.

В целом, госпожа Денищенко поддержала версию обвинения в полном объеме. И даже, говорят, еще «много чего добавила от себя». Оставила квалификацию «в составе организованной преступной группы». Просила суд назначить «банде патологоанатомов», видимо, в связи с их особой общественной опасностью… «зверские» сроки – от 9,5 до 8-ми лет колонии строгого режима. И штрафы – от 3 до 6 миллионов рублей. Каждому члену ОПГ.

Само собой, предусмотреть всем «белый билет» – отлучение от профессии после тюремного

«освобождения».

 

Честно говоря, я и раньше, а сейчас - тем более понимаю людей, угодивших в «мясорубку» местной правоохранительной машины «почем зря».

Мало кому удается вырваться в целости и сохранности из цепких и хладных, как металл, рук местных «оперов», «следаков» и «законников». В Омске отлаженная годами система перемалывает все. Ресурсы, волю, чувства, друзей, коллег, близких, здоровье, веру. У людей остается за душой только воспетая «надежда».

С ее «земным компасом» и «удачей», которая достается в награду исключительно смелым, а, значит,

не многим.

 

(См. по теме - Виктор Омский: «Почему я не верю в «SuperОмск» http://omsk-pravo.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=2952:-l-lsupermskr&catid=185:astashkin)

 

За три (без малого) года следствия и судебного разбирательства подсудимые (все они – женщины) не жили, а существовали.

Я полагаю, что не правомерно, еще до решения суда о виновности, их лишили работы – одних уволили «за несоответствие», других «по собственному желанию».

Одна из санитарок последний год вообще перебивается случайными заработками, берется за любую работу, в основном, не по профилю. Другая, врач, видимо, на нервной почве окончательно подорвала здоровье – у нее развилась закрытая форма туберкулеза. Последние месяцы держится на воле, а также на сильнодействующих препаратах и ежедневных уколах. Мало и не в полной мере осознает, что творится вокруг.

Еще одна санитарка «тише воды, ниже травы». Глядя на нее, просто не понимаешь, как она вообще угодила в состав такой «страшной ОПГ». В морге трудилась, не покладая рук и ног, после смены всегда отключала телефон, занималась семейным хозяйством. Жила самой обычной жизнью, и на тебе –

«член банды»!

Защита подсудимых также пребывает в недоумении от «запросов» гособвинения.

Адвокатам, видимо, показалось, что за год судебных разбирательств им удалось продемонстрировать суду и прокурору всю спорность доказательств, положенных в основу обвинений.

Давайте и мы сформулируем и подытожим

позицию защитников.

Ускорение…

«свободного падения»

Этот термин из школьного курса физики стал камнем преткновения и краеугольным фундаментом всей версии обвинения.

Как полагают сотрудники Управления экономической безопасности и противодействия коррупции (УЭБиПК) УМВД России по Омской области и СКР, именно за «ускорение» вскрытия трупов и выдачу меддокументации в морге при БУЗОО «ГКБ №11» была выстроена система поборов и откатов. С клиентов и родственников усопших.

Доводы силовиков с Пушкина 138 (майор К.Ф.Шрейнер и «старлей» И.В.Лунев) и следователя второго отдела СУ СК России по Омской области (Свиридовой Ю.И.) поддержали от силы три-четыре свидетеля, которых я для себя обозначил как «заинтересованные лица» (далее про одного из них – отдельное повествование).

Все остальные – а это порядка пяти десятков «очевидцев», сотрудники морга и даже главный врач медучреждения – категорически опровергли формулировку стражей порядка о наличии в системе координат прозектуры такого конвертируемого в дензнаки понятия,

как «ускорение».

 

В действительности каждый день сотрудники морга крутились, как «белки в колесе», оказывая профильные услуги населению.

Если своевременное и качественное исполнение своих профессиональных обязанностей обозначить как «ускорение», то есть, в пику парализовавшей многие ведомства Омска «волоките», то «да», «Да» и «ДА!» - в морге при БУЗОО «ГКБ №11» прижилось, действовало и процветало, то самое, житейское «ускорение»: никто на медиков по инстанциям и к начальству не ходил, не жаловался, скандалов властям не чинил, о вымогательстве не заявлял. Все вопросы здесь решались оперативно и в рабочем режиме, и, если это уместно будет сказать применительно к моргу, все это – в порядке… живой очереди!

Одним словом, все «шестеренки» последнего пристанища усопших граждан «крутились чинно и мирно». В унисон и под аккомпанемент

бренности бытия.

 

(см. по теме «ускорение»: В Омске людей уже судят и за мифическое… «ускорение»! http://omsk-pravo.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=2957:-lr&catid=185:astashkin, Главврач БУЗОО «ГКБ №11»: «Обвинение в ускорении мне абсолютно не понятно»! http://omsk-pravo.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=3081:-l-r-lr&catid=185:astashkin)

Мы еще вернемся к тем обвинениям, которые правоохранители предъявили подсудимым в качестве «состава преступления» и «доказательства вины».

Но мне бы не хотелось «отбирать хлеб» у профессиональных юристов, которые львиную долю своих выступлений посвятили как раз развенчанию обоснованности предъявленных обвинений. Этому мы уделим внимание, но чуть позже. Сейчас мне бы хотелось перенести читателя из зала суда в свои, журналистские, апартаменты.

Многое из того, что я услышал в ходе открытых судебных заседаний, стало отправной точкой моего частного расследования и моего понимания истинных причин и глубин появления этого странного для многих

«уголовного дела».

 

Полученную из разных источников и лиц информацию я попытался обобщить и для ее легализации (проверки на соответствие действительности) совершенно открыто и честно направил в адрес компетентных органов – в УМВД, в Следственный комитет, в Прокуратуру, в Администрацию Омской области в лице Минздрава и Губернатора.

Не обошлось и без мною любимых

органов Госбезопасности.

Поясню, почему такой ажиотаж вокруг этого, казалось бы, рядового для Омска «коррупционного деяния».

Здесь я в полной мере солидарен с известным омским адвокатом Юрием Николаевым, крайняя реплика которого, перед тем как судья Владислав Сторожук покинул зал, отправившись в совещательную комнату, гласила: «Ваша честь, у меня такое впечатление, что это – диверсия!».

Что я и позволю себе не только воспроизвести в качестве отправной цитаты всей публикации, но и попробую доказать, как защитник Николаев чертовски близок к истине в своих чувствах и

предположениях.

Отправной точкой моих исканий стало троекратное появление в судебном процессе новой заведующей моргом БУЗОО «ГКБ №11» госпожи В.П.Щербак.

(см. по теме: Свидетеля взяли под госзащиту «за спиной» у… Фемиды?! http://omsk-pravo.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=3075:-l-r-lr&catid=185:astashkin, «Подсадная утка» или Тайное оружие местных «фальсификаторов»?! http://omsk-pravo.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=3077:-l-r-lr&catid=185:astashkin

Безусловно, у меня и до показаний Валерии Петровны в суде имелись данные, которые в целом подтвердила и сама свидетель, сделав их фактами, априори не требующими доказательств.

Так, еще до трудоустройства в штат морга к кандидату медицинских наук О.В.Васильевой гражданка Щербак успела только-только окончить Медакадемию, но уже предусмотрительно зарегистрировалась в качестве ИП с профильным видом деятельности «ритуальные и

сопутствующие услуги».

Видимо, повлиял на выбор производственных приоритетов и бизнес-пристрастий сожитель Валерии Петровны.

Им, как показала сама госпожа Щербак, является весьма небезызвестный на похоронном рынке Омска персонаж – некто Андрей Новожилов. На тот момент он – сотрудник Муниципального предприятия г.Омска «Комбинат специальных услуг», смотритель-учетчик одного из местных кладбищ (Новокировского) и… фигурант ряда смачных омских скандалов

«вокруг коррупции».

 

В принципе, для экономии времени и места можно ознакомиться с этим персонажем в общих чертах здесь – см. «В Омске назревает очередной кладбищенский скандал» https://bk55.ru/news/article/46640/https://bk55.ru/news/article/46640/

Если кратко, то учетчик Новокировского кладбища Новожилов – ранее неоднократно судимый персонаж, представивший для трудоустройства на ответственную должность в МУП поддельный диплом «политеха».

Видимо, от увольнения выручило гражданина Н. деятельное раскаяние и активная помощь следствию (в то время оперуполномоченному УЭБиПК по городу Омску Константину Шрейнейру) в выявлении взяткополучателя из числа своих непосредственных

начальников.

Под «раздачу» учетчика и опера тогда угодил зам.директора МУП г.Омска «КСУ» Андрей Пшенов.

Мужчину обвинили в вымогательстве у своего подчиненного Новожилова 100 тысяч рублей (предполагалось столько тот должен ему  платить – в месяц!) за «общее покровительство». Фигурант-чиновник, имеющий на иждивении троих малолетних детей, «загремел» по решению Куйбышевского районного суда г.Омска (дело №1-191/2015, судья Людмила Селезнева, см.) на «4 года колонии строгого режима». Без штрафа, но с ограничениями по дальнейшей службе. Не правда ли, знакомые акценты и

формулировки.

При этом гражданин А.А.Пшенов до сих пор факта получения взятки от Новожилова не признает.

Что характерно, по второму эпизоду – получению аналогичной мзды от другого кладбищенского учетчика – друга Новожилова, господина Чижкова, он был оправдан «за непричастностью» с «правом на реабилитацию».

Если в эпизоде с Новожиловым оперативники УЭБиПК обнаружили-таки пачку купюр в углу кабинета замдиректора (тот уверял суд, что «подкинули»), а на его руках и возле кармана пиджака следы люминесцентной краски (клянется - «измазали»!), то в аналогичном по составу преступления эпизоде с гр.Чижковым у органов следствия оказались на руках только косвенные улики: среди них «крапленый козырь» – …слова трижды судимого за наркоту

«пострадавшего»!

Безусловно, в свете участия теперь уже подруги «того» Новожилова и «того же» опера Шрейнера в новом «преступлении», старая «уголовка» может заиграть новыми, отнюдь, не люминесцентными красками и мотивами.

Но пересмотр «дела А.А.Пшенова» не входит в круг наших первоочередных задач, хотя я бы на месте надзорных и компетентных органов – покопался. Сопоставил факты, обстоятельства, лица.

Много возникает странных «пересечений» и вполне обоснованных

сомнений.

Впрочем, для нашего расследования важны два события, которые случились почти параллельно «делу Пшенова» - летом 2015-го года.

Как сейчас выясняется (после рассекречивания материалов, составляющих гостайну), именно в это время в недрах УЭБиПК санкционируются оперативные мероприятия по негласному контролю над работой морга БУЗОО «ГКБ №11» и лично ее заведующей Ольгой Васильевой. И именно в эти же сроки среди работников этого подразделения горбольницы появляется «молодой специалист», она же – … сожительница гражданина (или лучше - "агента" под прикрытием-?) Новожилова

Валерия Щербак.

Кто-то может сказать, что это всего лишь «стечение обстоятельств» или «случай», но, зная последствия, верится в это с трудом.

Пахнет корявой «разработкой» с иными, корыстными, целями-задачами, которые проявятся в полный рост лишь два года спустя... Между тем, на момент 2015-го года внедрить госпожу Щербак в сплоченный и дружный коллектив прозектуры ГКБ №11, оказалось не сложно. Особенно зная из агентурных сведений об особенностях личности заведующей Васильевой, как «человека неравнодушного к чужому горю», всегда «готового прийти на помощь и взаимовыручку».

И Ольга Валентиновна «доверие оправдала». Она, если так можно выразиться без обиняков и задней мысли, подобрала «безродную выпускницу», поставила ее на ноги, приблизила. Взяла себе под опеку на будущую «головную боль» и жизненные

треволнения.

Именно с этого времени все, якобы, противоправные деяния «ОПГ омских патологоанатомов» фиксируются некоей «агентурой», а также «прослушкой телефонных переговоров» и «суммируются» в папочку на Пушкина 138.

Но и это еще не весь пресловутый «человеческий фактор», взорвавший изнутри тихие и безмятежные покои провинциального морга.

Формальным основанием для легализации ОРМ и возбуждения в марте 2017 года громкого уголовного преследования ОПГ стали заявления в полицию «группы лиц».

Среди них (Мороз, Макаров, Перешивка, Айтняков) выделяется ключевая фигура – ритуальный агент

Дмитрий Макаров.

Мне бы не хотелось загружать читателя всеми подробностями моих изысканий относительно этого персонажа.

Они в той или иной интерпретации изложены в моей переписке с упомянутыми выше силовыми ведомствами. Если кратко, то Дима Макаров оказывается близко знаком и с… Андреем Новожиловым и с его подругой Валерией Щербак, что вполне кажется логичным, учитывая общий профиль их бизнеса.

Но что удивительно, гражданин Макаров оказывается знаком и с оперативником Константином Шрейнером. Конечно, не так близко и долго как с его напарником по "делу А.А.Пшенова" учетчиком Новожиловым. Ведь "взяткодателю" Новожилову Дима Макаров приходится… однокашником и

другом детства!

Трудно представить, чтобы и эти обстоятельства также были всего лишь "совпадениями", случайными или чрезвычайными.

Мне видится, что это вполне достаточные основания предполагать, что данные граждане, а именно: Валерия Щербак, Дмитрий Макаров, Андрей Новожилов, Константин Шрейнер, Иван Лунев – все вместе они являются самыми что ни на есть «заинтересованными лицами»!

И не только в возбуждении, но и в исходе уголовного дела «ОПГ омских патологоанатомов»!

Каждый по своему.

В чем могут состоять материальные «на ощупь» бизнес-интересы, карьерные либо морально-этические помыслы этой «группы лиц» мы еще обсудим, а теперь еще пару штрихов вглубь генеалогии отдельных «заинтересантов».

Оказывается, могут быть хорошо знакомы и близки не только Макаров, Новожилов и Лунев, но и их более старшее поколение родственников.

Семьи испокон веков проживали в пределах одного квартала на улице Химиков, дома – рядом, их дети сначала ходили в один детский сад (№336), потом посещали

одну школу (№109).

Видимо, значимо, что Макаров-старший, Владимир Леонидович, не просто является старожилом в похоронном бизнесе САО, но и не может не знать местных авторитетов, которых пачками захоранивали в конце 80-х и на протяжении всех «лихих 90-х». Среди «химиковских» еще помнят бригадных братков «Кекса» и «Ватсона». Первый из них – отчим... полицейского Ивана Лунева, а второй – его… родной отец!

Если общались дети, то вполне можно предположить, что и отцы, живущие в соседних дворах, знали

друг друга.

Не хочу вторгаться в личную жизнь данных семейств так, как они позволили себе вторгнуться в чужие судьбы, но такой близкий клубок криминально-правоохранительного свойства весьма показателен для Омска.

Для его удушливой и подлой атмосферы «правового нигилизма» и «милицейского беспредела».

Безусловно, я осознаю, что все эти жизненные пересечения и обстоятельства могли и не повлиять на ход расследования упомянутого здесь «всуе» уголовного дела в отношении сотрудников морга БУЗОО «ГКБ №11». Но, как знать, не является ли это достаточным основанием, чтобы поставить вопрос о возможной личной заинтересованности всех этих граждан

в исходе дела?!

Давайте просчитаем возможные профессиональные преференции и «бизнес-эффект» от отлучения команды заведующей Васильевой от работы в прозектуре БУЗОО «ГКБ №11».

Плюс первый.

На «хозяйстве» после ряда кадровых и следственных манипуляций оказалась малоопытная госпожа Щербак, зато в роли заведующей. Специально обратим внимание, что законных оснований для ее назначения на этот ответственный пост у Минздрава и главврача (отсутствие достаточного профильного стажа) не было.

Но – стала же!

 

Почти сразу же новая руководитель прикрыла источник легального дохода для БУЗОО – ритуальный зал, на ремонт которого «коррупционерка» Васильева затратила не один десяток тысяч внебюджетных рублей.

В чьих интересах, спросите вы, действует госпожа Щербак? И я отвечу – не в интересах Государства, Минздрава и БУЗОО! И уж точно – не в интересах населения!! А сугубо в интересах конкретного выгодополучателя – находящегося в непосредственной близости от морга частного «зала прощания».

Это – еще один «плюс»!

Ведь никто не будет спорить, что отсутствие («убийство») конкурента – это тоже своеобразный вариант повышения спроса и предложения.

Не исключено, что владельцы бизнеса, повысившие свои обороты и доходы, что называется, на пустом месте, по достоинству оценили и отблагодарили «первые шаги» госпожи Щербак на своем новом поприще. Или отблагодарили тех, кто эти шаги

«пролобировал»…

 

А вот еще один «плюс»: морг «ГКБ №11» в рамках «борьбы с коррупцией»… прекратил выдавать тела усопших помытыми-одетыми и в гробах!

Скажете, сомнительный «плюс». Вроде как, от этого – дополнительные неудобства для ритуальных агентов и родственников. Но – не для всех! Щербак же «продвигали» на должность не все участники ритуального рынка, а лишь избранные.

Им и карты в руки.

Крупные игроки на рынке похоронных услуг и здесь оказались в выигрыше. Например, у них имеются свои оборудованные катафалки, в которых за те же, инкриминированные «банде Васильевой» 2,5 тысячи рублей вам предоставят услугу «помыть-одеть» и уложат тело в гроб. Пусть не с таким «комфортом» и не с тем «человеческим достоинством», как это делалось в морге и в ритуальном зале «ГКБ№11» при экс-заведующей, но зато с получением соответствующего дохода в казну отдельных владельцев

«частного бизнеса».

 

Не в накладе от «новаций», случившихся после возбуждения «дела про ОПГ» и вступления в должность госпожи Щербак, и другие участники похоронного рынка.

На суде в качестве свидетелей они «хнычут», что теперь тела, по-любому, нужно транспортировать не только на кладбище, но и в соседние морги на гигиенические и прощальные процедуры. А это – «неудобство», «трата времени», «дополнительные деньги». Но они не договаривают, что все это – из кармана родственников усопшего!

Услуги в среднем подорожали для рядовых омичей от 1,5 до 5-ти тысяч рублей. В зависимости от совести агентов и фактических обстоятельств захоронения.

Для горожан – это, безусловно, моральный и финансовый «минус», а для ряда бизнесменов-похоронщиков…

это «плюс»!

 

Странное, получается, уголовное дело.

Для омичей, для властей, для государства  – один жирный и со всех сторон «минус», а для тех, кто оказался «в теме» и «на волне» одной отдельно взятой «уголовки» - сплошные… «плюсы».

Это я еще не берусь углубляться в детали.

Например, на должность уволенной медрегистратора Клюевой в морг при «ГКБ №11» тут же пристроилась близкая знакомая Макарова-младшего, ранее судимая гражданка, «обкатанная» на аналогичной должности в «ГБ №1 им. Кабанова», где «сливки» с трупов снимает ООО «Дегелен» - еще один давний бизнес-партнер семейства Макаровых. Все – сходится, все – цепляется

одно за другое!

 

Есть информация, что в период возбуждения данного уголовного дела престижный джип «Тойота», принадлежащий учетчику Андрею Новожилову, неожиданно оказался в пользовании «свидетеля» Макарова. Обычная, скажете, сделка…

А как быть с тем, что гр. Щербак В.П., жалуясь суду на плохую, по ее мнению, организацию работы санитаров при заведующей Васильевой («сидели, ничего не делали»), устраивает к себе на ту же «подработку» сотрудников со станции «скорой помощи». Не для того ли, чтобы иметь возможность возить на госмашинах, но на деньги родственников и агентов предусмотрительно раздетые трупы из «своего» морга в иные ритуальные учреждения Омска?! Неплохой может быть по обороту

«бизнес-проект»!

 

Одним словом, разогнав с помощью силовиков команду прозектуры, которая слаженно выполняла не только свою профильную работу, но и кучу исследовательских и профилактических заданий по линии Минздрава,  кто-то искусно перераспределил финансовые потоки ритуального рынка Омска в своих интересах.

И эти «кто-то», публично засветившиеся, мною уже по Ф.И.О. выше поименованы. Конечно, не все. Я не исключаю, что есть и другие, более высокие «сферы интереса» и

«заказчики».

 

До того, как судья Сторожук отправился в совещательную комнату, я не хотел публично ворошить этот «серпентарий» и эту теневую сторону «уголовного процесса».

Да и подсудимые-защитники в своих выступлениях касались этих весьма пикантных обстоятельств достаточно бегло и «постолько-поскольку». Я склонен думать, что одни делали это из-за моральных принципов и воспитания, другие – исходя из Кодекса адвокатской этики. Как мне на днях «предъявил» один из членов Совета Адвокатской палаты Омской области, это вам, независимым журналистам, хорошо, ни за что не отвечаете, а у нас – ответственность за судьбу каждого клиентов.

Дескать, встанешь в позу по одному делу – по другим тебя самого «поставят на место», а твоих доверителей осудят «по беспределу».

Если это так, то почему по этому поводу до сих пор молчит корпорация и адвокатское сообщество? Может, поэтому такие «уголовные дела», более похожие на криминальные «бизнес-разборки», где сплошь торчат уши «людей в погонах» и аффилированных с ними лиц и фирм, заполонили суды Омска?! Может, поэтому от «крышевания» теневого бизнеса псевдосиловики перешли к откровенной манипуляции системой Правосудия?!

Не от нашего ли всеобщего страха и молчания…

Кабы чего не вышло.

 

Все, что здесь озвучено, видимо, не может быть положено в основу решения или внутреннего убеждения Суда, но может стать отправной точкой для интереса соответствующих компетентных органов.

Пусть даже или «даже пусть» за пределами Богом

забытого Омска…

 

«Взятка», «вымогательство», «шантаж», «общее покровительство» – все эти тяжкие по УПК РФ составы преступления значатся в обвинительном заключении, и все они были озвучены в представлении прокурора Марины Денищенко.

Нашло ли это подтверждение в рамках судебного следствия? По моему мнению, нет.

То, что по версии следствия поименовано «взяткой», на самом деле - обычная услуга, которую предоставляли санитары ритуальным агентам. По просьбе последних.

На самом деле и по Закону, этим должны были заниматься сами коммерсанты, но в силу специфики данной услуги (работу над телом умершего выдерживает далеко не каждый), сокращения своих организационно-временных затрат, а также из-за того, что многие изначально закладывали в «услуги морга» свою прибыль, то агенты сами были заинтересованы в том, чтобы эти манипуляции с усопшими делали профессионалы из числа санитаров (не важно, «МСЧ №9», «МСЧ №4», «ГБ №1», «ГБ№3» или «ГКБ №11»). И это не предположение. Это – истинный факт.

Например, те ритуальщики, кто хотел и имел возможность заниматься подготовкой тела к похоронам самостоятельно, сами этим и занимались. Им никто не чинил никаких препятствий.

И это нашло свое подтверждение в ходе судебного следствия.

В полной мере.

 

Если не было «взятки», то и рассуждать о ее возможных последствиях в виде «вымогательства», «шантажа» и «общего покровительства», думаю, излишне.

Другой вопрос, виновна ли и в какой степени заведующая Ольга Васильева - "лидер ОПГ"? Ведь она, как выражались все участники процесса, «не могла не знать о том, чем занимаются ее санитары».

Подсудимая и сама подтвердила – «Да, знала».

Но, во-первых, она не сидела, сложа руки, а в меру сил и положения пыталась урегулировать ситуацию. И, во-вторых, она старалась придать данной «специфике» работы омских моргов, которая появилась «задолго до нее», «помимо нее» и существует «после нее», какие-то приличные рамки.

В интересах своего коллектива, в интересах БУЗОО, в интересах тел усопших и

их родственников.

 

Странная ситуация и…. страшная!

В условиях явного правового вакуума, многолетнего бездействия Прокуратуры и Минздрава, врач Васильева взяла не только инициативу, но и сопутствующий ей сегодня «огонь». На себя.

Инициатива, как обычно, оказалась наказуема. А огонь – не праведный, а тот, от которого во все времена на кострах Инквизиции пострадало немало праведников. Но они нужны сегодня нашему «темному» обществу. Они востребованы. И «инициативы», и такие как «Васильевы».

Без них мы точно и все вместе окажемся скоро на самом дне. И не только

«по Горькому».

 

…Подсудимые в прениях свою вину не признали. Адвокаты их поддержали и высказали юридическим языком позицию, почему их клиенты не виновны.

Экс-заведующая Васильева от прений и последнего слова отказалась. Такое ощущение, что «лидер ОПГ» морально опустошена, выжата и пребывает в депрессии. Возможно, сказались события последних месяцев, когда одни ее «топили», а другие «на ура» превозносили ее деловые и человеческие качеств. Вторых было на порядок больше.

Но, сидя на скамье подсудимых, мало кому от хороших слов стало лучше. Хотя лучше поздно,

чем никогда.

 

Из выступлений подсудимых запомнилось обращение к суду врача Людмилы Михайловой.

- Ваша честь, нас обвиняют в том, что мы делили между собой деньги, которые заработали санитары за приведение тела умершего человека в достойный вид.

Может быть, я так воспитана, может быть, так у нас было заведено и поставлено в прозектуре, но я не имела никакого морального права претендовать на эти средства. Я прекрасно знаю, какой это тяжкий труд помыть покойника, насухо его вытереть, побрить, покрасить, поместить, куда нужно, памперсы, одеть и уложить в гроб. Без единой помарки на белоснежных деталях. Поверьте мне, это колоссальный труд. Я это знаю, потому как сама иногда брала подработку и ездила на квартиры.

И как Вы себе это представляете?! Ребята все это сделали, затратили силы и материалы, а я прихожу и говорю им – молодцы, давайте мою долю!

Так что ли?!

 

Логика в этом эмоциональном выступлении, действительно, присутствует, но как на нее можно ссылаться, если она, логика, отсутствует в... уголовном деле!

Попытаюсь изобразить абсурд обвинения с точки зрения математики. Такие попытки предпринимались адвокатами, но без ссылки на конкретные математические действия и их результаты. Давайте «посчитаем» коррупцию в морге БУЗОО «ГКБ №11» с середины 2015-го по март 2017-го, то есть, за инкриминируемый подсудимым

отрезок времени.

 

Четырем фигурантам вменяют 40 эпизодов получения взяток на сумму более 3 млн рублей.

Обозначенные в прениях гособвинителя сроки предполагаемого наказания в пределах от 8 до 9,5 – это еще не потолок санкций по данной статье УК РФ. Там вплоть до 12-ти лет «строгача».  Поэтому архиважно посчитать, чтобы взяточничество было как на ладони, в рублях и копейках.

Адвокат Николаев не счел за труд пересчитал все предъявленные ОПГ и его доверителю «трупы». Это в пределах 1300 тел за период в 20 месяцев (тоже в среднем).

Считаем сначала так, как считали силовики: 1300 тел умножаем на 2,5 тысячи рублей с каждого за некое «ускорение» (на самом деле - за «помыть-одеть») получаем 3 миллиона 250 тысяч рублей. Это – в среднем. Но это – солидная сумма для статотчетности органов правопорядка. По 800 тысяч рублей на каждый "нос"

члена "банды"

 

Но давайте раскинем эту сумму на то, как это было не в обвинении, а как оказалось в реальности, после завершения судебного следствия.

Для начала делим общее количество предъявленных к оплате тел на процент искажения, который был установлен в суде по каждому телу после сверки ФИО с информацией в журналах прозектуры.

Фемида установила, что следствие совершенно необоснованно включило в объем обвинения, так называемые, «домашние тела», которые после смерти не покидали пределов собственной квартиры. Есть тела, которые получали «иные лица», не поименованные в обвинительном заключении, есть тела, за которыми приходили родственники и за которые не бралось ни копейки денег. По отдельным позициям процент «брака» следствия доходил до… 43 %!

(см. по теме – «Качество расследования «преступления века» от УМВД… нагоняет тоску!» http://omsk-pravo.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=3007:2019-07-15-15-02-04&catid=185:astashkin)

Давайте, не будем утрировать, возьмем за основу средний процент искажения данных в 20%. Минусуем (1300 – 20%), остается в «активе» 1040 тел.

Но и это еще не предел. Как утверждают подсудимые, не все эти тела мылись и одевались ими. Какое-то количество (не установленное следствием) агентов отказывалось от данной услуги. По разным причинам. Мусульмане – потому что имеется специфика заворачивания в саван, иные фирмы – потому, что есть свои «санитары» в штате. Кто-то вез тело сразу в морг на Партизанскую, 20, где эту же услугу оказывали по той же цене. Понятно, что последние приготовления в «последний путь» лучше выполнить по месту последнего пребывания тела. Простите за вынужденную тавтологию.

Но нашему «следствию» все нужно разжевывать.

Досконально.

 

Отнимаем еще процентов 10 от общей массы тел, «подверженных» взяткам.

Остается 940 усопших. Пусть будет так. Но это уже не 3 млн 250 тысяч рубликов, а уже 2 млн 350. Считаем дальше. Делим гипотетическую сумму, полученную от «потенциальных клиентов», на количество месяцев (на 20), когда «промышляла банда». Выходит приработок «ОПГ» ежемесячно составлял 117,5 тысячи рублей. В принципе, если на одного – то не плохая сумма. Но считаем дальше. Делим месячный «теневой оборот» на 30 (дней), получаем около 4-х тысяч рублей. Это предполагаемый «левый» заработок санитаров.

В день.

 

Теперь прикинем совсем не сложную арифметику, которую суду изложила подсудимая Мокрухина - "старший санитар".

На питание четырех ее коллег уходило в среднем 500 рэ. В день. На приобретение памперсов, шампуней, расходных материалов (станки, лезвия, расчески, кисти, лак), пусть, еще 300 рублей на каждого ушедшего в мир иной. В день. А были еще: установка в прозектуре бойлера для бесперебойной подачи горячей воды, приобретение инструмента (дрели, болгарка, пилы), помощь коллегам (болезнь, смерть близкого, рождение, именины). Ну да, ладно, оставим все это на совести «правоохранителей».

Делим оставшиеся 3,2 тысячи на все тех же четырех санитаров и получаем «итого всего»: 800 рублей. В день. Это и есть их сверхдоход за адски сложный труд?! Не густо.

Извините, забыл, что из этих денег еще нужно было отдать «долю» заведующей и врачу. Если на всех поровну, то получится еще меньше – по 500 рублей с копейками. Но ведь иерархия, ОПГ, банда. Значит, по «тыще» наверх, а себе остается всего-то рублей по 300… А ведь еще есть регистратор, без него ускорения не будет, другие врачи, лаборант, главврач. Если раскидать "мзду" на всех, то выйдет рублей по 50 на брата. Не солидно для ОПГ. И для УЭБиПК со Следкомом как-то мелковато будет. Зато какой был пиар в СМИ. Смех, да и только.

Честно говоря, странная коррупция. Такой форме «левого» заработка и завидовать-то

не хочется…

 

Сможет ли наша омская Фемида во всем этом конгломерате социальных, правовых, межличностных и коррупционных проблем отделить «зерна от плевел», высказать позицию, которая соответствует государственному подходу и уровню осмысления, интересам общества и населения?!

Так сформулировать вердикт, чтобы само его существование заставило власти на каждом из уровней озадачиться не поиском «соринки в глазу» у граждан, а ликвидацией своего «бревна» проблем.

Хочется верить…

 

Я не смею забегать дальше и вперед оглашения приговора, но, видит Бог, хочется хоть в чем-то в Омске услышать и увидеть позитив.

«Плюс» не для «узкой группы лиц», которая и так уже пребывает в «наваре» (Щербак – при должности, Шрейнер и Лунев – ждут повышения за раскрытие «преступления века», Макаров – кроме «Ланд Краузера» прикупил еще квартиру в Сочи, Новожилов – по-прежнему пребывает на свободе), а для всех остальных.

Для омичей.

(см. по теме: В омских судах может случиться… «сумрачный 37-ой год»!?!?! http://omsk-pravo.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=3044:2019-09-03-16-45-55&catid=185:astashkin)

Потому как, за всеми этими дутыми томами уг/дела видится даже не криминал, не «передел рынка», не абстрактные «пробелы законодательства», а судьба четырех вполне конкретных человек, их семей, их детей, их внуков, планов, реализаций, их здоровья, их веры в торжество Правосудия и в Закон.

Это как последний бой.

Это как проверка нашего общества на состоятельность, на здравомыслие, на останки чувства меры и справедливости. В конце концов, это как воззвание к инстинкту самосохранения нации.

Ведь если после слов «это – диверсия!» общество продолжает слепо «давить на педаль газа» репрессий, уничтожая лучших, то у него…

нет будущего!

(продолжение следует…)

Александр Грасс,

независимый журналист,

специально для авторского блога на Омск-право.ру

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.

Последние статьи
prev
next

Выступление Александра Грасса на региональных праймериз

Омичи ежедневно десятки раз спрашивают о моих взглядах. Политических, экономических, социальных, жизненных. Безусловно, одной фразой здесь не ограничишься, а времени

Читать далее

Для того и кремний, чтобы проверить нас на прочность

«У нас вчера вечером расклеили листовки по всем подъездам, что, оказывается, за нашими домами за Стрельникова (я живу на Заозерной) на

Читать далее

ЗАДАЙ ВОПРОС

ПРОФЕССИОНАЛУ

бесплатно!

- заполни заявку

Добавить информацию
в банк данных

- адвокат
- юрист
- организация

Рейтинг "ТП"

ДАЙ СВОЮ ОЦЕНКУ…

СУДЬЕ
ПРОКУРОРУ
ПОЛИЦЕЙСКОМУ
АДВОКАТУ
НОТАРИУСУ
ЮРИСТУ
ПРАВОЗАЩИТНИКУ
АРБИТРАЖНОМУ УПРАВЛЯЮЩЕМУ
ЧИНОВНИКУ
СУДЕБНОМУ ПРИСТАВУ
НАЛОГОВОМУ ИНСПЕКТОРУ

Добавить Персону

Обратная связь

Ваше мнение

Почему чиновники игнорируют Закон?

Дискуссии