logo
Баннер
Баннер

От первого лица

Александр Грасс
тел: 606377, 89083193173
Задать вопрос

Подробнее

prev
next

«Самозанятость» как форма коррупции?!

Задавшись вопросом в столь необычной постановке (он вынесен в заголовок статьи), мы не преследуем цель кого-то опорочить, посеять сомнение

Читать далее

Народный ответ – «дорожному беспределу»

Мне понравилась рубрика «народные новости», точнее ее направленность. Что-то из серии «защити себя сам». Действительно, сегодня многие на себе ощущают

Читать далее

Кто «кошмарит» омскую экологию?!

Ежегодно пятого июня отмечается Всемирный день окружающей среды или, как принято называть его, День эколога. В мире его празднуют с

Читать далее
Баннер

Проголосовать

Как Вы считаете, Вам нужен персональный адвокат?

Объявление

Ю Р И Д И Ч Е С К И Й

А У Т С О Р С И Н Г

(юридическое обслуживание

организаций)

за 5 000 рублей в месяц

тел.: 8-913-972-45-99

добавить объявление


Гражданское общество

Знаете ли Вы своего депутата?

Партнеры

ОКНА ПВХ, ЖАЛЮЗИ, ЛОДЖИИ

Выезд специалиста, замер, рекомендации, дизайн.
Защита прав потребителя. Гарантия качества.
тел: 8-913-966-39-22

Подробнее о размещении рекламы.

«Cамоучка» из ГИБДД, похоже, что-то «немножко попутал»…

+ 45
- 5

Показания сотрудника ДПС в резонансном судебном процессе о ДТП с участием «маршрутки» и двумя жертвами на трассе Омск-Черлак еще больше… запутали уголовное дело!

Мы продолжаем освещать ход судебного разбирательства в Омском районном суде по делу водителя Александра Дорохова (№1-276/2018, судья Татьяна Порсик, см.

https://omskiycourt--oms.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&srv_num=1&name_op=case&case_id=105261022&result=1&delo_id=1540006&new=), обвиняемого следствием в том, что «3 июля 2017 года на 22/23-м км. трассы Омск-Черлак, будучи за рулем «маршрутного такси» Ford, допустил на полосе движения встречного транспорта столкновение с грузовым автомобилем Mitsubishi Canter», повлекшее по формулировке соответствующей статьи УК РФ (ч.5, ст.264) «по неосторожности смерть

двух и более лиц».

Процесс проходит в живом и насыщенном режиме. Судья Татьяна Порсик, похоже, уделяет этому уголовному делу если не особое, то даже визуально зримое профессиональное внимание.

По уровню концентрации, по соблюдению процедуры, по степени проникновения в детали, в слова и формулировки, по количеству и глубине вопросов. И, видимо, это заметно не только представителям СМИ, но и всем

участникам тяжбы.

Тем не менее, разбирательство из «громкого» плавно дрейфует в разряд «резонансных». Похоже, это витает в воздухе.

Так, в процесс вошли еще два процессуально самостоятельных лица. Это Общественный защитник со стороны обвиняемого Дина Чулковская, как нам удалось выяснить, в повседневной жизни специалист по вопросам трудового права и кадрового обеспечения, и это юрист Ирина Масорова, которая по доверенности будет теперь представлять интересы Натальи Мотковой,

одной из потерпевших.

«Укрупнение» числа действующих лиц случилось в разные судебные заседания, но наша подробная публицистическая хроника событий и редакционные возможности, увы, не поспевают за реальностью.

Впрочем, строго следуя за фабулой судебного следствия, мы, видимо, будем вынуждены где-то «забегать вперед», а где-то и «отвлекаться в экскурс», чтобы каждый материал, с одной стороны, касался какого-то конкретного «куска» процесса, а, с другой,  был самодостаточным, прежде всего, для

читательского восприятия.

После свидетеля обвинения Юрия Бондаренко, который, по мнению редакции, «в пух и прах разнес следствие», после водителя Валерия Соловьева, второго участника ДТП, сидевшего за рулем грузовика, в зале суда появился сотрудник ДПС Омского района Владислав Ильяшевич.

Это вокруг его «черной» и «чистовой» схем еще на стадии предварительного следствия разгорелась самая настоящая баталия. Защита обнаружила в документах массу разночтений, несоответствий, грубых нарушений. А в довершении было вообще заявлено о фальсификации материалов уг/дела. В частности, составленной ДэПээСником Ильяшевичем

«черновой» схемы.

Учитывая, что страсти в судебном процессе, а, скорее всего, и вокруг него набирают обороты, постараемся быть ближе к оригиналу Протокола с/заседания.

Свидетель обвинения (представляется): Ильяшевич Владислав Петрович (фамилию не расслышала точно) Сотрудник ДПС (если быть точными - инспектор ОГИББД ОМВД России по Омскому району - ред.).

Прокурор Сергей Порошин: Поясните, что Вам известно по факту ДТП. Что произошло? Где произошло?

Свидетель Ильяшевич В.П.: Я помню, что на Черлакском тракте. Автобус и два японских автомобиля. По-моему, «воровайки». Столкнулись на Черлакском тракте. Примерно, больше года тому назад. По-моему, было лето 2017 года. Тепло было. Мне известно, что автобус Форд с пассажирами двигался по маршруту со стороны Черлака в сторону Омска. И совершил столкновение сначала с одним автомобилем, затем с другим. При этом погибло 2 человека. Так же было оторвано две конечности. Сообщение поступило из дежурной части. По-моему, во второй половине дня. Там по прибытию были еще экипажи. Трассовые. Начальник ГАИ там был. Много было народу.

Прокурор С.П.Порошин (живо интересуется):

- Всех помните?

Свидетель Ильяшевич: - Всех-то я не помню. Со своего помню. Там еще со Следкома были, с Прокуратуры были. Видел, что с левой стороны, если из Черлака ехать, стоит Форд. Стоял японский автомобиль. И на противоположной стороне еще один автомобиль. Из него кирпич или гравий высыпался. Точно не могу сказать. Также на проезжей части была часть кисти и что-то еще было. Точно не помню.

Прокурор: - Фрагмент кисти на какой полосе движения валялся?

Свидетель Ильяшевич: - Не скажу. При осмотре места происшествия, если ехать со стороны Омска, имелось как скрежет. Как колесо на Форде то ли оторвало, то ли резина разулась по ходу его съезда в кювет, скрежет на асфальте шел от этого колеса, левого. После столкновения с каким-то из этих автомобилей. То есть, Форд выехал на полосу встречного движения. Далее я составил схему по поручению Лихтенберг. Это следователь. После чего из «черновой» схемы переносилось на «чистовую».

Прокурор: - Как устанавливали место ДТП?

Свидетель Ильяшевич: - Во-первых, со слов водителей. По-моему, одного водителя тогда увезли. С повреждений на проезжей части. Полоса скрежетания Форда была в месте, где он первый раз ударился. Или второй раз ударился. Я уже не помню точно. Я не помню, кто первым из грузовиков ударился.

Прокурор: - Какие еще были осколки от транспортных средств?

Свидетель Ильяшевич: - Осыпь. Мелкая осыпь от удара транспортных средств. Она находилась в том месте, где Форд начал чертить колесом. И еще в том месте, где он касался со вторым грузовичком. Вот в кузове грузовичка, который со стороны Омска ехал, мы нашли чей-то сотовый телефон. Это из руки, чью руку оторвало, скорее всего, туда и улетел.

Прокурор: - Этот автомобиль двигался первым или вторым?

Свидетель Ильяшевич: - Не буду врать, не помню. Водитель показал, что там лежит.

Прокурор: - На момент, когда Вас следователь допрашивал, Вы лучше помнили обстоятельства произошедшего?

Свидетель Ильяшевич: - Ну, вот так – в общих чертах. В настоящий момент я помню обстоятельства. Только не помню, с кем он столкнулся первым. Который на правой обочине или который стоял на «встречке».

Прокурор: - Как Вы поняли, где место столкновения?

Свидетель Ильяшевич: - Ну, там борозда была от колеса. То ли оторвало, то ли разулось. Именно со «встречки». Она не прерывалась. Она прервалась только, когда асфальт закончился.

Прокурор: - По составлению схемы ДТП. Кто измерял?

Свидетель Ильяшевич: - Были 2 понятых со мной, я и следователь Лихтенберг. А еще два водителя были со мной. Замеры я производил. Ну, и с рулеткой то ли водитель был, то ли понятой. Точно не помню.

(От редакции: ранее и позже выступающие свидетели дают типичные показания, что «следователя Лихтенберг при участии в замерах, в осмотрах ТС не было». Более того, те свидетели обвинения, которые пытаются подтвердить протоколы своих прежних показаний, даже представления не имеют какого пола следователь с экзотической фамилией «Лихтенберг»)

Прокурор: - Километровые столбы там стояли? Вы расстояние от них мерили?

Свидетель Ильяшевич: - Да. Скорее всего, от них. Расстояние не помню…

Прокурор: - Составили в «черновом» варианте. Когда составили в «чистовом»?

Свидетель Ильяшевич: - После подписания понятыми и водителями. После объяснения, где что произошло. При этом водители и понятые присутствовали.

Прокурор: - «Чистовой» вариант Вы составляли в автомобиле?

Свидетель Ильяшевич: - Да.

Прокурор: - При этом все присутствовали?

Свидетель Ильяшевич: - Да. Все стояли на улице. Было показано, что все перенесено. Все расписались.

Прокурор: - По разнице Вы можете пояснить? Указанной, в «черновом» и в «чистовом»…

Свидетель Ильяшевич: - Что-то такое было, но я не могу пояснить. Где-то я ошибся немного, по-моему, в размере. Точно не помню.

Прокурор: - А почему ошиблись?

Свидетель Ильяшевич (похоже, смущается): - Точно не помню.

Прокурор: - Ну, какай фактор сыграл?! Вы еще какие-то дорожные происшествия в этот день разбирали? (мне кажется, это был наводящий вопрос – Добробабина А.)

Свидетель Ильяшевич: - Да. В этот день было три. Да, три ДТП с пострадавшими. Мы приехали… Это у нас было третье или второе ДТП.

Прокурор (живо): - Из-за этого Вы точно не можете сказать?

Свидетель Ильяшевич (в тон гособвинению, как эхо): - Точно не могу сказать…

Прокурор: - Не возражаете против оглашения Ваших показаний в ходе предварительного следствия. Не будешь возражать?

Свидетель Ильяшевич: - Не буду.

Прокурор Порошин (выдает что-то среднее между полуразрешением – полупросьбой в адрес судьи Порсик): - Можно огласить…

Судья Татьяна Порсик: - Хочу напомнить, что УПК РФ у нас содержит исчерпывающий перечень оснований для оглашения. Какие основания?!

Прокурор: - Существенные противоречия. Не помнит ни дату, ни километраж…

Судья Порсик: - Я также хочу напомнить, что оглашение может быть только после того, как все участники процесса зададут свои вопросы…

Фемида выяснив, что у обвинения вопросы к свидетелю исчерпаны, дает слово оппонентам. В процесс вступает представитель Александра Дорохова, адвокат Игорь Мосензов.

Адвокат: - Скажите, что значит «ошибся»?! В чем это выражалось? Это не правильные замеры или не точные иные исходные данные…

Свидетель Ильяшевич (заметно погрустнев): - Не могу пояснить…

Адвокат: - Скажите, с точки зрения составления протокола лицами, которые подписались в «черновой» схеме, в «чистовой», они были согласны с вашими замерами?

Свидетель Ильяшевич (приободрившись): - Ну, конечно. Они со мной ходили все вместе. Да и Бондаренко ходил со мной вместе.

Адвокат: - Кстати, про Бондаренко. В какой момент он появился? Может быть, он был в начале?

Свидетель Ильяшевич: - Я, вообще, не знал, что он «Бондаренко». Какой-то мужчина все лез и лез. Все тыкал меня, как того котенка: «Вы не так делаете», «Вы не то делаете»... Потом только я узнал, кто он.

Адвокат: - А как он «лез»? Может быть, он чем-то не доволен был?

Свидетель Ильяшевич: - Он говорил, что вины его водителя нет. Потом я показал ему, вот видите, сколы, запчасти. Что они находятся на полосе встречного движения. То есть, Форд выехал на полосу встречного движения. Он был с этим не согласен.

Адвокат: - Может, он просил что-то зафиксировать?

Свидетель Ильяшевич: - Что он говорил фиксировать, все фиксировалось…

Адвокат: - А по поводу колес на одной из «вороваек» не возникало никаких вопросов? Составлялись ли какие-то протоколы в отношении водителя?

Свидетель Ильяшевич: - По-моему, составлялись. Какие не помню. Ну, посмотрите весь материал…

Адвокат: - На проезжей части в районе столкновения ТС имелись ли какие-либо иные борозды, царапины? Кроме той, которая вами зафиксирована…

Свидетель Ильяшевич: - Нет. Она была, прям, свежая. Она шла, прям, от Форда. Ну, может быть, старые какие-то были. Но она была свежая, как будто ее процарапали только что…

Адвокат: - Вы на схеме зафиксировали, прям, одну только полосу?!

Свидетель Ильяшевич: - Ну, так она одна была свежая. Полосы, которые трещины асфальта, я не имею в виду. А именно скрежетание колеса о дорогу одно было…

Адвокат: - Вы же понимаете, что я вас об этом спрашиваю не просто так…

Свидетель Ильяшевич: - На схеме она у меня одна нарисована.

Адвокат: - Она не одна нарисована. Вот в чем вопрос-то. Зафиксировано, как минимум, две. Пояснить не можете?

Свидетель Ильяшевич (молчит)…

Адвокат: - Скажите, а вот в ваши обязанности входит при ДТП с тяжкими исходами схему делать?

Свидетель Ильяшевич: - Если по ходатайству следователя.

Адвокат: - А перед кем он должен ходатайствовать?

Свидетель Ильяшевич: - То есть, не по ходатайству, а с его слов. По его указанию. Мы вместе ее составляем.

Адвокат: - Скажите, а насколько Вы считаете себя правомочными в схеме ДТП ставить крестик, если в протоколе место ДТП указано координатами? Я возвращаюсь еще раз к своему вопросу: в Ваших полномочиях место ДТП определять?!

Свидетель Ильяшевич: - У следователя входит. Мы составляли, вместе со следователем ходили. Т.е. мне показывали «вот здесь», «вот здесь». Я только фиксировал…

Адвокат: - То есть, Вы по определенному набору признаков определяете место ДТП?

Свидетель Ильяшевич: - Ну, а как?

Адвокат: - То есть, Вы, ставя «здесь» или «там» точку или крестик, тем самым берете на себя решение юридических вопросов?

Свидетель Ильяшевич: - А как я должен был их решать??! Видите, борозду? Она оттуда образуется. Образуются сколы. Осыпается грязь. Со слов водителей…

Адвокат: - Вы настаиваете, что в полномочие группы входит определение места происшествия?

Свидетель Ильяшевич: - Да, я считаю, что входит. А как мы должны рисовать схему? Вы, наверное, хотите сказать про «трасологию»?

Адвокат: - Да, я хочу спросить, Вы познания в «трасологии» какие-то имеете? Учились где-то?

Свидетель Ильяшевич: - Да. Имею. Я самоучка. Я еще раз говорю, следователь указал, я сделал.

Адвокат: - Хорошо. Давайте так. Место столкновения как Вы определили?

Свидетель Ильяшевич: - Я уже говорил. По осыпи осколков. Со слов водителей.

Адвокат: - То есть, Вы настаиваете, что в полномочие группы входит определение места столкновения?

Свидетель Ильяшевич: - Ну, так, пожалуйста. Есть же служба трасологии...

Адвокат: - И я о том же. Я считаю, что Вы должны зафиксировать место положения этих мелких осколков, опросить водителей, сделать замеры и занести это все в Протокол. А уже место происшествие на основе данных должен определить эксперт, обладающий специальными познаниями…

Свидетель Ильяшевич: - В первый раз такое слышу, что я не имею право определять место происшествия. Мы же не обвиняем никого…

(При последней реплике полицейского у обвиняемого, у слушателей и у свидетеля Бондаренко заметно округляются глаза. Ведь именно схема ДТП от сотрудника ДПС является «камнем преткновения» в этом уголовном деле – Добробабина А.).

Судья Порсик (разряжая атмосферу): - Он уже это сделал. И пояснил причины, почему он это сделал…

Адвокат: - Далее у меня вопросы по схеме.

Судья Порсик: - Хочу и Вам напомнить, что вопрос об оглашении у нас разрешится только после того, как все участники процесса зададут свои вопросы.

Адвокат: - Вопросы как раз о несоответствии размеров с базовыми…

Свидетель Ильяшевич: - Простите, как понять «размеры не совпадают с базовыми»?

Адвокат: - Если базу автомобиля возьмем, например, в 4 метра.

Свидетель Ильяшевич: - Привязывается к краю дороги передняя и задняя ось…

Адвокат: - Тогда, получается, что здесь не правильно привязано…

Свидетель Ильяшевич (повышая голос, обиженно): - А Вы, вообще, брали в руки рулетку? Взяли бы, да измерили. А потом про математику говорили.

Адвокат: - Так, почему-то туда не я выехал, а Лихтенберг и Вы. И два трупа там имеется.

Свидетель Ильяшевич: - Так жалко, что Вы с нами не поехали…

Адвокат: - Я бы с удовольствием поехал.

Судья Порсик: -  Давайте будем друг к другу корректны. Защита, задавая вопросы, выполняет свою функцию…

(но председательствующую сцепившиеся в перепасовке стороны как будто не слышат и продолжают спорить)

Адвокат: - Я понимаю, что это очень сложно. Но в данном случае у нас, получается, человек с предъявленным обвинением сидит на скамье подсудимых. Я понимаю, что я бы с рулеткой там бы, вообще, ничего не сделал. Поэтому там находились другие. И следователь, наверное, не так просто Вас просит…

Судья Порсик: - Давайте к вопросам. Перепалку мы вашу закончим.

Адвокат: - Тогда оставшиеся вопросы после оглашения, так как вопросы связаны со схемой.

Свидетель Ильяшевич: - Давайте, вы меня допросите в первую очередь. Я после смены. Уже двое суток на ногах. Вы же отпустите меня потом?

Судья Порсик: - Мы Вас и так допрашиваем первым. Дайте мы Вас закончим допрашивать.

К реализации своих процессуальных прав приступает Общественный защитник Дина Чулковская:

Защитник: - Скажите, если в схеме ДТП имеет место такая ошибка в расстояниях. Эта «разница» могла повлиять на место столкновения? Если Вы говорите, «попутали немножко»...

Свидетель Ильяшевич: - Вы имеете расстояние от транспортных средств до места ДТП, то нет. Место ДТП не привязано к ним.

Защитник (иронично): - Понятно, что ничего не понятно. Насколько я знаю, что когда составляется схема ДТП, то в схеме расписываются участники ДТП. Ознакомились Бедненко и Соловьев. А почему со стороны Дорохова никого не было?

Свидетель Ильяшевич: - Я повторяю, что я только потом узнал, что Бондаренко имеет отношение к Дорохову…

Защитник: - Скажите, а какие-то детали, фрагменты могли ли кем-то убраться с места происшествия?

Свидетель Ильяшевич: - Дело в том, что когда мы приехали, там уже был народ. Поэтому не могу сказать, могло ли что-то убраться или пододвинуться.

Защитник: - Вот Вы сказали, что первая «воровайка» ехала с каким-то грузом.

Свидетель Ильяшевич: - Может быть, первая, может, вторая. Не могу точно сказать.

Защитник: - Вами составлялся протокол административного правонарушения на этот автомобиль?

Судья Порсик: -  Свидетель уже отвечал на этот вопрос.

Защитник: - Вы помните, на каком автомобиле была разная резина?

Судья Порсик: - Вы сформулировали вопрос, который содержит в себе ответ. Я думаю, надо выяснять наличие факта самого, как такового…

Свидетель Ильяшевич: - Сейчас не скажу.

Судья Порсик: - Давайте, будем избегать наводящих вопросов, прежде всего, которые в себе уже содержат ответы.

Больше вопросов у сторон не было. Но они были в избытке у Фемиды.

Судья Порсик: - Свидетель скажите, на месте ДТП Вы осуществляли фото и видео фиксацию?

Свидетель Ильяшевич: - Да. Она находится в базе у нас.

Судья Порсик: - Она к материалам дела приобщалась? Меня интересует видеофиксация…

Свидетель Ильяшевич: - Видео нет. Мы выкладываем все фото, там делается 4 фото, и все материалы при составлении ДТП.

Судья Порсик: - А известно вам, Все ли материалы приобщены?

Свидетель Ильяшевич: - Не могу сказать. Не я материалы готовил. Кто готовил, не могу сказать. У нас две девочки там…

Судья Порсик: - Правильно я Вас поняла, все фотоматериалы у вас есть в базе?

Свидетель Ильяшевич: - Там 4-е фото, схема и все материалы, которые на месте составляются.

Судья Порсик: - Четыре фото делаете только?! А что фотографируете-то?

Свидетель Ильяшевич: - Место ДТП с четырех сторон. Фото делал я.

Судья Порсик: - По-вашему мнению, кто оставил борозду на асфальте?

Свидетель Ильяшевич: - Форд… (похоже, пытаясь сбить прицел Правосудия) А еще по фото, мы еще фотографируем водительское все там, салон, спидометр…

Судья Порсик (тщательно фиксируя в своих бумагах все ответы свидетеля): - Через какое время Вы прибыли на место ДТП?

Свидетель Ильяшевич: - Примерно, через 15-20 минут. Из «дежурки» нам через минут 15 сообщают только. Ну, и то, скорее всего, сообщают в «скорую», а «скорая» уже сообщает нам…

Судья Порсик: - Когда Вы прибыли на место, Бондаренко уже находился там?

Свидетель Ильяшевич: - Я говорю, что там было много народу, а я потом уже узнал кто он…

Судья Порсик: - Вы в своих показаниях только что говорили, что «ходил и тыкал».

Свидетель Ильяшевич: - Я говорю, что сначала не видел. А когда мы снимали размеры, ходил мужчина и тыкал «туда – сюда». Он ходил, то привяжите, это. И то я сначала не знал, что это Бондаренко.

Судья Порсик: - Как он потом себя обозначил? Когда вам это стало известно и от кого?

Свидетель Ильяшевич: - Он себя никак не обозначил. От кого стало известно, не помню. То ли от сотрудников стало известно, что он владелец маршрутки, то ли еще от кого-то…

Судья Порсик: - В какой момент это стало известно?

Свидетель Ильяшевич: - Это уже в конец там. При составлении схемы ДТП. Потому что у меня с ним перепалка была, потому что он везде лез. А потом мне сказали, кто он такой...

Судья Порсик: - В Вашем присутствии кто-нибудь из лиц перемещал какие-либо осколки. Может, сотрудники…

Свидетель Ильяшевич: - Я лично не видел. Если, допустим, кто-то что-то передвигал, например, бампер. А следы-то, осыпь ее никак не передвинешь. И масляные эти потеки никак не передвинешь…

(Новая деталь привязки ДТП к конкретному месту живо заинтересовала председательствующую)

Судья Порсик: - А где побежало масло?

Свидетель Ильяшевич (видимо, осознав, что словами здесь не разбрасываются, тут же идет на попятную): - Я не помню, побежало ли... Я имею ввиду, при столкновении обычно пробивается картер, выливается масло, жидкости на дорогу…

Судья Порсик: - Обильная осыпь, где находилась?

Свидетель Ильяшевич: - На дороге, на «встречке», наверное. Я просто не помню, где он ударился.

Судья Порсик: - Место столкновения со вторым автомобилем как определили?

Свидетель Ильяшевич: - Также осыпь осколков, со слов водителей и течь жидкостей.

Судья Порсик: - Почему после того, как вы узнали, что Бондаренко является владельцем, не привлекли его к составлению схем?

Свидетель Ильяшевич: - Схема уже была составлена в этот момент.

Судья Порсик: - Тогда почему не внесли его замечания, исправления?

Свидетель Ильяшевич: - Замечания вносились, когда он ходил за мной. «Привяжите то!», «привяжите это!». Все вносилось в схему.

(Опять перехватываю «круглые глаза» отдельных участников процесса. Понимаю. Действительно, как можно одновременно «узнать кто такой Бондаренко» уже после того, как «были составлены схемы ДТП», а его замечания в статусе «постороннего гражданина», вносить туда… загодя! Не срастается… - Добробабина А.)

Судья Порсик: - Были ли у него замечания к месту ДТП?

Свидетель Ильяшевич: - По-моему, да. Потому что я подошел к нему и все объяснил. Но он имел в виду, что место столкновения находилось на полосе движения грузовика.

Судья Порсик: - Почему вы не согласились с его высказыванием?

Свидетель Ильяшевич: - А почему я должен соглашаться?! Его высказывания не соответствовали. Потому что он пытался… себя… прикрыть….

Судья Порсик: - Простите, что он пытался?

Свидетель Ильяшевич: - Ну, пытался уйти от ответственности. И обвинить других лиц. Там, по-моему, свидетели были, что касание было с грузовиком, было вскользь…

Судья Порсик: - С каким?

Свидетель Ильяшевич: - Не знаю. Я не помню, с кем столкнулся первым. Вроде бы, там были свидетели с «воровайки», которые видели, как это все произошло…

Судья Порсик: - А вот на том месте, на которое указал Бондаренко, как на место ДТП, были ли какие-то признаки столкновения?

Свидетель Ильяшевич: - Я точно не помню Мне надо схему посмотреть. Я больше скажу.

Реплика-вопрос защитника Д.П.Чулковской: - Со слов Бондаренко Вы не стали вносить данные в схему, а вот показания по слов водителей «вороваек» Бедненко и Соловьева вы учли. Почему вы сторону Дорохова не учли? Вы что тогда действовали исключительно в интересах Соловьева и Бедненко?!

Свидетель Ильяшевич: - При чем тут они? Но ведь Бондаренко не было в момент совершения ДТП. Если бы водитель был, то он бы и показал свое мнение. А Бондаренко, например, приехал через час после ДТП и еще может высказывать свое мнение?

Защитник: - Скажите, а еще следы от покрышек были?

Свидетель Ильяшевич: - Не помню.

Адвокат Мосензов: - Вот вы говорите про очевидцев. А к вам кто-то подходил и говорил, что «я вот видел»?

Свидетель Ильяшевич: - Я могу путать с другим ДТП. Там были те лица, которые расписались.

Защитник: - А как вы думаете, водители Соловьев и Бедненко могли давать вам ложные какие-либо сведения. Например, себя выгораживать…

Свидетель Ильяшевич: - Что человек говорит, то я и пишу. А место ДТП я уже смотрю сам. Мало ли, кто что скажет…

Защитник: - А следователем Лихтенбергом место ДТП осматривалось?

Свидетель Ильяшевич: - Да.

Судья Порсик: - Свидетель, скажите, если бы показания не совпадали со следами, расположенными на проезжей части, каким образом бы вы тогда определили место происшествия?

Свидетель Ильяшевич: - По осыпи осколков, по течи. Их же нельзя куда-то перенести.

Судья Порсик: - А в данном случаи вы как определили?

Свидетель Ильяшевич: - Ну, вот они стукнулись, колесо отлетело, разулось. Пошло место скрежетания. Вот одно место. Также, как и везде.

Логика процесса требовала, просто «вопила» об оглашении показаний и об обозрении схем ДТП. Все участники единодушно

«не возражают».

Показания оглашаются. Предъявляются схемы ДТП и фото. Все участники процесса подходят к столу судьи, исследуется и обозревается одна, вторая, третья схемы ДТП. Но свидетель, составляющий, как минимум, две из них, так и не может пояснить, откуда на них взялся… второй след скрежетания!

Для того, чтобы свидетелю освежить восприятие, просмотрена видеозапись, сделанная на месте ЧП тем самым, «проигнорированным», свидетелем Ю.Ю.Бондаренко. Но ясности в память сотрудника ДПС и это не вносит. При этом выясняется, что часть фото, сделанные свидетелем,… не приобщены к уголовному делу! Хотя соответствующее ходатайство в свое время и в полном объеме было удовлетворено

следователем Осадчим.

После того, как две борозды предстали перед свидетелем В.П.Ильяшевичем «в полный рост», стал выясняться вопрос «в результате чего была (или могла быть) оставлена борозда от «Мицубиси Кантер»? Почему этот  важный момент не обсуждался и не принимался в расчет при составлении схем ДТП,

не понятно.

Свидетель Ильяшевич предположил, что после удара у «воровайки» было оторвано колесо, «морду» автомобиля приподняло вверх, и после этого произошел второй удар.

Версия, так себе. Но, впрочем, предполагать теперь сотрудник ДПС может все, что угодно, только для рассмотрения существа дела это не имеет ровным счетом никакого доказательного значения. Нужно было своевременно, профессионально и без купюр делать свою работу. От которой, если что, зависят судьбы людей, семей, детей. Вопрос про «доверие омской полиции» предусмотрительно

опустим…

В какой-то момент сотрудник ГИБДД вконец разнервничался и заявил, что из него «в суде просто выбивают показания».

Правда, потом сотрудник УМВД взял себя в руки, поправился и даже извинился. Спокойно обозрев все фото, свидетель так и не смог внятно пояснить происхождение второй борозды, которую ни понятые, ни инспектор, ни следователь, находясь 3-го июля 2017-го года между 22-ым и 23-им км федеральной трассы Омск-Черлак,

не видеть не могли.

Допрос ДэПээСника длился почти 2 часа, но многое так и осталось за пределами пояснений «свидетеля В.П.Ильяшевича». А, казалось бы, по материалам уг/дела, основного и беспристрастного (судя по занимаемой им должности)

действующего лица.

(продолжение следует…)

Анастасия Добробабина, Александр Грасс,

из зала Омского районного суда Омской области

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.

Последние статьи
prev
next

Выступление Александра Грасса на региональных праймериз

Омичи ежедневно десятки раз спрашивают о моих взглядах. Политических, экономических, социальных, жизненных. Безусловно, одной фразой здесь не ограничишься, а времени

Читать далее

Для того и кремний, чтобы проверить нас на прочность

«У нас вчера вечером расклеили листовки по всем подъездам, что, оказывается, за нашими домами за Стрельникова (я живу на Заозерной) на

Читать далее

ЗАДАЙ ВОПРОС

ПРОФЕССИОНАЛУ

бесплатно!

- заполни заявку

Добавить информацию
в банк данных

- адвокат
- юрист
- организация

Рейтинг "ТП"

ДАЙ СВОЮ ОЦЕНКУ…

СУДЬЕ
ПРОКУРОРУ
ПОЛИЦЕЙСКОМУ
АДВОКАТУ
НОТАРИУСУ
ЮРИСТУ
ПРАВОЗАЩИТНИКУ
АРБИТРАЖНОМУ УПРАВЛЯЮЩЕМУ
ЧИНОВНИКУ
СУДЕБНОМУ ПРИСТАВУ
НАЛОГОВОМУ ИНСПЕКТОРУ

Добавить Персону

Обратная связь

Ваше мнение

Почему чиновники игнорируют Закон?

Дискуссии

Нет сообщений для показа