logo
Баннер
Баннер

От первого лица

Александр Грасс
тел: 606377, 89083193173
Задать вопрос

Подробнее

prev
next

«Самозанятость» как форма коррупции?!

Задавшись вопросом в столь необычной постановке (он вынесен в заголовок статьи), мы не преследуем цель кого-то опорочить, посеять сомнение

Читать далее

Народный ответ – «дорожному беспределу»

Мне понравилась рубрика «народные новости», точнее ее направленность. Что-то из серии «защити себя сам». Действительно, сегодня многие на себе ощущают

Читать далее

Кто «кошмарит» омскую экологию?!

Ежегодно пятого июня отмечается Всемирный день окружающей среды или, как принято называть его, День эколога. В мире его празднуют с

Читать далее
Баннер

Проголосовать

Как Вы считаете, Вам нужен персональный адвокат?

Объявление

Ю Р И Д И Ч Е С К И Й

А У Т С О Р С И Н Г

(юридическое обслуживание

организаций)

за 5 000 рублей в месяц

тел.: 8-913-972-45-99

добавить объявление


Гражданское общество

Знаете ли Вы своего депутата?

Партнеры

Следователь СКР рассказала суду, как… фабриковала дело!

+ 41
- 4

У экс-сотрудницы омской полиции из ОП-6 это произошло "в первый раз" сразу после перехода на работу в Следком, но как само собой разумеющееся…

Никогда не думал, что такое я могу услышать и лицезреть воочию в федеральном суде. Из уст бывшего офицера полиции, а теперь следователя СКР. Но, как говорится, дожились. А точнее -

докатились…

Скандальное «дело Игоря Барсукова» (№1-213/2018, судья Василий Бондарев, см. https://octobercourt--oms.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&srv_num=1&name_op=case&case_id=65996964&result=1&delo_id=1540006&new=) продолжает шокировать и удивлять. Удивлять и шокировать.

Прежде всего, глубиной падения нравов местных силовиков. Это уже даже не некогда монолитный «мафиозный спрут», а какой-то агонизирующий «праздно шатающийся сброд». Инстинктов, пороков

и недоразумений.

(см. судебную хронику по «делу  Игоря Барсукова» - Омский ОБЭП: провокации, лжесвидетельство, беспредел?! http://omsk-pravo.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=2713:2018-05-11-19-03-53&catid=185:astashkin, Городской ОБЭП Омска – криминал на правовом нигилизме?! http://omsk-pravo.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=2724:2018-05-29-03-38-16&catid=185:astashkin, Фальсификации горОБЭПа носят… системный характер! http://omsk-pravo.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=2763:2018-07-04-00-35-21&catid=185:astashkin)

Очередное заседание суда по "делу Барсукова" и новая, не побоюсь даже такой метафоры, громоподобная сенсация.

Приглашенная для дачи показаний следователь СО по Октябрьскому АО г.Омска СУ СК Омской области Ольга Кривенко как-то по будничному просто и без стеснений поведала внутреннюю кухню и технологию, как в Следственном комитете... фабрикуют

уголовные дела!

А поводом для очного общения с сотрудницей СКР послужило выявленное защитой гр. Барсукова «несоответствие в уг/деле двух разных документов с грифом «секретно», но с одним и тем же номером регистрации».

Один вариант справки ОРМ «Наблюдение» (исполнитель - «опер» ОБЭП по ЦАО Суинов) попал в материалы уг/дела по обвинению гр.Барсукова И.П. в мошенничестве и мздоимстве, а второй вариант этого же документа (исполнитель также «опер» Суинов) был представлен следователем О.А.Кривенко в надзорное производство, которое ранее рассматривалось в том же Октябрьском суде г.Омска по заявлению

адвоката В.П.Кириченко.

Вопрос был поставлен защитой ребром: как исполненный в единственном экземпляре секретный документ размножился в два, к тому же, различных по содержанию формуляра?!

Как мне показалось, видимо, со стороны, для следователя СКР Ольги Кривенко то, над чем так искренне недоумевает адвокат, вообще, никогда не было проблемой.

Ни тогда, ни сейчас.

Госпожа Кривенко, не кривя душой, призналась, что никакой внутренней борьбы, треволнений или дискомфорта по причине сдвоенной документации с грифом «ДСП» - «Для служебного пользования» у нее не было:

- Я посмотрела, какой из документов более подходит мне по содержанию, тот и использовала по назначению – приобщила к материалам уг/дела, - обозначила приоритет своего выбора

следователь.

Защита уже хотела спросить о чем-то другом, но в допрос неожиданно вмешалась Фемида. Ситуация кричала.

- А что Вы сделали со второй справкой? - судья Василий Бондарев по голосу казался быть предельно нейтральным, но ответы следователя в стиле «О, санта симплицитас!», похоже, шокировали (не только) его, настраивая на сатирический и саркастический лад.

- Я ее выкинула, - ровным голосом сказала офицер. И даже не моргнула.

- Простите, что сделали? – видимо, служитель Фемиды тоже не сразу поверил своим ушам, но ответ был повторен рефреном. Как эхо.

- Я ее выкинула. А зачем два одинаковых документа?!

И как потом судья не старался дать повод реабилитироваться свидетелю в глазах слушателей, СМИ, своего ведомства и самоей себя, та была не преклонная. Как скала.

- А Вы не думали, может быть, стоит этот документ как-то официально оформить, может быть, вернуть его по месту исполнения, как излишне полученный?

- Это мое личное решение, - свидетель, оказавшись в свободном плавании, похоже, вдруг ощутила у себя под ногами твердыню из избитой и, похоже, излюбленной нормы УПК.

- Может быть, рапорт стоило написать начальству? – гнул свою линию председательствующий. – Зафиксировать ситуацию… На всякий случай. Все-таки секретный документ.

- Я так посчитала, - закрыла тему для обсуждения госпожа Кривенко.

Расчет на ст. 38 УПК РФ – «об особом статусе следователя» буквально рвался из нее наружу. Демонстрируя процессуальное превосходство. Даже над Фемидой. Что хочу,

то и ворочу.

Аналогичный по сути разговор затеял судья и вокруг содержательных разночтений двух документов.

- Вы понимали, что это на самом деле разные документы, это даже визуально видно, там указаны разные фамилии, объекты наблюдения? – опять следователю дали полный разбег для понимания всей ответственности ситуации и концентрации мысли. Но та была в одной поре.

- Конечно, видела. Это и стало причиной убрать один из документов. Второй фигурант, по-моему, с фамилией Бобер у меня в деле, вообще, нигде не упоминался… Ни разу.

- Так, может быть, нужно было отработать и эту информацию, которая была в справке. Она же составлена по результатам оперативно-розыскного мероприятия. Может быть, нужно было сделать запросы, получить ответы, убедиться, что тот, второй, фигурант на самом деле, а не по вашему мнению, не имеет отношения к делу… Отработать все версии.

- Я никуда не обращалась, - был лаконичный и убедительный ответ.

Действительно, зачем…

После этого на "слабую" девушку-офицера насела защита. В полной амуниции своих биллингов и телефонных соединений.

- Вы где опрашивали свидетелей, фигурантов?  По месту своей работы?

- Да.

- Почему в те дни и в то время, которые указаны в протоколах, опрашиваемые граждане по факту отсутствовали в здании Октябрьского СКР на ул. Лермонтова, д.169 «а»?

- Они у меня все были, - правда, моргнув красивыми наращенными ресницами, как будто даже, обиделась Ольга Александровна.

- Тогда поясните, почему, судя по протоколу, свидетель Зауров находится в Вашем кабинете, а по факту пребывает на улице Герцена – Фрунзе. Там светится его базовая станция телефонных соединений?

- Не могу знать, что там у вас по биллингу. Он был у меня. Может, телефон забыл…

- Свидетель! – судья Бондарев каждый раз пытается пресечь ответы следователя, которые могут позже быть интерпретированы против нее и стать составом преступления по статье 307-308 УК РФ. Последствия «лжесвидетельства в суде» разъяснялись Фемидой в полном объеме. Внятно и громко.

- Свидетель! Речь идет не про гипотетические, умозрительные вещи, а вполне реальные. Телефон не лежал где-то, его не забыли, не выключили, он находился в обычном режиме и деловом обороте, с него осуществлялись и на него поступали звонки тех же абонентов, что и в другие дни. Как вы это объясните?

- Не знаю, но Зауров был у меня в кабинете, - следователь, похоже, избрала тактику своих же фигурантов -

упорствовать всуе.

Видимо, это ей зачтется. Особое внимание Фемиды было уделено протоколу выдачи денег потерпевшему Заурову.

Судья В.Ю.Бондарев 3 раза (трижды) поинтересовался у свидетеля Кривенко, выдавала ли та деньги в сумме 97 000 рублей, выдавала ли именно Заурову, выдавала ли в тот день и в то время, которые обозначены в ее протоколе.

- Это было именно 15.04.2017 года?! – уже 4 раза (четырежды) переспросил судья Бондарев.

Госпожа Кривенко каждый раз отвечала таким Макаром, что выглядело это двояко и, тем самым, вызывало недоверие:

- Если там написано 15-го, значит, тогда и было. Если написано, что выдавались Заурову, значит, ему и выдавались…

По смыслу можно продолжить: если написано 97 тысяч, значит, и было 97-мь, указана «следователь Кривенко», значит, она и была…

- Свидетель, подойдите сюда, внимательно посмотрите и скажите: Вы составляли этот документ, составляли 15-го апреля 2017 года? – впервые за многие заседания голос судьи Бондарева зазвенел в образовавшейся тишине зала заседаний, как сталь.

На девушку из СКР это не подействовало. Следователь дважды изящно продефилировала к столу судьи, дважды вскинула роскошные ресницы и дважды утвердительно «под протокол» ответила «ДА» - «ДА»: это тот самый документ, и все в нем соответствует указанным в нем параметрам.

- Хорошо, я вас понял, - суд неожиданно быстро согласился

с позицией свидетеля.

Не исключено, что за такой придирчивой строгостью кроется какое-то фундаментальное разночтение, которое после столь однозначного ответа свидетеля-следователя уже не переделать, не исправить и не переобъяснить.

По крайней мере, суд предоставил следователю всю свободу маневра, действий и выбора. Неоднократно. И, похоже, сформулировал по данному эпизоду свое внутреннее убеждение. Которое также уже не переломить. Как, впрочем, и ответы

следователя СКР.

Могу только предположить, что за ситуация может скрываться за этим динамичным и ярким эпизодом судебного следствия.

Скорее всего, те самые деньги, которые, по протоколу, следователь Кривенко выдала Заурову 15-го апреля 2017 года, ранее были уже оприходованы и внесены в кассу ИП Шкуренко. И зафиксированы там на несколько бумажно-кассово-электронных рядов. А, может быть, Зауров лежал в тот день в больнице, или был вне Омска? И на этот предмет имеется бумага? Одним словом, позиция и документ за подписью следователя видятся не безупречными. По мнению суда.

Только этим я могу объяснить столь пристальное внимание Фемиды именно к данному факту.

И к протоколу.

Но и это еще не все. Разбор и разгром процессуальных нарушений в материалах уг/дела продолжил адвокат Виталий Кириченко.

- Оперативный сотрудник Суинов нам показал в суде, что неоднократно исполнял по данному уголовному делу Ваши личные поручения. Было такое?

- Да. Я просила его съездить по адресам и допросить ряд свидетелей…

- Как это? – опять перебил защиту судья Василий Бондарев. Похоже, технология расследования преступлений в омском СКР не отпускала его внимание. Может, раньше «Ваша честь» тоже трудился в этой сфере. Что-то знает и что-то еще помнит:

- Письменно оформляли поручение?

- Нет, устно поручала, - офицер явно старалась обойти острые процессуальные углы.

- Так, определитесь, все-таки просили или давали поручение?

- Просила… Потому что это были не существенные свидетели, необъемные дополнительные объяснения, ни к чему не обязывающие, ничего кардинально не меняющие…

- Подождите, подождите, - этот судья, похоже, привык оперировать конкретными категориями, - как Вы определили, что эти свидетели важные, а эти нет?

- От их показаний уже ничего не зависело…

- Подождите, подождите, - опять тормозит мысли и реплики свидетеля суд, - вот возьмем свидетелей Гутов, Гутова, Чудинов, Чудинова – их дополнительные показания важны, а на Ваш взгляд?

- Ну, там же ничего нового нет… Нет никакой смысловой нагрузки…

- Я смотрю фразы, они изложены по-другому, появляется новая информация, к тому же Вы включили этих граждан в число свидетелей со стороны обвинения… Не просто же так. Как это прокомментируете?

- Я опрашивала их исключительно для полноты следствия…

- Рисовали допросы?! Можете не отвечать. Это риторический вопрос, - судья Бондарев, похоже, был шокирован.

До глубины души.

Оказией защита заметила, что подобным, вольным, образом следователь обошлась и с главными свидетелями обвинения – Зауровым, Коротковой, Егоровым…

- А как Вы объясните тот факт, что, по словам свидетеля Егорова, он давал Вам образцы почерка в один день, а в документах указана другая дата?

- Как указано в протоколе, так и было. Может быть, имеется погрешность.

- Какая погрешность – день, месяц, полгода? - суд опять призывает свидетеля к конкретике. – Или, может, час, два, три…

- В пределах часа…

- А как Вы объясните, что 22.02.2018 года Вы по документам допрашиваете Егорова с 14-00 до 14-45 в своем кабинете, потом, по завершению, берете у него образцы подписей. Это, как минимум, 15-20 минут. В самом скором исполнении. А уже в 15-00 у Вас готово поручение на экспертизу. Будучи на ул. Лермонтова, д.169-а, в это же время (в 15-00) эксперт, находящийся по адресу ул. 2-я Транспортная, принимает данную экспертизу к своему исполнению и в это же время начинает работу. А как же регистрация, а как время на дорогу? Не стыкуется...

- Не молчите, объясняйте, - судья прерывает спич-возмущение защиты.

- Я ведь пояснила, что возможна корреляция по времени в течение до часа, - похоже, следователь стала допускать крамолу, что с ее протоколами и документаций что-то не так.

Как надо.

Но и это еще было не все. Судья поинтересовался, почему в одних протоколах (очные ставки) дата-время вбиты на компьютере, а в других (дополнительные допросы) реквизиты вписаны от руки.

- Вы можете это как-то логично объяснить? – явно служитель Фемиды на короткой ноге с документооборотом и формулярами, которые используются при производстве уг/дел. Его не проведешь.

- На компьютере иногда возникают проблемы, с простановкой даты и времени…

- И что?! – похоже, судью Бондарева это объяснение не вдохновило. Никак.

- Когда открываешь документ в другой программе, то сдвигается дата-время, приходится проставлять от руки…

- А как-то иначе можете объяснить?

- Более не могу.

Получается, на помощь девушке в этот интересный момент приходит адвокат Кириченко, он вспоминает, что «опер Суинов отрицал факт поручений от следователя по допросу свидетелей»:

- Он нам пояснил, что только отвозил готовый отпечатанный на компьютере документ гражданам, а те вписывали туда «С моих слов записано верно, мною прочитано», и ставили подпись. Верно, да?

- Так и было, - свидетель, похоже, с благодарностью ответствовала спасителю. Лучше адвокат "с Суиновым", чем дотошный судья "с процедурами".

- Получается, что Вы заранее до фактического допроса лиц уже от их имени вписывали готовые объяснения? – опять судья интересуется. Процедурой...

- Получается, так…

- А как Вы объясните, что два свидетеля в суде показали, что фраза от их имени и подписи в протоколах сделаны не ими? Одного человека даже в Омске тогда не было. Возможно, такое?! – это опять адвокат подводит мысль о недопустимости доказательств по причине их процедурной никчемности..

- Я просила оперативного сотрудника…

Девушка явно загрустила. Теперь и адвокат тоже стал, как репей, придираться

к каждой букве.

И опять стороны возвращаются к «любимому» свидетелю – пенсионеру Сергею Егорову.

Это тот лидер «группы здоровья», который дал показания в пользу подсудимого И.П.Барсукова, но потом, с его слов, был избит «опером» Суиновым. И под воздействием грубой полицейской силы вынужден был поменять показания. На 180 градусов.

Инцидент произошел в кабинете ОБЭПовца на ул. Фрунзе, 93. Суинов не отрицает, что следователь Кривенко в тот день попросила его доставить свидетеля на допрос. Что он и сделал. Правда, до поездки в СКР он завез гр. Егорова на Фрунзе, «чтобы показать ему для опознания фото работников бухгалтерии СК «Юность».

- Вы давали Суинову такое поручение? – суд и защита интересовались одним и тем же. Процедурой.

- Вроде, просила…

- Какой-то документ на сей счет имеется?

- Нет.

- Понятно…

Глядя на происходящее со скамьи подсудимых, фигурант Игорь Барсуков только глубоко вздыхал и качал головой.

Понятно, наблюдать такое действо со стороны – это даже отчасти весело, а каково человеку, чья судьба, личное и семейное благополучие зависят от такого беспредела. В изящном женском исполнениии.

Видимо, собравшись с духом, Игорь Петрович задал своему следователю из Следственного комитета России один-единственный вопрос:

- Вы пытались истребовать какие-либо документы из бухгалтерии или от руководства СК «Юность» по моему делу? Проверить версию защиты...

- Не сочла нужным, - был скорый ответ, в который офицер, похоже, вложила всю гигантскую пропасть, которая тут же разверзлась между статусами ее и подсудимого.

Судья Бондарев, вообще, снял вопрос, так как он «касается содержательной стороны работы следствия».

- А не процедуры.

В дальнейшем, уже когда госпожа Кривенко бегло покинула зал заседания, подсудимый объяснил смысл своего вопроса.

В бухгалтерии все это время, когда шло следствие, лежала тетрадь, где в течение всего 2016-го и до августа 2017-го года все контрагенты – физические лица и предприятия проставляли свои подписи за факт получения приходно-кассовой документации.

- Я сразу предупреждаю, этот документ не нормативный, он ведется по инициативе нашей бухгалтерии. С той целью, что если кто-то скажет потом, что ему квитанции не выдавались, то на этот случай имеется эта книга, где он собственноручно расписался в получении платежных документов…

Во избежание утраты данного документа защита не стала его приобщать на стадии следствия. Более того, по окончании книги подсудимый с разрешения бухгалтерии унес ее и хранил дома. Как зеницу ока.

- Прошу приобщить, - подытожил сказанное

гражданин Барсуков.

Прокурор Алена Русинова, понятно, была «категорически против»:

- Мы не знаем источник ее происхождения. Подсудимый ее больше года где-то прятал и хранил, что-то с ней, возможно, делал. Она не пронумерована, не прошита. Своевременно следствию не представлена… - казалось причины, чтобы отказать, в исполнении гособвинения не иссякнут.

Но суд доказательство невиновности (по мнению защиты) замдиректора Барсукова И.П. приобщил. И обещал дать ему оценку

в совещательной комнате.

Были еще какие-то обсуждения, споры сторон, но, безусловно, «гвоздем» и «картиной» всего этого судебного заседания стала следователь СКР Ольга Александровна Кривенко.

С нее как будто стартовал и финишировал этот насыщенный и долгий судодень. Пришла на заседание суда Ольга Александровна в очень даже приличной для женского полу одежке, но не в мундире, что более приличествует официальному должностному лицу

Из Следственного комитету.

Конечно, это, с точки зрения местных силовиков, «не криминал». Возможно, точно такое же снисходительное отношение Следкома ждет нас и к изложенным выше огрехам следствия. Это, увы и ах, но сегодня для Омска… «само собой разумеющееся»!

В нашем городе давно уже все идет шиворот-навыворот. Ответственные граждане путают свой карман и бюджетный. Династии на производстве подменяют чиновничьими должностями, переходящими по наследству. Это там, где можно грести деньги лопатой и туши грушей околачивать.

И офицерский мундир у нас давно уже многие путают с гражданкой. С той, которая по меткому выражению Президента Путина, «с низкой социальной ответственностью». Печалька.

А, может, неделька…

P.S.

Честно скажу, происходящее в Октябрьском районном суде г.Омска, вся эта душещипательная история с откровенной фальсификацией материалов уголовного дела со стороны действующего сотрудника СКР, оперативника ОБЭП, свободный, откровенный и размеренный рассказ об этом на публику - что-то в этом было не настоящее, сюрреальное, запредельное.

И я, похоже, понял в чем суть, так сказать, прикол. Юридические последствия всей этой феерии - "ноль". Офицеру Кривенко ничего не будет. Ни за ее "чистосердечные признания", ни за "лжесвидетельство" под подпиской суда, потому как и росписи-то ее в материалах дела, вроде бы, и нет. Сделана она оказалась то ли карандашом, то ли специальной пастой. Не прикопаешься.

А хотелось бы...

(продолжение следует…)

Александр Грасс,

независимый журналист

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.

Последние статьи
prev
next

Выступление Александра Грасса на региональных праймериз

Омичи ежедневно десятки раз спрашивают о моих взглядах. Политических, экономических, социальных, жизненных. Безусловно, одной фразой здесь не ограничишься, а времени

Читать далее

Для того и кремний, чтобы проверить нас на прочность

«У нас вчера вечером расклеили листовки по всем подъездам, что, оказывается, за нашими домами за Стрельникова (я живу на Заозерной) на

Читать далее

ЗАДАЙ ВОПРОС

ПРОФЕССИОНАЛУ

бесплатно!

- заполни заявку

Добавить информацию
в банк данных

- адвокат
- юрист
- организация

Рейтинг "ТП"

ДАЙ СВОЮ ОЦЕНКУ…

СУДЬЕ
ПРОКУРОРУ
ПОЛИЦЕЙСКОМУ
АДВОКАТУ
НОТАРИУСУ
ЮРИСТУ
ПРАВОЗАЩИТНИКУ
АРБИТРАЖНОМУ УПРАВЛЯЮЩЕМУ
ЧИНОВНИКУ
СУДЕБНОМУ ПРИСТАВУ
НАЛОГОВОМУ ИНСПЕКТОРУ

Добавить Персону

Обратная связь

Ваше мнение

Почему чиновники игнорируют Закон?

Дискуссии

Нет сообщений для показа