logo
Баннер
Баннер

От первого лица

Александр Грасс
тел: 606377, 89083193173
Задать вопрос

Подробнее

prev
next

«Самозанятость» как форма коррупции?!

Задавшись вопросом в столь необычной постановке (он вынесен в заголовок статьи), мы не преследуем цель кого-то опорочить, посеять сомнение

Читать далее

Народный ответ – «дорожному беспределу»

Мне понравилась рубрика «народные новости», точнее ее направленность. Что-то из серии «защити себя сам». Действительно, сегодня многие на себе ощущают

Читать далее

Кто «кошмарит» омскую экологию?!

Ежегодно пятого июня отмечается Всемирный день окружающей среды или, как принято называть его, День эколога. В мире его празднуют с

Читать далее
Баннер

Проголосовать

Как Вы считаете, Вам нужен персональный адвокат?

Объявление

Ю Р И Д И Ч Е С К И Й

А У Т С О Р С И Н Г

(юридическое обслуживание

организаций)

за 5 000 рублей в месяц

тел.: 8-913-972-45-99

добавить объявление


Гражданское общество

Знаете ли Вы своего депутата?

Партнеры

«Слово – не воробей!» - может ли судья упреждать приговор утверждениями о виновности подсудимого?

+ 156
- 6

Некогда прописные истины Правосудия ныне предмет ожесточенных правовых баталий между большинством - приверженцами «обвинительного уклона» и бойцами-одиночками, кто по старинке рискует ставить во главу угла такие фундаментальные принципы, как «право на защиту» и «независимость судей»…

Похоже, ситуация в омском судейском сообществе приобретает очертания, которые в ногу со временем можно смело обозначать, как «управляемый», но все-таки «хаос».

Одни служители Фемиды при вынесении решений стараются держать марку и соответствовать императивным УПК-принципам, здравой логике, жизненному опыту  и чувству справедливости.

Другие, наоборот, демонстративно ломают устоявшиеся базовые стереотипы, демонстрируя приверженность сомнительным корпоративным ценностям, таким как-то: межведомственная солидарность, оглядка на вышестоящую инстанцию и гособвинение, статистическая устойчивость приговоров и судебных актов.

Как версия...

Анализ омской ситуации и причины ее возникновения – в одном из наших ближайших журналистских расследований.

А пока поговорим о конкретном уголовном деле с точки зрения заявленных выше тезисов. Пусть для кого-то спорных, но, тем не менее, имеющих свое право на существование.

А, значит, требующих с моей стороны мотивировки и доказательной базы.

Резонансное «дело Владимира Артемченко» или «дело о взятке на Р.Ж.Д.» уже не первый раз попадает в зону повышенного внимания СМИ. Ситуация, произошедшая в марте 2021 года на железнодорожной станции «Комбинатская», на мой взгляд, не тянет даже на поедание яйца, а вот силовые инстанции вцепились в нее руками-ногами и другими частями

УПК-тела.

Скорее всего, тому есть свои обстоятельства, свое обоснование и своя подоплека.

Но об этом – позже.

Сейчас кратко напомню суть возникшего противостояния. Как показывает развитие событий, коллизия крайне принципиальная и весьма подозрительная.

Итак, в вечернее время 4 марта 2021 года машинист тепловоза колонны ТЭЧ-2 Пряничников нарушив инструкцию и понадеявшись на «авось» в виде сотрудника РЖД , находящегося оказией в кабине, допустил наезд на стоящие на пути следования цистернами.

Произошло столкновение, которое на языке железнодорожников-путейцев именуется как «жесткая

сцепка».

От соударения одна из колесных пар вагона-цистерны сошла со штатного места, сама емкость получила незначительную вмятину, у двух единиц подвижного состава повредило шкворень – это механизм, осуществляющий сцепку вагонов.

Для оперативного устранения ЧП требовалась специализированная техника.

Вариантов было два: либо попытаться устранить последствия своими силами, либо заказывать и ждать «восстановительный поезд» - специальный ж.д./состав с ремонтной базой, оборудованием и рабочими.

Сориентировавшись на месте, исходя из объема и характера повреждений, виновник аварии (машинист Пряничников) и его непосредственный начальник (инструктор Махов) приняли решение оплатить услуги по ликвидации ДТП сторонней организации. Договориться об этом по скорому вызвался начальник станции Владимир Артемченко.

На свою беду.

Более подробно вся эта предыстория изложена в одной из наших публикаций (см. Кто и в чьих интересах верстает кадровую политику в госкорпорации «Р.Ж.Д.»?! https://omsk-pravo.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=3594:ttwe&catid=185:astashkin).

«Руководитель станции «Комбинатская», оперативно оценив обстановку и последствия аварии, расставив приоритеты по степени важности, принимает решение в кратчайшие сроки восстановить мобильность вверенного ему участка РЖД»...

«Железнодорожная станция это как передовая, линия фронта. Со всеми вытекающими отсюда подробностями и сходством. Коллектив, если он таковым является, всегда в «одном окопе». От слаженности, взаимовыручки и взаимопонимания каждого зависит результат работы всех»...

Это цитаты, но как они звучат.

Актуально.

Безусловно, возникшая ситуация – это не вина и не зона ответственности господина Артемченко.

К слову, машинисты и тяговый локомотив находятся в подчинении другого подразделения Р.Ж.Д., вопросы вагонного хозяйства – также отдельная епархия, но молодой начальник станции решил иначе: отвечать-то фактически за последствия аварии придется ему, поэтому и проявил инициативу.

Как руководитель, Артемченко прекрасно был осведомлен, сколько нужно средств, чтобы арендовать нужные для восстановительного ремонта агрегаты и оборудование, сколько заплатить рабочим за сверхурочный труд.

Поэтому вопрос о приведении путей и пострадавших транспортных средств в порядок решали тут же.

На ходу.

В принципе, ЧП устранили в этот же день еще до полуночи.

Минимальными затратами - на круг вышло 75 тысяч рублей (именно их правоохранители определили как... взятка!).

Все заинтересованные службы Р.Ж.Д. и их главы в этот поздний вечер лично побывали на станции «Комбинатская», были в курсе событий, следили за ходом ликвидации последствий.

Поэтому последовавшее через месяц с лишним обвинение силовиков в адрес Владимира Артемченко «об укрывательстве аварии» и «о получении за это взятки» стало для всех причастных к событию должностных лиц Р.Ж.Д. полной неожиданностью.

А главным идеологом и ликвидатором ЧП было, вообще, воспринято как удар исподтишка.

И ниже пояса.

Между тем, в основе, казалось бы, «громкого преступления»… заурядный производственный эпизод из повседневной жизни железнодорожной станции!

Дальнейшие после аварии события (до возбуждения уголовного дела) вполне укладываются в логику взаимовыручки.

Машинисты и помощники машинистов колонны №23 эксплуатационного локомотивного депо «Омск» открыто (!) объявили сбор средств в интересах своего коллеги и товарища Пряничникова, чтобы покрыть его расходы на устранение последствий ДТП.

В том числе и на возможную оплату ремонта вагонов-цистерн, что является «удовольствием»

не из дешевых.

Переиначив здравые и прозрачные намерения участников мартовских событий, следователи Омского СО на транспорте Восточного межрегионального СУТ СК России написали свою напрочь криминальную историю.

Группового «заговора» и «коррупции».

В документах Следкома история принимает поистине тяжкий преступный оборот: Артемченко, якобы, изначально стал требовать деньги с обескураженных и подавленных работяг за… «укрытие факта аварии».

То есть, из ситуации, которая, максимум, тянет на должностной проступок, раздули ОПГ-слона. Сначала на уровне игры слов и формулировок, а затем отдельные фразы возвели в формат «состава

преступления».

О том, как это было сверстано, задокументировано и преподнесено миру вопреки воле и желанию очевидцев и участников, можно подробно ознакомиться здесь:

«После драки кулаками» или Почему омский Следком на транспорте силен… «задним умом»?! http://omsk-pravo.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=3653:ujktyjty&catid=185:astashkin...

Единый «коррупционный эпизод» раскроили на два уголовных дела и на двух фигурантов.

Чтобы «посредник передачи взятки» гражданин Махов не сошел с крючка предварительного следствия, его обвинительное заключение оперативно прошло согласование в Омской транспортной прокуратуре и тут же передано в суд для рассмотрения.

По существу.

Закономерным финалом столь неоднозначного «следствия» и процессуального прессинга можно считать немыслимый самооговор машиниста-инструктора Александра Махова:

«Вину в осуществлении посредничества в даче взятки Пряничниковым А.Н. в сумме 75 000 рублей, а именно, за укрытие факта транспортного происшествия, совершенного Пряничниковым А.Н., признаю полностью, в содеянном раскаиваюсь. В настоящее время я сильно сожалею о случившемся.

Я осознавал и понимал, что я действую незаконно, а именно, даю взятку должностному лицу».

Фантастика!

К сожалению, судебная инстанция в лице двух судей Куйбышевского районного суда г.Омска придерживается версии гособвинения.

Пока.

Хотя противоречий, откровенных подтасовок и изъянов в материалах уголовных дел «Махова-Артемченко» предостаточно:

См. «Чудеса в эРЖэДэ!» - как быть, если взятка в деле числится, а даватель и посредник… отсутствуют?! https://omsk-pravo.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=3762:-bbbfdfdfw&catid=185:astashkin...

Прочитайте!

Это надо же так суметь подавить волю и рассудок человека, чтобы он трижды успел откреститься: от своих прежних показаний, от своих товарищей и от…

Правды!

Как известно, суд первой инстанции в сентябре этого года огласил приговор в отношении Владимира Артемченко.

В тот же месяц состоялось решение и по делу Александра Махова.

Обоих железнодорожников Фемида признала виновными по инкриминированным им обвинениям (дело №1-57/2023, судья Ирина Носик, см.55RS0002-01-2022-007600-67 и дело №1-12/2023, судья Руслан Хасаншин, см. 55RS0007-01-2022-001458-89). Наказание – по три года колонии, условно. Начальнику станции «Комбинатская» еще присудили двадцатикратный штраф от суммы «взятки».

С обвинительными приговорами оба осужденных не согласны.

Категорически.

Прежде чем озвучить весомые доводы защиты, выскажу свое мнение.

Частного плана.

Я посетил с десяток судебных заседаний в одном и другом процессах. Прежде всего, чтобы самому убедиться в своих выводах.

Мое препарирование ситуации, которое я изложил в указанных выше публикациях, полностью совпало с воспринятыми мною реалиями.

И по эмоциям, и по фактуре.

Обвинение носит, скорее, умозрительный характер, оно притянуто к УПК РФ стилистикой показаний свидетелей, клише-формулировками, более присущими сотрудникам правоохранительных органов, но никак не рядовым и юридически слабо подкованным

гражданам.

Стороны больше выясняли факты и нравы из жизни трудовых коллективов АО «Р.Ж.Д.», изучали полномочия и соподчиненность многочисленных очевидцев, сторонних организаций, чем обстоятельства.

«Преступления».

В этом смысле показательна цитата из реплики судьи Хасаншина на пятом или шестом судебном заседании:

- Уважаемые стороны, а нам действительно важно подходить к эпизоду так широко? Вы меня, конечно, извините, но скоро я это буду прекращать…

Весьма красноречиво, показательно и –

в точку.

Еще более символично в этом смысле выглядела в роли председательствуюшей судьи Ирина Носик.

На тот момент и.о. главы Куйбышевского районного суда г.Омска демонстрировала верх доминирования в рамках открытого, состязательного и равноудаленного от центра принятия решения уголовного процесса.

Служитель Фемиды не обеспечивала сторонам равные условия для представления своей позиции, а натурально руководила… государственным обвинением!

Где взглядом, где интонацией, а где и словом. С соответствующими характерными акцентированием и взором:

- Прокурор ничего не желает заявить?! Заявить не желаете?! Ходатайство будет об оглашении Протокола допроса свидетеля («такого-то»)?! Вы ничего не забыли?!

В эти моменты мне явно виднелось, как из-под мантии Ирины Ивановны проглядывают черты форменного обмундирования.

Прокурора.

Мне почему-то подумалось, что эта попытка демонстрации «игры в одни ворота» – человеческая реакция судей.

На присутствие СМИ.

Перестал ходить, так сказать, глаза мозолить, но, судя по приговорам и отзывам, ситуация не изменилась. Ни в корне, ни частично.

Защита и осужденные, видимо, искренне и обосновано полагают, что состоявшиеся решения Фемиды необъективны и незаконны.

Апелляционные жалобы и Владимира Артемченко, и Александра Махова имеют большое число аргументов, доводов и страниц, поэтому я остановлюсь лишь на тех, которые и сам нахожу достаточными для отмены.

Приговоров.

Уже упомянутая мною зримая заинтересованность судьи Носик в исходе дела имеет под собой еще большую подоплеку.

Процедурного и юридического свойства.

Защита озвучила этот довод на стадии прений сторон, но он не был, да и не мог быть услышан судьей в силу своей… предвзятости!

Адвокат Алексей Баландин указал, что «согласно п.2 ч.2 ст.389.17 УПК РФ основанием отмены или изменения судебного решения в любом деле является вынесение судом решения незаконным составом суда, которое имеется в настоящем уголовном деле».

И расшифровал свой довод ссылками на действующее законодательство и судебную

практику.

Так, «каждый обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном Федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда».

Это прямо следует из Конституции РФ (ч.1 ст.49), а также из части 1 статьи 14 УПК РФ.

Следовательно, в силу Закона судья при отсутствии приговора не вправе делать выводы о виновности привлекаемого к уголовной ответственности лица в совершении преступления. Свою позицию Фемида вправе отразить лишь в приговоре или ином итоговом решении, которое принято по результатам судебного следствия и непосредственного исследования всех обстоятельств

«преступления».

Более того, судья не может участвовать в производстве по уголовному делу, если имеются обстоятельства, дающие основание полагать, что он «лично, прямо или косвенно, заинтересован в исходе данного уголовного дела» (ч. 2 ст. 61 УПК РФ).

Конституционным Судом РФ официально указано на «необходимость обеспечения беспристрастности и независимости судей при рассмотрении ими уголовных дел» (ч. 1 ст. 120 Конституции России). В частности, недопустимо принятие как ими самими, так и вышестоящими судебными инстанциями решений, предопределяющие в той или иной мере выводы, которые должны быть сделаны судом по итогам рассмотрения находящегося в его производстве уголовного дела.

Раньше времени высказанная судьей позиция относительно наличия или отсутствия события преступления, обоснованности вывода о виновности в его совершении обвиняемого, достаточности собранных доказательств определенным образом ограничивает его свободу и независимость при дальнейшем производстве по делу и постановлении приговора или иного итогового

решения.

Законодатель исключил превратные толкования и разночтения по данному поводу:

«В данного рода случаях недопустимость повторного участия судьи в судебном заседании по тем же вопросам не зависит от того, было или не было отменено вышестоящим судом, принятое с его участием решение».

Из всего этого следует, что судья в таких случаях не должен участвовать в дальнейшем рассмотрении уголовного дела, с тем чтобы не ставить под сомнение законность и обоснованность решения, которое будет принято по этому делу в конечном счете.

Собственно еще на слуху демарш судьи Сергея Калмыкова, кстати сказать, «подчиненного» судьи Ирины Носик. На тот момент служитель Куйбышевской Фемиды отказался вести процесс по громкому делу экс-министра Марины Степановой, взяв самоотвод и сославшись на приведенные выше

УПК-нормы.

А «наша» судья пошла другим путем, всячески подчеркивая и демонстрируя предопределенность судебного следствия по «делу Артемченко».

Как следует из материалов уголовного дела, 24 июня 2021 года судья Носик И.И., принимая решение об избрании Артемченко В.О. меры пресечения в виде домашнего ареста, указала: «В предоставленных суду материалах уголовного дела содержатся данные, позволяющие сделать вывод о причастности Артемченко В.О. к совершению указанного преступления, подтверждаются представленными материалами, а именно: протоколом обыска, протоколами допроса свидетелей, а также иными доказательствами, собранными по уголовному делу».

Еще не все.

Более того, в вышеуказанном процессуальном документе судья Ирина Носик отразила.

Черным по белому.

«Учитывая начальную стадию предварительного расследования по уголовному делу, необходимость сбора доказательств, с учетом обстоятельств совершения преступления, данных о личности Артемченко В.О., подозреваемого в совершении преступления относящегося к категории тяжких, суд полагает необходимым избрать…».

Применительно к упомянутым выше правовым дефинициям Конституции России-КС РФ-УПК РФ все это говорит о том, что при рассмотрения вопроса «об избрании Артемченко В.О. меры пресечения» судья Носик высказала суждения «о наличии события преступления», «о доказанности того, что имело место деяние, в совершении которого обвиняется подсудимый», оценила доказательства причастности Артемченко В.О. к совершению указанного преступления, а также обстоятельства совершения преступления.

То есть, сделала то, что запрещено делать служителю Фемиды в силу прямого указания от вышестоящих судебных

инстанций.

Что из всего этого сопоставления теории и практики следует?

На мой взгляд, вывод напрашивается только один, и он прямо озвучен защитой в апелляционной жалобе:

«Таким образом, судья Носик И.И. в нарушение требований статьи 299 УПК РФ высказала свою позицию еще до рассмотрения уголовного дела по существу, тем самым  фактически предрешила собственные выводы, которые в последующем изложила в приговоре».

Сложно переубедить защиту, что высказанная судьей в Постановлении от 24 июня 2021 года (до рассмотрения уголовного дела по существу) позиция относительно наличия события преступления, факте совершения преступления Артемченко В.О., об оценке доказательств по уголовному делу и обстоятельств совершения преступления, задолго до удаления в совещательную комнату, не ограничила свободу и независимость суда при дальнейшем производстве по делу и при постановлении

приговора.

Доводы адвоката Баландина основаны на нормах права, носят не умозрительный, а практический характер.

Более того, заинтересованность судьи в итоговом обвинительном приговоре ощущалась на эмпирическом уровне.

Не нужно было считывать мысли председательствующей судьи, лезть к ней в черепную коробку, чтобы понять, на чьей она стороне и какой финальный результат она преследует.

Вместе с тем судья Носик от рассмотрения дела не устранилась, что само по себе является нарушением требований ч. 1 ст. 62 УПК РФ.

Рискну предположить, что такое Правосудие нельзя признать состоявшимся, поскольку в ходе его отправления были нарушены фундаментальные принципы уголовного судопроизводства.

Конституция РФ.

Для понимания насколько серьезны претензии стороны защиты к поведению и к высказываниям судьи Носик, приведу еще один пример.

И тоже - из омской судебной практики.

Приговор в отношении пятикратно судимого гражданина П. был отменен апелляционным составом Омского областного суда 03.07.2023г. всего лишь из-за пары высказываний председательствующего судьи в адрес подсудимого, его личности, его версии событий и его поведения на стадии фиксации преступления (дело №22–2114/2023, судья Денис Ходоркин, см. https://oblsud--oms.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&srv_num=1&name_op=doc&number=23623507&delo_id=4&new=4&text_number=1).

Без обмана.

Приведу логику отмены приговора суда первой инстанции в исполнении судьи Ходоркина:

«Согласно ч. 1 ст. 389.17 УПК РФ, существенными нарушениями уголовно-процессуального закона являются нарушения, которые путем лишения или ограничения гарантированных законом прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения».

Как полагает судья, такие нарушения Уголовно-процессуального Закона по данному уголовному делу допущены.

«Согласно ч. 2 ст. 8 УПК РФ никто не может быть признан виновным в совершении преступления и подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда и в порядке, установленном настоящим Кодексом».

«В соответствии с ч. 1 ст. 8.1. УПК РФ при осуществлении правосудия по уголовным делам судьи независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и федеральному закону.

Конституция Российской Федерации гарантирует каждому право на судебную защиту и возлагает на суд обязанность обеспечить справедливую процедуру принятия судебных

решений».

Это только «зачин». Читаем далее.

«В соответствии с ч. 1 ст. 14 УПК РФ обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном настоящим Кодексом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда».

«В силу ч. 3 ст. 15 УК РФ суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты. Суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав».

«Согласно п.п. 2,4 ч.1 ст.299 УПК РФ, только в совещательной комнате при постановлении приговора суд разрешает вопросы, доказано ли, что деяние совершил подсудимый, виновен ли подсудимый в совершении этого

преступления».

А это особенно важно и близко для нашей коллизии.

Как говорится, «горячо»!

«Требования беспристрастности и объективности для судей имеют особое значение, поскольку именно судья решает вопрос о виновности либо невиновности привлеченных к уголовной ответственности лиц и о применении наказания к виновным.

До удаления в совещательную комнату суд не вправе высказывать никаких утверждений относительно виновности или невиновности подсудимого и своего мнения по поводу оценки исследуемых в суде доказательств.

Независимость судей, как принцип уголовного судопроизводства, не должна подвергаться сомнению ни с субъективной точки зрения участников судебного процесса, ни с объективной точки зрения, выражающей публичную потребность в авторитетной и пользующейся доверием общества судебной власти, решения которой должны быть не только формально законными, но и легитимными, то есть восприниматься как справедливые и безупречные. Тайна совещательной комнаты направлена на обеспечение независимости и беспристрастности судей, принятие ими решений по внутреннему убеждению, сформированному в состязательном процессе по результатам судебного следствия».

Именно так!

«При рассмотрении уголовного дела судом первой инстанции указанные требования Уголовно-процессуального Закона соблюдены не были».

Как актуально и прямо в «десяточку».

«Соответственно, выраженная председательствующим судьей в судебном заседании позиция связывала его при принятии решения по уголовному делу в отношении П., что, безусловно, повлияло на беспристрастность, объективность и независимость судьи при рассмотрении уголовного дела по существу и постановления справедливого итогового решения от (хх.хх.)2023 года.

Таким образом, допущенные судом нарушения уголовно-процессуального закона являются существенными, искажающими смысл судебного решения как акта правосудия и повлияли на исход рассматриваемого дела, являются основанием для отмены

приговора.

Вот мы и дошли до самого важного.

Ничто – ни должность судьи, ни его пол, репутация, состояние здоровья, семейное положение не могут повлиять на объективность, беспристрастность и независимость постановленного Фемидой решения.

Не соблюдение хотя бы одного из фундаментальных принципов Правосудия автоматически превращает итоговый вердикт в… фикцию.

И здесь – без сантиментов, без реверансов, без заслуг, предпочтений и исключений из правила:

им-пе-ра-тив-но!!!

«Поскольку приговор отменяется в связи с допущенными процессуальными нарушениями, то иные доводы апелляционной жалобы адвоката П. и дополнений к ней осужденного П. суд апелляционной инстанции не рассматривает, так как в силу ч. 4 ст. 389.19 УПК РФ при отмене приговора и передаче уголовного дела на новое судебное разбирательство суд апелляционной инстанции не вправе предрешать вопросы о доказанности или недоказанности обвинения; достоверности или недостоверности того или иного доказательства; преимуществах одних доказательств перед другими; виде и размере наказания.

С учетом этого, доводы защиты подлежат оценке при новом судебном рассмотрении дела судом первой инстанции, по результатам которого необходимо принять по делу законное, обоснованное и справедливое решение».

Как музыка…

В принципе, и этого единственного довода защиты, как видим, достаточно, чтобы возвернуть уголовное дело из Облсуда на новое разбирательство.

В ином составе суда.

Но не только эти доводы приведены защитником Баландиным в обоснование своего требования «об отмене приговора в отношении гр. Артемченко В.О.».

Так, в п.4 ст.389.16 УПК РФ указано, что «приговор признается не соответствующим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, если выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия, которые повлияли или могли повлиять на решение вопроса о виновности или невиновности осужденного, на правильность применения уголовного Закона».

Это общая диспозиция, теперь более

конкретно.

Суд первой инстанции на страницах 10-49 приговора приводит показания 46-ти свидетелей.

Упоминать их Ф.И.О. вряд ли уместно – ни в «имя-рек» подвох.

Как отмечает защита, на стр.49 приговора имеется общий вывод суда о том, что «суд находит вину подсудимого в совершении преступлений доказанной совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, а именно, показаний свидетелей, письменных материалов дела, которые суд считает допустимыми, относимыми и достаточными для постановления в отношении Артемченко В.О. обвинительного приговора (строки 31-37), «суд признает показания указанных свидетелей и письменные доказательства достоверными и кладет их в основу приговора (строки 38-43).

Однако, в дальнейшем на страницах 50-54 приговора содержится суждение о том, что суд критически относится к показаниям ряда свидетелей и указывает список из… 46-ти человек – то есть, всех.

Один в один!

В чем «прикол» лично я не понял, ведь «мусор» в материалах уголовного дела был исключительно прерогативой милицейско-полицейского ведомства.

Раньше.

Вот и защита недоумевает: свидетели поименованы, на них имеется ссылка в плане доказательства вины, а потом выясняется, что эти свидетели ничего не доказывают, а, наоборот, являются приверженцами... защиты и к их показаниям суд относится... критически!

Что из этого следует?!

Выводы суда противоречат его же анализу по оценке тех же доказательств в качестве относимых, допустимых и достоверных.

Таким образом, суд в приговоре в отношении Артемченко В.О. дал прямо противоположную оценку одним и тем же доказательствам, которые положил в основу обвинительного

приговора.

«Предшествующее изложение свидетельствует о том, что суд обосновал приговор доказательствами (страницы 10-49 приговора), признанными судом «недопустимыми» (страницы 50-55 приговора), тем самым допустил существенное нарушение нормы уголовного права, закрепленное в пункте 9 части 2 статьи 389.17 УПК РФ»…

«Допущенные судом нарушения Уголовно-процессуального Закона являются существенными, повлиявшими на исход дела и не устранимыми в суде апелляционной инстанции»…

Солидаритет!

Созвучны доводам защиты Артемченко и позиция апелляционного обжалования приговора со стороны адвоката Лацо, представляющего интересы Александра Махова.

«Посредника-взяткодателя».

Хотя здесь «ляп» судьи Руслана Хасаншина касается всего «конгломерата» доказательств со стороны обвинения.

В своем приговоре (стр. 10-43) молодой служитель Фемиды приводит указание на доказательства, исследованные в суде, после чего на стр. 43 указывает «оценив исследованные доказательства, суд находит их допустимыми, а их совокупность достаточной для признания доказанной вины Махова А.А. в совершении преступления при обстоятельствах, изложенных в описательной части

приговора».

Защитник Максим Лацо полагает, что при таком изложении «в нарушение правил оценки доказательств, предусмотренных ст.ст. 17, 87, 88 УПК РФ, ни одно из доказательств не получило оценки Суда с точки зрения относимости и достоверности».

Адвокат настаивает, что «отсутствие в приговоре оценки доказательств, предусмотренной статьей 88 УПК РФ, свидетельствует о пристрастности суда, его обвинительном уклоне, что привело к осуждению Махова А.А., который при надлежащей оценке доказательств, подлежал оправданию».

Более того, в приговоре не указано, по каким основаниям при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда (п.3 ст.389.16 УПК РФ), суд принял одни из этих доказательств, а другие

отверг.

В приговоре судья Р.Р.Хасаншин приводит показания ряда свидетелей, данные, как в ходе предварительного расследования, так и их показания, данные в суде.

Вместе с тем, суд не указывает какие именно показания свидетелей, данные при допросах, проведенных в ходе досудебного производства по уголовному делу или в суде, он принимает, а какие отвергает.

И мотивировка принятого решения так же отсутствует, а должна быть! Ведь по смыслу Закона приговор должен быть логичным и содержать однозначные выводы, обеспечивающие единообразие его понимания.

Однако указанные требования Закона судом по настоящему делу

не выполнены.

Только один наиболее показательный пример, позволяющий сомневаться в объективности и законности обвинительного приговора.

Так, описывая «преступление», суд в судебном акте указал, что «Махов А.А. мог и должен был осознавать, что передает взятку должностному лицу именно за совершение последним незаконных действий».

Дилетант пройдет мимо, а профессионал заметит, что данная формулировка подходит описанию преступления с неосторожной формой вины, поскольку преступление признается совершенным по небрежности, если лицо не предвидело наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия –

ч.3 ст.26 УК РФ.

Помимо того, в приговоре указывается на причастность к совершению преступления Пряничникова А.Н. и Артемченко В.О., что свидетельствует – Суд вышел за пределы, установленные статьей 252 УПК РФ.

Согласно диспозиции статьи 291.1 УК РФ посредничество во взяточничестве характеризуется только прямым умыслом.

Суд первой инстанции, описывая неосторожную форму вины в виде небрежности, поставил под сомнение свои же собственные выводы о виновности Махова А.А. в инкриминируемом преступлении, тем самым допустил противоречия в выводах.

Налицо – несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела, что является основанием для отмены приговора.

Все эти моменты в совокупности позволяют предположить, что виновность железнодорожников Артемченко и Махова в получении и в посредничестве получения взятки постановленными приговорами... не доказана! Не устраненные и не устранимые сомнения позволяют защите оставаться при своем мнении: их доверители - не виновны, обвинение - незаконно, у апелляционной коллегии Облсуда имеются весомые основания и аргументы, чтобы приговоры были

отменены.

P.S.

В данной публикации я все-таки не рискнул высказывать свои мысли и версии относительно истинных мотивов возможной фабрикации уголовного дела в отношении начальника станции «Комбинатская» Владимира Артемченко.

За довольно краткий срок своего руководства одним из напряженных и востребованных подразделений Р.Ж.Д. топ-менеджер постоянно испытывал прессинг и давление со стороны, так называемой,

ГСМ-мафии.

Это она с начала рыночных реформ буквально трется вокруг вожделенных нефтепродуктов ОНПЗ и не может обделывать свои мошеннические схемы без свободного и оперативного допуска к железнодорожным путям.

Артемченко на контакт, похоже, не шел и не идет.

Как знать, может, амбициозного и неуступчивого путейца решено было убрать руками надзорного транспортного ведомства? Которое просто не может быть не в курсе.

Происходящего…

(продолжение следует…)

Александр Грасс,

независимый журналист,

специально для авторского блога на www.ОМСК-ПРАВО.РФ

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.

Последние статьи
prev
next

Выступление Александра Грасса на региональных праймериз

Омичи ежедневно десятки раз спрашивают о моих взглядах. Политических, экономических, социальных, жизненных. Безусловно, одной фразой здесь не ограничишься, а времени

Читать далее

Для того и кремний, чтобы проверить нас на прочность

«У нас вчера вечером расклеили листовки по всем подъездам, что, оказывается, за нашими домами за Стрельникова (я живу на Заозерной) на

Читать далее

ЗАДАЙ ВОПРОС

ПРОФЕССИОНАЛУ

бесплатно!

- заполни заявку

Добавить информацию
в банк данных

- адвокат
- юрист
- организация

Рейтинг "ТП"

ДАЙ СВОЮ ОЦЕНКУ…

СУДЬЕ
ПРОКУРОРУ
ПОЛИЦЕЙСКОМУ
АДВОКАТУ
НОТАРИУСУ
ЮРИСТУ
ПРАВОЗАЩИТНИКУ
АРБИТРАЖНОМУ УПРАВЛЯЮЩЕМУ
ЧИНОВНИКУ
СУДЕБНОМУ ПРИСТАВУ
НАЛОГОВОМУ ИНСПЕКТОРУ

Добавить Персону

Обратная связь

Ваше мнение

Почему чиновники игнорируют Закон?

Дискуссии