logo
Баннер
Баннер

От первого лица

Александр Грасс
тел: 606377, 89083193173
Задать вопрос

Подробнее

prev
next

«Самозанятость» как форма коррупции?!

Задавшись вопросом в столь необычной постановке (он вынесен в заголовок статьи), мы не преследуем цель кого-то опорочить, посеять сомнение

Читать далее

Народный ответ – «дорожному беспределу»

Мне понравилась рубрика «народные новости», точнее ее направленность. Что-то из серии «защити себя сам». Действительно, сегодня многие на себе ощущают

Читать далее

Кто «кошмарит» омскую экологию?!

Ежегодно пятого июня отмечается Всемирный день окружающей среды или, как принято называть его, День эколога. В мире его празднуют с

Читать далее
Баннер

Проголосовать

Как Вы считаете, Вам нужен персональный адвокат?

Объявление

Ю Р И Д И Ч Е С К И Й

А У Т С О Р С И Н Г

(юридическое обслуживание

организаций)

за 5 000 рублей в месяц

тел.: 8-913-972-45-99

добавить объявление


Гражданское общество

Знаете ли Вы своего депутата?

Партнеры

«Гробовые деньги» - Как поддержка государства превращается в мишень для… интриг и посягательств!

+ 228
- 6

Специальная военная операция (СВО) требует от населения и властей всех уровней максимум консолидации и единства. Между тем, в тылу местами разворачиваются катаклизмы, способные еще больше омрачить жизнь родственникам участников СВО…


«Пусть каждое новое поколение,

оглядев родную землю, поймет,

что народилось оно не в чистом поле,

а там, где пролиты кровь и пот,

где отданы талант и жизнь лучших

сынов и дочерей земли нашей»

Основателям Муромцево, 1707 год

На этот раз обращение с просьбой «помочь и разобраться» пришло в редакцию нашего сайта из Муромцевского района Омской области.

Пригласили меня на Север региона отнюдь не насладиться природой, ландшафтами и экологией одного из живописнейших уголков Омского Прииртышья, а поведать историю, которая вовлекла в свою орбиту уже сотни людей и десятки ведомств.

От сельских до столичных.

События вокруг семьи Переваловых стала здесь «притчей во языцех», которая как рентгеном с гамма-излучением высветила те вопросы, которые задаются нами из поколение в поколение, кочуют из эпохи в эпоху:

Для чего мы родились и живем? Как, вопреки искушению, остаться человеком? И, наконец, кто есть кто?!

По жизни.

Сюжет из Муромцево во многом, конечно, трагический, но при желании, при деликатном внимании к нему общественности, власть имущих и правоохранителей он вполне способен изменить свою негативную окраску на вполне здоровые и здравые тона.

Было бы желание каждого из нас вникнуть в суть, отбросить клише и формальности.

И ведь так бывает, когда общее горе, одна беда на всех не разъединяет, а объединяет людей, делает их выше, чище, мудрее, позволяет нам сплотиться и найти решение.

Правильное и этически выверенное.

Именно это сейчас архиважно нашим гражданам, нашей стране, нашему терзаемому со всех сторон

Государству.

Семья Переваловых из поселка Мыс, что в десяти километрах от р.ц.Муромцево, осела здесь в середине 80-х.

- Как сейчас помню, Александр Павлович – молодой подтянутый офицер, супруга его, Тамара Алексеевна, работала сначала в администрации, потом в школе, а с ними малолетний сын Костя, - охотно делится со мной информацией З.А.Лазенко, она же коренной житель поселка и бессменный продавец местного сельмага.

Почти вся жизнь моих героев прошла на глазах у соседей: звезд они с неба явно не хватали, но при этом жила размеренной и достойной провинциальной жизнью.

Дом, огород, трудовые будни, праздники, солидное подсобное хозяйство и добрососедские отношения

со всеми.

Мнение Нины Карповой, бывшего директора местной школы, а ныне учителя соответствует принципам объективности и достоверности.

- Глава семейства Александр Павлович – пенсионер МВД, его знают и до сих пор уважают как местного участкового, отдавшего профессии три десятка лет. Его вторая половина – Тамара Алексеевна трудилась многие годы поваром в мысовской школе, ее наваристые борщи и сытные вторые блюда помнит не одно поколение односельчан…

Непосредственный работодатель помнит, что около двадцати лет назад Перевалова была признана инвалидом II группы и вынуждена была оставить любимую

работу.

Сын Константин детство, отрочество и юность провел на малой Родине.

В поселке Мыс.

Знает Перевалова-младшего здесь каждый – и стар, и млад.

- Константин – рубаха парень. Мальчишка рос усидчивым, покладистым, добродушным. Всегда откликнется, поможет: дров старикам наколет, воды принесет, снег почистит. Безотказный и щирокой души человек… Был…, - общую картину впечатлений дополняет Виктория Клокова, секретарь Мысовской сельской администрации. Не последний человек в поселке.

Временами парень подряжался трудиться на северных вахтах, но в основном помогал родителям по хозяйству.

Скот, птица, дрова, печь, снег, уголь, трактор, прицеп – работы хватало для молодого физически тренированного тела от зари и до поздней ночи.

По словам этих и других моих собеседников, жили Переваловы дружно, в хлопотах, но в достатке.

Что характерно, мужчины всячески оберегали свою мать и супругу от каких-либо нагрузок и волнений в силу ее известных проблем со

здоровьем.

Получив в сентябре прошлого года повестку из военкомата в рамках мобилизационной кампании, Перевалов-младший не стал искать поводов, чтобы остаться в тылу, а твердо сказал отцу и матери, что «иду на фронт».

- Родина сказала – надо, солдат ответил – есть! – по словам Зои Лазенко именно так, без пафоса и прений, поступил простой сельский парень Константин Перевалов.

Сборы уложились в каких-то два дня, едва успели собрать за одним столом родных, соседей, друзей…

Застольные речи о том, что сыну положена, вроде как, «бронь по уходу за матерью-инвалидом», парень пресекал на корню, заявив, что выбивать по инстанциям опекунство и отсиживаться за спинами стариков он не намерен, что «отец и в одного

справится».

.

Действительно, когда Константин трудился на Северах вахтовым методом, его родители оставались одни и вполне обслуживали себя.

Самостоятельно.

В основном, нагрузка ложилась, конечно, на Перевалова-старшего, но тот был привычен.

- Своя ноша не тянет, - подбадривал он и себя, и сына, и вторую половинку, - мне не в тягость. Выдюжим.

Уже упомянутая Зоя Александровна Лазенко по этому поводу искренне восхищается Александром Павловичем:

- У меня супруг инсультник, я знаю, что такое ухаживать за такими больными, не каждой женщине и жене это под силу, не каждая выдержит, а он – мужчина, муж, ухаживал за ней все эти годы…

Безусловно, «это о многом говорит», но, в целом, «у Переваловых всякое бывало», как, впрочем, в каждой обычной

семье.

Связь с Константином из эпизодической, когда тот был на сборном пункте в Черемушках, сошла почти «на нет» после отправки его призыва на передовую.

СМС-сообщения «Привет, родные!», «Мама и папа, я – жив-здоров!», «С поклоном из Донбасса» приходили в случайном порядке и с разных телефонов. Как пояснил сам Константин в одной из скупых на время бесед, по его просьбе краткие приветствия шлют его боевые товарищи, которые в силу причин оказываются в тылу, вне досягаемости противника, и могут использовать мобильную связь.

Единственный раз на гаджет отца пришло и краткое видео, где Перевалов-младший, будучи за рулем военной техники, мельком бросил взгляд в объектив и вскинул руку в знак

приветствия.

До положенного после шести месяцев службы отпуска сыну оставалось чуть больше недели.

- Батя, максимум дней десять и буду рядом! – скупая слеза в уголке глаз выдает волнение отца, Александра Павловича, при воспоминании последней весточки, которую ему слово в слово передали с передовой.

Однако, вернуться домой, под крышу отчего дома, бойцу было не суждено.

По краткой информации однополчан, их «Костян» погиб смертью храбрых, когда его пусковая установка попала под ответный обстрел американских ракет.

Предполагаемое место последнего боя можно найти в Свидетельстве о смерти – это «Донецкая народная республика», населенный пункт

«Новопетровка».

Извещение за подписью Военного комиссара Муромцевского и Седельниковского районов Омской области лаконично и сухо.

По формулировкам.

«Извещаю, что ваш сын, гвардии младший сержант Перевалов Константин Александрович, 09.02.1984 г.р., топогеодезист-вычислитель отделения взвода управления самоходно-артиллерийской батареи самоходно-артиллерийского дивизиона 51 гвардейского парашютно-десантного полка 106 гвардейской воздушно-десантной дивизии войсковой части 33842,

погиб 18 марта 2023 года в ходе проведения специальной военной операции по демилитаризации и денацификации на Украине. Смерть наступила в период прохождения военной службы, связана с исполнением обязанностей военной

службы».

Еще скупее строки «Правительственной телеграммы» за подписью экс-губернатора Омской области А.Л.Буркова.

В ней, в частности, говорится:

«Уважаемые Александр Павлович и Тамара Алексеевна!

…Ваш сын отдал жизнь за нашу Родину, за мирное будущее России. Его имя навсегда останется в летописи мужества и славы отечественный Вооруженных сил. Вечная ему память!».

Утрата сильно подкосила родителей, потерявших единственного сына.

Особенно отца, на котором остался не только  дом, приусадебный участок с животными, но и обслуживание супруги-инвалида, для которой, в силу особенностей заболевания, сын, возможно, до сих пор «на вахте» и «живее

всех живых».

Пока шли приемы и посещения официальных лиц, встречи и мероприятия – правительственная телеграмма, делегации из Омска и райцентра, ожидание «груза 200», похороны с воинскими почестями Александр Павлович был на людях, в постоянных хлопотах и в заботах. Скорее всего, действовал он, как на автомате.

И – держался.

Спустя некоторое время, нервы пенсионера не выдержали многодневного эмоционального и физического напряжения.

Впрочем, это со стороны можно давать советы и увещевать, как поступать правильно, а вот убитый горем отец не один день пытался просто забыться с помощью

спиртного.

Родственники из Муромцево взяли было ситуацию под личный контроль.

Задушевные беседы о том, что «нужно жить дальше», «всем смертям назло», «ради памяти сына», провести успели.

Сообща братья и сестры спланировали те шаги, которые нужно экстренно предпринять в обозримом будущем, чтобы улучшить жилищные условия семьи, помочь Александру и Тамаре перебраться в райцентр, где отныне был похоронен их сын, наладить им быт и общение с кровной родней на новом месте.

Комплекс оздоровительных процедур для Перевалова-старшего нужно было согласовать с медучреждением.

Именно в этот промежуток и произошли события, которые до сих пор будоражат не один населенный пункт Муромцевского и других районов Омской

области.

В первых числах мая родственники намеревались оформить сделку по приобретению для Александра и Тамары Переваловых квартиры для совместного проживания.

Как и хотели супруги, жилье должно было отвечать ряду требований.

- Хотелось, чтобы квартира была и поближе к муромцевской родне, и чтобы по квадратам она была просторная, и чтобы ремонта в ней было поменьше, - Виктор Павлович, младший из четырех братьев и сестер Переваловых, вспоминает какие требования его родственники выдвигали к своим первым благоустроенным апартаментам.

Вариант вскоре был найден.

Как посоветовали риэлторы, в Мысовском сельсовете взяли доверенности от Александра Павловича и Тамары Алексеевны, для простоты расчетов супруги перечислили по одинаковой сумме на карту родственника, но сделка…

сорвалась.

Одна из сестер Тамары Алексеевны – Галина Фоминых, проживающая в селе Низовое, разразилась градом жалоб.

В… правоохранительные органы!

В них она обвинила Перевалова-старшего и его братьев-сестер во всех мыслимых грехах, а, прежде всего, в попытке завладеть выплатами ее слабоумной сестры за… погибшего сына Константина!

С ходу разобраться, в чем состоит претензия госпожи Фоминых и как в этом задеты ее имущественные и гражданские права, проблематично, но об этом – ниже.

Заявления в Прокуратуру, ОВД, СКР, а, возможно, и в иные ведомства содержат массу фактических подробностей и юридических формулировок, которые, вряд ли, могла знать и грамотно отразить в письменной форме пожилой сельский фельдшер, коим по профессиональной принадлежности и является наша «криминальная

обличитель».

Из аргументов, которые заставили родственников приостановить сделку по купле недвижимости и вернуть стороны в первоначальное положение, один был весомый.

С точки зрения юриспруденции и права.

Выяснилось, что из сорока лет совместной жизни почти половину супруги Переваловы живут в… разводе.

Тамара Алексеевна, будучи в начале 2000-х инициатором прекращения брачного союза, об этом факте своей биографии уже ничего и не помнит. А вот Александр Павлович, вообще, намерения супруги развестись не воспринял тогда всерьез.

Ненастье в отношениях быстро развеялось, жить продолжили, как обычно, совместно, в любви и согласии, а вот запись акта гражданского состояния у четы с той поры официально изменилась.

Развод…

Этот кусок семейной истории мне мог поведать лишь Перевалов-старший.

Да и он – поверхностно.

Ни он, ни, тем более, соседи, коллеги, близкие до последнего не знали, что по Закону Александр Перевалов со своей единственной супругой… посторонние друг другу люди!

- Наверное, Тамара тогда взбрыкнула из-за моих частых разъездов и ночевок в кабинете, - припоминает обстоятельства размолвки бывший милиционер, - но сами знаете, какая была криминальная обстановка в конце 90-х – начале 2000-х, особенно здесь, на Севере. Приходилось буквально дневать и ночевать на работе, кому это понравится?!

Даже всполохи памяти пенсионера МВД ни словом, ни интонацией не умаляют честь и достоинство его благородной профессии. А как он деликатно выразился про сумбурный и эмоциональный демарш своей любимой женщины:

- Я ее поступка хоть и не разделяю, но –

понимаю!

Лично я так воспринял эту жизненную коллизию, постигшую на «ровном месте» семью Переваловых.

К примеру, бывают же «фиктивные браки», когда граждане становятся мужем и женой лишь на бумаге, из каких-то меркантильных побуждений или чрезвычайных обстоятельств, но семьей, ячейкой общества они так и не становятся.

А здесь – диаметрально противоположная ситуация.

Юридически люди числятся в разводе, а фактически, как жили совместно, так и продолжают жить дальше.

Под одной крышей.

Ведут совместное хозяйство, воспитывают сына, любят и холят друг друга. Это тот вариант, когда штамп в паспорте никому не нужен.

А зачем?!

Собственно из этих побуждений и из-за отсутствия надобности вновь регистрироваться экс-супруги не стали: проехали, как говорится, и забыли.

Скажу больше.

Решение Муромцевского районного суда Омской области «о разводе» ни Тамара, ни Александр Переваловы так и не получили в свое время на руки.

Лишь пару месяцев назад судебный акт и справку из ЗАГСа Перевалов-старший впервые увидел своими глазами.

Был удивлен.

Однако, об этих фактах прекрасно была осведомлена и оперировала ими, как обоюдоострым ножом, уже упомянутая мной родственница Переваловых – Г.А.Фоминых.

Откуда женщина почерпнула охраняемые Законом «персональные данные», пока опустим за скобку моего повествования, но вопрос, согласитесь,

интересный.

Почему так много внимания пришлось уделить гражданскому состоянию экс-супругов?

Дело в том, что именно это «формальное» обстоятельство стало тем камнем (преткновения), который, свалившись на головы моих героев из далекого прошлого, нарушил их привычный ритм жизни.

Точнее говоря, главным ударом здесь стала гибель сына на Украине, но вместо того, чтобы оградить родителей от напастей и невзгод, создать им «зеленый коридор» государственного участия, жизнь продолжила преподносить Александру и Тамаре все новые и новые сложности и сюрпризы.

Рукотворного плана.

О дальнейших событиях Перевалов-старший говорит с дрожью в голосе:

- 5-го мая мы сидели с Тамарой возле дома на лавочке. Подъезжает автомобиль, из него выходят участковый и Галя Фоминых, сестра моей супруги. Она начинает меня оскорблять и без каких-либо оснований забирает Тамару к себе –

в Низовое…

Опять же, я не хочу давать личную и юридическую оценку и этим обнародованным фактам.

Пока.

Тем не менее, вопрос возникает сам собой: а насколько правомерно, не имея на руках ни решения суда, ни постановления силового ведомства, брать и насильно извлекать больного человека из привычного образа жизни, из жилого помещения, где тот прописан и проживает.

На каком основании?!

На языке Уголовно-процессуального Закона действия гражданки Фоминых и ее спутника в форме сотрудника ОВД могут трактоваться, как «похищение человека» и как «превышение должностных полномочий».

Впрочем, следы этой акции ведут нас к еще одной «больной теме» из далекого семейного

прошлого.

Более 16-ти (по другим сведениям, более 20-ти) лет назад медики поставили Тамаре Переваловой страшный диагноз, который, скорее всего, связан с наследственным заболеванием и касается психологических особенностей функционирования ее головного мозга.

Особый вид деменции, оставляя память о прошлом, буквально вымарывает у женщины события ближайших дней.

По сути, речь идет о невозможности человека отвечать за свои поступки – о недееспособности.

Тем не менее, никто из родных Тамару Алексеевну в немощные инвалиды никогда не записывал, хотя и трудовую повинность, связанную с физическими нагрузками, с огнем или электричеством, ей не поручал.

Женщина, как могла, обслуживала себя и выполняла посильную, в основном, легкую домашнюю

работу.

.

Все изменилось в одночасье, когда на банковскую карту Т.А.Переваловой «упали» первые деньги от государства за смерть сына.

Сорвав сделку по приобретению общей для (экс)супругов Переваловых квартиры, Галина Фоминых, та самая фельдшер из Низового, не успокоилась.

Как уже сказано выше, с помощью полиции (или – с ее попустительства?!) частное лицо вывезло Тамару Алексеевну к себе домой и… неожиданно воспылало к своей больной сестре ранее тщательно скрываемыми родственными чувствами.

Действительно, кто мешал медику по образованию озадачиться здоровьем и реабилитацией своей близкой родни, эдак, лет десять-пятнадцать назад? Кто мешал ей до всех этих событий признать «любимого» инвалида недееспособной и оформить над ней опекунство?

Похоже, что ранее это не входило в планы «сестры милосердия», а сейчас «добрые дела» и «намерения» буквально рвутся из нее наружу. Под бдительным оком… стражей порядка – вот тебе и

поворот.

В течение одного  или двух летних месяца госпожа Фоминых развивает такую бурную активность, что просто диву даешься.

Такую ядерную энергию, да в мирных бы целях.

По решению суда (дело №2-204/2023, судья М.С.Пичерских, см. УИД 55RS0021-01-2023-000232-34) гражданка Перевалова Т.А. признается недееспособной.

На протяжении всего процесса в адрес экс-супруга со стороны заявителя Фоминых несется поток упреков, нелестных эпитетов и инсинуаций. Дескать, довел сожительницу до ручки, наверное, не ухаживал, не мыл, не обстирывал, а, возможно, и не кормил толком.

Голодом морил.

Пока шел суд (впрочем, и «до», и «после») никто из родственников, соседей, знакомых семьи Переваловых не имел возможность общаться с Тамарой Алексеевной.

Ни по телефону, ни вживую – настолько плотно сестра Галина ее

«опекала».

Дошло даже до того, что женщине внушили мысль, что ее Саша… ушел на тот свет!

Вывод такой сделали другие сестры Тамары, которые пробились-таки на аудиенцию к родственнице и услышали из ее уст, что она хотела бы «жить, как раньше, с Сашей, но жаль, что он умер»…

Видимо, здесь комментарии излишни.

А вот другой показательный момент родичи, наоборот, обсуждают, и не могут на сей счет наговориться.

Все в недоумении, почему обладая такими познаниями в сфере медицины, Галина Фоминых не подсказала своему зятю о необходимости признания супруги недееспособной, а затем – об оформлении над ней опекунства.

Кроме формальностей и юридических последствий это позволило бы получить Тамаре Алексеевне I-ую группу инвалидности, более высокую пенсию и лучший уровень медицинского наблюдения и

обслуживания.

В своих рассуждениях родственники идут дальше и приходят к выводу, который бьет по кровоточащей ране.

Если бы сестра Галя, которую ныне обуял нравственный императив, обратилась в суд годом ранее и ее сестра Тамара была официально признана недееспособным инвалидом, то и сын Константин имел бы законную отсрочку от мобилизации - бытовая логика именно такая.

А следовательно: его бы не призвали, он бы не погиб, был бы жив…

Но, продолжая логику «если бы», тогда мы приходим к пониманию, что тогда не было бы и «гробовых денег», за которыми со стороны Галины Фоминых развернулась такая дикая охота.

Запоздалая любовь к сестре, ее полная изоляция от прежней жизни и окружения – это ли не доказательства меркантильности воспылавших вдруг родственных

чувств?!

.

Кстати сказать, это не мое частное мнение, а единая в своем многообразии позиция всех моих собеседников.

Дословно.

- Тамара и Александр страдают по одиночке, ведь они всю жизнь были неразлучные. Это убивает и его, и ее. Это любой подтвердит в нашем селе. Галина, похоже, обезумела от денег, с ней какое-то умопомрачение произошло, - слова Зои Лазенко, землячки семьи Переваловых поддерживают многие.

- Разлучать этих людей никак нельзя. Это большой грех, они прикипели душой друг к другу. Виной всему неадекватное поведение Галины Алексеевны. На чужие деньги нельзя рот раскрывать. Тем более, на такие деньги, которые никому не в радость, лучше бы Костя был жив…, - с позицией Виктории Клоковой также трудно не согласиться.

- Сестра стала нагнетать ситуацию еще когда ждали «груз 200». Неловко было за этим наблюдать. Сама медик по образованию, Галина стала упрекать родственников, что по линии Минздрава Тамаре мало уделяют внимания. Так, это было на протяжении десятилетий и кто мешал фельдшеру и родной сестре в одном лице добиться должного внимания?! Понятно, что первопричина всему – финансовые интересы…

Это мнение Нины Карповой, у которой на глазах прошла вся жизнь Переваловых в ее плюсах и минусах, как

на ладони.

Мнение «глубинного народа» никуда не деть.

Оно есть и – точка!

Для понимания, что могут делать с людьми деньги или жажда наживы, приведу еще два факта для пущей характеристики госпожи Г.А.Фоминых.

Пока в районном суде разворачивалась эпопея с недееспособностью, Александр Перевалов приобрел не без помощи, конечно, своей родни квартиру в Муромцево.

Подчеркну – за свои средства.

Личные.

При переезде обнаружилась потеря сотового телефона, который отец покупал своему сыну в подарок и который тот, уходя на СВО, оставил дома.

«Мобильник» пропал, растворился.

Одна из родственниц оказией поведала, что видела, как сестра Галина… прикарманила гаджет со словами:

- Все равно пропьют!

Ни продавать, ни передавать кому-либо дорогую вещь, которая к тому же является памятью о сыне, Перевалов-старший не собирался – от слова

совсем.

Но выходка свояченицы задела его до глубины души.

Особенно с учетом дальнейших треволнений и событий, выпавших на его долю.

Добровольно отдавать телефон «воровка» не пожелала, придумав версию, что она «здесь ни при чем», это племянник Костя звонил ей из зоны СВО и… завещал свой телефон внуку Галины Алексеевны!

Бред, конечно, но какой наглый и непроверяемый из-за ссылки на позицию лица, которого не опросить, который...

погиб!

Пришлось писать заявление «о краже телефона известным лицом».

Гаджет мигом объявился на месте, что, впрочем, не слагает ответственности с виновного в преступлении лица.

Впрочем, полиция в криминальном эпизоде не видит ни грабежа, ни кражи - ничего.

Благо, Прокуратура отменила отказ ОВД в возбуждении уголовного дела. По версии и.о. прокурора Муромцевского района Александра Мигунова отказное постановление полиции «не законно, не мотивировано и не обосновано», а в целом, оно принято не на «основании собранных и исследованных материалов проверки»

Цитата.

За небольшой отрезок времени, пока Тамара Алексеевна вынуждена была находиться под крышей своей родной сестры Галины, произошло еще два инцидента.

Читаем из заявления гражданина Перевалова А.П. в Муромцевский районный суд г.Омска:

«За время нахождения моей жены у Фоминых Г.А. состояние ее здоровья резко ухудшилось, чего не случалось с момента назначения ей инвалидности в период нашего совместного проживания. 01.07.2023г. на машине «скорая помощь» она была доставлена в Муромцевскую ЦРБ в тяжелом состоянии и со следами телесных повреждений, в Низовской участковой больнице врачи не решились ее оставить.

После моего заявления в Отдел полиции р.п.Муромцево по поводу телесных повреждений и сдаче анализа крови Переваловой Т.А. на предмет принятия ею психотропных препаратов, Фоминых Г.А. поздно вечером 02.07.2023г. увезла мою жену в с.Низовое по месту своего проживания, заставив ее собственноручно написать заявление «об отказе от лечения», хотя при этом Фоминых Г.А. считает мою жену

недееспособной».

В другом своем заявлении Александр Павлович недоумевает по иному поводу.

Не менее для него возмутительному.

«Мы с сестрами моей жены (Речкиной Людмилой Алексеевной и Роун Надеждой Алексеевной) также предполагаем, что Фоминых Г.А. дает моей жене какой-то психотропный препарат, от которого она стала вялой, заторможенной и безучастной ко всему происходящему, в таком состоянии я ее видел, когда они приезжали на судебные заседания».

Приблизительно в такой же манере медики Омской клинической психиатрической больницы им. Н.Н.Солодникова описывают поступившую к ним на стационарную экспертизу пациентку.

Вялая, заторможенная.

К тому же, неряшливо одетая, растрепанная, со следами и запахом мочи от белья.

- Мне так обидно было это читать, - в сердцах и искренне возмущается А.П.Перевалов, - я мужчина, но никогда у меня Тамара не была в таком униженном состоянии.

Никогда!

«Клевета», «похищение и удержание человека помимо его воли», «кража (грабеж) сотового телефона», «нанесение телесных повреждений», «медикаментозное вмешательство в организм»…

Видимо, это еще не все претензии в адрес госпожи Фоминых со стороны ее кровных и сродных родственников.

Есть недовольство к фельдшеру и у односельчан, но как они говорят: не пойман – не вор, а уподобляться жалобщице и бездоказательно сотрясать воздух здесь не принято.

При таких вводных я не мог не посетить Галину Алексеевну, чтобы воочию задать ей свои и чужие наболевшие вопросы и услышать ее точку зрения на происходящее.

Из первых уст.

К домовладению фельдшера Фоминых я добирался через двухметровые заросли конопли и через жидкий мосток через овраг.

Или высохший ручей.

Как видим, соответствующая людской молве обстановка.

Встретила меня у ворот дома… Тамара Алексеевна Перевалова. Собственной персоной.

Мы поздоровались, я ее сперва, конечно, не признал, поэтому обратился к ней «Галина Алексеевна». Женщина меня поправила, что она «Тамара»:

- А Галина в бане, сейчас я ее позову…

Проходите!

Если при общении каких-либо изъянов в облике, в речи и в поведении мамы Константина я не заметил, то походка выдала в ней человека, не твердо стоящего на ногах.

С координацией движения и биомоторикой частей тела у человека явные проблемы. Кто-то из знакомых медиков поведал, что такое бывает из-за длительного употребления психотропных препаратов.

Припомнил я и мнение жителей Мыса, которые не так давно приняли участие в поминках Константина Перевалова – 18-го сентября было полгода с даты его трагической, но героической смерти.

Близкие и дорогие семье люди собрались на ритуальный обед, чтобы почтить память защитника Отечества.

- За четыре месяца опеки со стороны сестры Тамара выглядит удручающе. Она изрядно осунулась, похудела и стала передвигаться неестественно, координация тела явно нарушена, это может быть результатом перебора в организме лекарств…

Вопросы?

С виновницей заочных претензий, Галиной Алексеевной, мы беседовали достаточно долго.

У нее своя правда.

Дескать, держал Сашка Перевалов свою бывшую супругу в черном теле, побивал, мутузгал, измывался всячески.

Не выдержало у нее, как у родного человека, сердце все это наблюдать четыре десятилетия подряд, и решилась она на отчаянный

поступок.

-Буквально от смерти я спасла Тамарку, - нагнетала страху и накаляла страсти экс-фельдшер. - Ради близкого человека работу даже пришлось бросить…

Мои вопросы про пенсию сестры, про «гробовые деньги», про доплаты по случаю «потери кормильца» и другие положенные от государства льготы зависают без ответа.

- Теперь у нас все по-новому: Тамара отъелась, выглядит посвежее, по старой жизни

не скучает…

Расклад и мотивации сторон, разность их восприятия и оценок становятся более-менее осязаемыми.

В своих первопричинах и подоплеках.

Александр Перевалов хочет, как прежде, жить со своей супругой. Под одной крышей - в своей новой квартире. Делить с ней радости и несчастья поровну. Как это у них и было в течение всего прежнего официального и «нелегального» супружества.

Да, возможно, жили они не идеально, но жили. Сами. Никому не мешали.

Не побирались.

Лишенная своей названной «опекуншей» дееспособности и права слова Тамара Алексеевна, тем не менее, высказывает те же пожелания.

Состоявшаяся после длительной разлуки встреча супругов показала, что трепетные чувства в их сердцах не угасли, что людей по-прежнему тянет друг к другу.

А как может быть иначе, если за спиной более 40 лет совместной жизни?!

И, что характерно и на поверхности, это никак не обусловлено теми деньгами, которые государство выделило родителям погибшего героя.

Наоборот.

По мнению людей близких, это посторонние (не по крови, а по жизни и по разумению) граждане пытаются наложить на «гробовые деньги» свою лапу.

Вознамерились взять на себя тяжкую миссию… контролировать чужие финансы!

В роли претендента №1 и искусного манипулятора выступает не раз упомянутая мной Галина Фоминых.

Человек прямо заявил своим родственникам, что «Сашка с Тамаркой распорядиться деньгами не смогут». Дескать, «пусть они как жили раньше, так и живут», а вот управлять денежными потоками будет… она.

Семи пядей во лбу.

Схема казалась ей безотказной: разлучить Переваловых между собой и «добить» их по одиночке. Тамару – признать недееспособной и оформить над ней свое опекунство, затем купить на ее «гробовые деньги» жилье для сына в Омске, а самим переселиться в его однокомнатную квартиру.

Благодать!

И, опять же, это не мои слова, домыслы или интерпретации «на тему».

Отнюдь.

Об этом мне поведала Людмила Алексеевна Речкина, кстати сказать, еще одна из родных сестер Тамары и Галины.

В отличие от своей близкой родственницы она изначально была на стороне Александра и Тамары. Она просто не могла представить, «как можно так поступить с людьми, которые прикипели друг к дружке»:

- Они ведь всю жизнь прожили вместе. 19 лет человек болел и никто ведь не оформлял над ней опекунство, даже мыслей таких не подавал, а здесь на тебе – таким галопом Галю понесло…

По словам Людмилы Речкиной, свои тайные намерения сестра Галина высказала, когда тело Константина еще не предали земле.

- У нас в семье такое горе было, мысли никак не про «гробовые деньги», а она тем временем наняла адвоката и пошла вперед за миллионами. Меня с младшей сестрой послала на три веселых буквы. Начала борьбу за опекунство. Я позвонила Саше, он был

в трансе.

Видимо, уместно будет представить хронологию охоты за «гробовыми деньгами» в исполнении госпожи Фоминых.

Как это помнит Людмила Речкина.

- Сестра Галя мне позвонила, типа, выпил он после похорон. Она меня озадачила словами, что «Тамарку надо определять»...

- Я ей сказала, что разлучать их не надо, а уже вечером от нее телефонный звонок: «Я буду опекуном». И пояснила, что проживать они, как и раньше, будут вместе, а «я буду денежными средствами руководить»…

- Я тогда еще даже не знала, о каких средствах, вообще, идет речь…

- После меня ей позвонила наша младшая сестра: «Как так, Галя, что ты удумала?!». Та пояснила, что, дескать, «куплю своему сыну Андрюшке квартиру в Омске, а в его квартиру переедем с Тамаркой».

И понеслось.

На первых порах родственники с обеих сторон пребывали в каком-то зомбо-шоке от постыдных и напористых действий своей родственницы.

Дальше-больше.

В итоге Галина заявляет, как будто с ней кто-то спорит, ей кто-то перечит или что-то у нее требует:

- А почему, говорит, я должна с кем-то из вас что-то делить? Кто вы такие? Это я – опекун!

И это не только слова человека, возомнившего себя «пупом Земли».

Например, в официальных документах полицейского ведомства, датируемых ранее вынесения судебного акта «о недееспособности гражданки Т.А.Переваловой», Галина Фоминых проходила не иначе, как лицо официальное и со статусом… «опекун».

Без решения суда, без заключения и наделения полномочиями со стороны органа опеки и попечительства!

Мистика…

Жизнь, видимо, не без Божьей помощи, но расставляет всё и всех по своим местам.

Вот и Галина Алексеевна просчиталась в своих ожиданиях и просчиталась, видимо, по-крупному.

Скорее всего, по разумению сельского фельдшера каждый из супругов, так как они находятся в разводе, должен был получить от государства по 12 млн рублей, в качестве компенсации за смерть сына. Но, как выяснилось, это общая итоговая сумма, которая, к тому же, делится на двоих родителей.

Поровну.

Следовательно, и другие расчеты госпожи Фоминых дали математический сбой.

По моим сведениям, юристу, который помогал строчить кляузы и «разводить» убитую горем семью Переваловых по «правовым углам», был обещан гонорар в… 1,5 млн рублей.

Не исключено, что «исполнитель» планировал поделить эту крупную сумму на более мелкие транши для поощрения остальных

компаньонов –

«участников».

А как иначе можно объяснить странную заинтересованность или, другими словами, ангажированность, которую открыто демонстрируют местные силовики?

Почувствовали маржу?!

А как же нормы УПК, добросовестность, корпоративный дух, взаимовыручка…

На глазах у действующего сотрудника полиции, а, может, и с его непосредственным участием незаконно изымают, а затем и насильно удерживают человека.

Это, между прочим, тяжкий состав преступления.

Однако, никакого процессуального решения по этим событиям нет.

До сих пор.

Следком местный молчит, хотя в других обстоятельствах реагирует на подобные вещи моментально.

А вот по факту снятия денег со счета Т.А.Переваловой на частичную оплату жилья для совместного проживания с (экс)супругом местный Следственный комитет оперативно… возбуждает уголовное дело!

И не важно, что деньги на месте, что состава преступления нет, что криминальные намерения, умысел, событие изначально отсутствуют, зато дело… есть!

А там глядишь и подозреваемый, обвиняемый, суд, приговор, срок, тюрьма.

«Галочка»!

Или вот еще показательные сопоставления «двойных стандартов».

По краже телефона, которую совершила гражданка Фоминых, полицейские молчали и формально описывались почти пять месяцев.

Предлагали заявителю самому, по-родственному, разобраться.

Или замириться.

Логика прослеживается просто убойная: когда надо – вы не супруги и даже не родственники, а так себе – «восьмая вода на киселе». Но когда органам надо – граждане оказываются плоть от плоти свои, хоть в десятом

колене.

Или вот еще ОВД-парадокс.

На заявление «о телесные повреждениях на теле экс-супруги Переваловой», «о возможном введение ей психотропных препаратов» – ноль эмоций и отсутствие документооборота.

Но стоило госпоже Фоминых заявить о том, что ее бывший деверь «схватил своей рукой за мое запястье, чем причинил мне физическую боль» (чего в природе не было) – со стороны полиции тут же принимаются меры реагирования и проводится административное расследование

«о побоях».

Знатная и колоритная по своей гнусности выдалась борьба за «гробовые деньги».

Правда, одна сторона боролась и борется за воссоединение семьи, за справедливость и нетленные человеческие ценности.

Рубли здесь ни при чем.

А вот оппоненты все поставили на меркантильный интерес. И – проиграли.

Более 35-ти дворов села Мыс подписались в поддержку Александра Перевалова и Тамары, его жены.

Перед Богом.

«Мы подтверждаем, что супруги Переваловы проживали совместно сорок лет и никогда не расставались, работали, воспитывали сына, вели общее хозяйство, помощи от родственников жены не получали».

«Мы возмущены тем, что спустя полтора месяца после гибели их сына и поступления денежных средств от государства, родная сестра Тамары Алексеевны, Фоминых Галина Алексеевна, проживающая в с.Низовое Муромцевского района Омской области, забрала ее от супруга и по настоящее время удерживает у себя, запрещая супругу общаться с ней даже по телефону…».

«Супруги Переваловы были очень привязаны друг к другу, проживать отдельно они не могут, тем более, после смерти единственного сына»…

Наверное, позиция общественности наглядно демонстрирует на чьей стороне должны быть Правда, Закон и Справедливость – двух мнений здесь быть

не может.

В день моего приезда в Муромцево родственники Александра Павловича Перевалова по его линии и по линии его суженой праздновали промежуточную победу.

Местный орган опеки и попечительства, не без участия надзорного органа, в выборе опекуна для Тамары Переваловой выбрал кандидатуру ее родной сестры, но не Галины Фоминых, которая предваряя ход событий называла себя таковой, а – Людмилы Речкиной.

Уже после моего отъезда прошла передача подопечной «из рук в руки».

На поминках гвардии младшего сержанта Константина Перевалова в одном из кафе собрались все неравнодушные граждане в полном составе. Не пришли помянуть героя СВО и порадоваться за воссоединение Саши с Тамарой лишь сестра Галя и ее дети-внуки, хотя их приглашали на ритуальное действо.

Александр Павлович и здесь в своей миротворческой манере:

- Галя, давай все прекратим,

ради Бога!

Сейчас быт и отношения четы Переваловых налаживаются.

Законный опекун ожидаемо не препятствует общению супругов.

Еще на ритуальном обеде присутствующие заметили разительные изменения в Александре и Тамаре. В их голосе, осанке, взгляде, глазах...

- Она как увидела Сашу и говорит ему: ты почему так долго не был?...

- Я видела глаза Александра Павловича и Тамары Алексеевны. Какие они были довольные, что они, наконец-то, встретились. В кафе были жители из Мыса, которых она всех узнала и каждого назвала по имени-отчеству…

- Как так возможно поступать? У людей невосполнимое горе, а вокруг идет охота за их грабовыми миллионами. В каком мире мы живем?

- Сейчас мы будем жить одной большой семьей, мы за это и боролись! - на этих оптимистичных словах Людмилы Речкиной мне бы и хотелось завершить мой отчет из поездки в живописный и самобытный Муромцевский район.

Надеюсь, что глас народа будет услышан.

Так будет.

Вместо эпилога…

В период предвыборной кампании вр.и.о. губернатора Омской области Виталия Хоценко его часто можно было видеть в окружении семей участников СВО.

Оно и понятно – знак внимания, слова поддержки, благодарности, протекции и шефства со стороны действующей власти – это великое моральное, нравственное и этическое подспорье.

Скорее всего, следом идут мероприятия со стороны местных властей в решении каких-то насущных и повседневных для граждан

проблем.

Так, может, исходя из отраженных выше страстей и жизненных катаклизмов, и членов семей погибших участников СВО нужно брать под опеку?

Например, Губернаторскую…

Как показывает практика, с выплатами положенных от государства «гробовых денег» проблемы у родственников не заканчиваются, а только начинаются.

К бабке не ходи, информация о получателях компенсационных выплат уходит налево. И быстро находит своих заинтересантов. Не исключено, даже из числа должностных лиц органов власти и правоохранительных

ведомств.

Тут же вокруг убитых горем родителей или вокруг одного их них, или иных наследников, беспомощных или, напротив, не отягощенных моральными принципами, начинают виться комбинаторы разного рода теневых схем, смысл которых популярно изложен в этой публикации.

Это всего лишь один пример из возможных околозаконных практик.

А таковых и аналогичных может быть десятки.

Или сотни.

По моему глубокому убеждению, «гробовые деньги» не должны разъединять, не должны развращать, не должны порождать в душах людей негативные эмоции.

Они предназначены для иного.

С одной стороны, это долг Государства перед семьями воинов, погибших за нашу Родину, а, с другой, это компенсация тех нравственных и душевных потерь, которые понесли граждане в связи со смертью своего кровного родственника или члена своей

семьи.

Не правильным, видимо, будет контролировать или вмешиваться в непосредственное расходование этих денег.

Но…

Присмотреть, чтобы бюджетные миллионы не стали мишенью для махинаций, интриг, скандалов и ссор, это задача государственной важности.

Не для красного словца было и будет сказано: это нужно не мертвым, это нужно

живым!

(продолжение следует…)

Александр Грасс,

независимый журналист,

специально для авторского блога www.ОМСК-ПРАВО.РФ

г.Омск – р.п.Муромцево – с.Мыс – с.Низовое

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.

Последние статьи
prev
next

Выступление Александра Грасса на региональных праймериз

Омичи ежедневно десятки раз спрашивают о моих взглядах. Политических, экономических, социальных, жизненных. Безусловно, одной фразой здесь не ограничишься, а времени

Читать далее

Для того и кремний, чтобы проверить нас на прочность

«У нас вчера вечером расклеили листовки по всем подъездам, что, оказывается, за нашими домами за Стрельникова (я живу на Заозерной) на

Читать далее

ЗАДАЙ ВОПРОС

ПРОФЕССИОНАЛУ

бесплатно!

- заполни заявку

Добавить информацию
в банк данных

- адвокат
- юрист
- организация

Рейтинг "ТП"

ДАЙ СВОЮ ОЦЕНКУ…

СУДЬЕ
ПРОКУРОРУ
ПОЛИЦЕЙСКОМУ
АДВОКАТУ
НОТАРИУСУ
ЮРИСТУ
ПРАВОЗАЩИТНИКУ
АРБИТРАЖНОМУ УПРАВЛЯЮЩЕМУ
ЧИНОВНИКУ
СУДЕБНОМУ ПРИСТАВУ
НАЛОГОВОМУ ИНСПЕКТОРУ

Добавить Персону

Обратная связь

Ваше мнение

Почему чиновники игнорируют Закон?

Дискуссии