logo
Баннер
Баннер

От первого лица

Александр Грасс
тел: 606377, 89083193173
Задать вопрос

Подробнее

prev
next

«Самозанятость» как форма коррупции?!

Задавшись вопросом в столь необычной постановке (он вынесен в заголовок статьи), мы не преследуем цель кого-то опорочить, посеять сомнение

Читать далее

Народный ответ – «дорожному беспределу»

Мне понравилась рубрика «народные новости», точнее ее направленность. Что-то из серии «защити себя сам». Действительно, сегодня многие на себе ощущают

Читать далее

Кто «кошмарит» омскую экологию?!

Ежегодно пятого июня отмечается Всемирный день окружающей среды или, как принято называть его, День эколога. В мире его празднуют с

Читать далее
Баннер

Проголосовать

Как Вы считаете, Вам нужен персональный адвокат?

Объявление

Ю Р И Д И Ч Е С К И Й

А У Т С О Р С И Н Г

(юридическое обслуживание

организаций)

за 5 000 рублей в месяц

тел.: 8-913-972-45-99

добавить объявление


Гражданское общество

Знаете ли Вы своего депутата?

Партнеры

В Омске даже фамилия «Счастье» уже не спасает горожан от… трагической гибели?!

+ 37
0

Омичка сменила фамилию в надежде избавиться от преследующих ее по жизни неприятностей, но вместо этого подорвала здоровье, слегла в больницу и там умерла от… отравления лекарствами!

Почти год сотрудники Следственного комитета по Омской области не могут возбудить уголовное дело по факту смерти при странных обстоятельствах пациентки БУЗОО "КПБ им. Н.Н.Солодникова" – 30-летней омички Марии Счастье.

Хотя достоверно установлено, что причиной ее летального исхода является очевидная халатность медперсонала медучреждения и, как следствие, «острое отравление препаратами с избыточным содержанием

вещества лития».

Видимо, уместным будет начать рассказ про этот вопиющий и такой привычный для Омска случай с экскурса в историю.

Жизни и смерти гражданки М.В.Счастье, урожденной Марии Владимировны Огородниковой.

Если сосредоточиться на поиске причинно-следственной связи между прижизненными обстоятельствами и трагической развязкой, то отсчет, на мой взгляд, нужно вести с 2016-го года, когда хронически больная Мария Счастье (с ее слов, «два диагноза, входящие в реестр лиц, нуждающихся в предоставлении отдельного социального жилья») попыталась получить от муниципалитета

«отдельный угол».

Не знаем, как так получилось, наши юристы в 2017-ом году консультировали обратившуюся к нам за помощью омичку, но судебная тяжба гражданки с мэрией Омска закончилась для нее отрицательным результатом.

В выделении отдельного жилья на условиях социального найма истице отказали на основании того, что «заявитель намеренно ухудшила свои жилищные условия», съехав из родительского дома на съемное жилье. В таком случае для обращения в муниципалитет за помощью должно пройти

не менее 5-ти лет.

В тексте судебного решения, вообще, отсутствует упоминание таких оснований для удовлетворения требований гр.Счастье М.В., как «наличие хронических заболеваний».

Возможно, это ошибка юриста, представляющего интересы нуждающейся, возможно, не верная квалификация статуса своих заболеваний со

стороны истицы.

Впрочем, в материалах доследственной проверки (№1426пр-20), которую до сих пор проводят в Следственном отделе СКР по ЦАО г.Омска, эти диагнозы, наоборот, присутствуют.

По-крайней мере, один из них точно – «шизофрения».

И, по всей видимости, именно на нем делается глубокомысленный акцент следствием в обосновании того, что причиной отравления гражданки М.В.Счастье стала «склонность к суициду».

Именно этому моменту придается особое внимание и в протоколах допроса родственников погибшей женщины, и в описательной части ряда постановлений «о назначении судебно-медицинской экспертизы» – здесь данное обстоятельство упоминается

неоднократно.

Пока не хотелось бы погружаться в социальные катаклизмы, которые преследовали Марию Счастье все это время, не хотелось бы спорить и со следствием относительно методики его работы.

Но все-таки есть мнение, что Следком в данном трагическом инциденте занял позицию по снятию какой-либо уголовной ответственности с сотрудников ОКПБ им. Н.Н.Солодникова.

Ведь для квалификации наличия признаков преступления не нужно собирать информацию характеризующего толка на погибшую (потерпевшую-!), не нужно искать причины отравления в ее прошлой жизни. Тем более, что накануне своей странной кончины Мария Счастье все-таки выиграла суд у мэрии Омска «о предоставлении соцжилья», ей даже была, наконец-то, определена конкретная квартира на улице 6-ая Ленинградская – это район

Старой Московки.

У молодой женщины в этот жизненный период, казалось бы, было менее всего причин впадать в депрессию и покушаться на суицид.

Самое время – обустраиваться и жить!

Но именно в это время омичку кладут с обострением основного заболевания в психбольницу, фактически, на принудительное лечение. Ее помещают, предположительно, против воли в закрытое отделение №18, полностью ограничивают общение с родственниками и близкими.

И по телефону, и визуально.

Отец погибшей, Владимир Огородников, подозревает, что его дочь, отравившаяся медпрепаратами, не могла получить в стенах КБП адекватного и экстренного лечения. Лишь спустя несколько дней тщетного «самолечения» руководство психбольницы принимает решение о переводе М.В.Счастье в профильное учреждение – БСМП №1.

Но было поздно.

Судя по материалам патолого-анатомического вскрытия, пациентка поступила в Больницу скорой медицинской помощи в крайне тяжелом положении.

«В БСМП-1 г.Омска больная поступила в бессознательном состоянии и в сознание более не приходила. Через несколько дней Счастье М.В. была переведена из реанимации в отделение острых отравлений, но продолжала находиться под аппаратом ИВЛ, положительной динамики не наблюдалось».

Спустя неделю медики констатировали биологическую смерть, хотя клиническая наступила, вероятно, еще раньше.

Сейчас родственники уже в рамках «комиссионной судебно-медицинской экспертизы» пытаются сформулировать свои вопросы относительно своевременности и адекватности оказанной персоналом ОКПБ им. Н.Н.Солодникова медицинской помощи их дочери.

Ставят вопросы о том, насколько правильно была выбрана тактика лечения, насколько верной была определена лечащим врачом доза препарата. Хотя вопрос-то, на мой взгляд,

совсем в другом.

Следствие, похоже, искусственно и искусно ведет проверку в тупик и путает родственников, которые не обладают достаточными юридическими познаниями.

Из первичных материалов вскрытия, которые, видимо, уже не удастся переписать и подвергнуть анафеме, препарат лития обнаруженный в крови трупа, составлял концентрацию 4000 ммоль/л. В открытых Интернет-источниках смертельной называют дозу лития в крови в 3,0 мэкв/л. Учитывая, что соотношение величины измерения 1 мэкв = 0,5 ммоль, то летальная доза в случае с Марией Счастье превышает минимальную в… 666 раз!

Трудно даже представить, сколько таблеток нужно было употребить, чтобы спустя 10 суток, после неоднократного промывания эелудка и других процедур на выходе получить такую концентрацию.

Уму не постижимо.

При этом до сих пор предварительное следствие занимается тем, что скрупулезно фиксирует претензии родителей погибшей омички в адрес персонала КПБ.

«Медик не имели права против воли пациента и ее родственников не выписывать гр. Счастье М.В. из стационара»…

«Именно врачи БУЗОО «КПБ им. Н.Н.Солодникова» виноваты в том, что отравившаяся пациентка несколько дней находилась в их отделении в тяжелом состоянии, а они по своей специфике не имели возможность оказать ей адекватной медицинской помощи»…

Эмоции родителей, потерявших дочь, понять можно. И их правовую неопределенность в заявленных требованиях – тоже. Но как понять сотрудников омского Следкома, которые в данной трагической и летальной ситуации не видят вещей по своей криминальной природе

элементарнейших.

А не хочет ли следствие задаться вопросом, а как так произошло, что пациентка из «закрытого отделения №18» получает… свободный доступ к препаратам ограниченного хождения и из категории «сильнодействующих»?!

Аннотации и инструкции к препаратам группы «литиевых» буквально пестрят предупреждениями, что раз в неделю пациенту обязательно нужно проверять концентрацию лития в крови. Иначе – опасные последствия. А здесь – свободный доступ к месту хранения препаратов… И, похоже, не к одной упаковке…

В таком случае, при чем здесь последующее «лечение» и борьба за жизнь пациента силами профильного или непрофильного лечебного учреждения, если основная причина трагедии – это халатность персонала КПБ, приведшая к смерти человека?

Все это – прямое основание для возбуждения уголовного дела! По статьям 293 или 109 УК РФ – здесь уже нужно смотреть на нюансы. Почему этого не видит начальство «майора юстиции В.А.Лекавичуса», не видит надзорный орган – прокурор ЦАО г.Омска В.В.Голубь?

Нет… «интереса»?!

(продолжение следует...)

Александр Грасс,

независимый журналист,

специально для авторского блога на Омск-право.ру

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.

Последние статьи
prev
next

Выступление Александра Грасса на региональных праймериз

Омичи ежедневно десятки раз спрашивают о моих взглядах. Политических, экономических, социальных, жизненных. Безусловно, одной фразой здесь не ограничишься, а времени

Читать далее

Для того и кремний, чтобы проверить нас на прочность

«У нас вчера вечером расклеили листовки по всем подъездам, что, оказывается, за нашими домами за Стрельникова (я живу на Заозерной) на

Читать далее

ЗАДАЙ ВОПРОС

ПРОФЕССИОНАЛУ

бесплатно!

- заполни заявку

Добавить информацию
в банк данных

- адвокат
- юрист
- организация

Рейтинг "ТП"

ДАЙ СВОЮ ОЦЕНКУ…

СУДЬЕ
ПРОКУРОРУ
ПОЛИЦЕЙСКОМУ
АДВОКАТУ
НОТАРИУСУ
ЮРИСТУ
ПРАВОЗАЩИТНИКУ
АРБИТРАЖНОМУ УПРАВЛЯЮЩЕМУ
ЧИНОВНИКУ
СУДЕБНОМУ ПРИСТАВУ
НАЛОГОВОМУ ИНСПЕКТОРУ

Добавить Персону

Обратная связь

Ваше мнение

Почему чиновники игнорируют Закон?