logo
Баннер
Баннер

От первого лица

Александр Грасс
тел: 606377, 89083193173
Задать вопрос

Подробнее

prev
next

«Самозанятость» как форма коррупции?!

Задавшись вопросом в столь необычной постановке (он вынесен в заголовок статьи), мы не преследуем цель кого-то опорочить, посеять сомнение

Читать далее

Народный ответ – «дорожному беспределу»

Мне понравилась рубрика «народные новости», точнее ее направленность. Что-то из серии «защити себя сам». Действительно, сегодня многие на себе ощущают

Читать далее

Кто «кошмарит» омскую экологию?!

Ежегодно пятого июня отмечается Всемирный день окружающей среды или, как принято называть его, День эколога. В мире его празднуют с

Читать далее
Баннер

Проголосовать

Как Вы считаете, Вам нужен персональный адвокат?

Объявление

Ю Р И Д И Ч Е С К И Й

А У Т С О Р С И Н Г

(юридическое обслуживание

организаций)

за 5 000 рублей в месяц

тел.: 8-913-972-45-99

добавить объявление


Гражданское общество

Знаете ли Вы своего депутата?

Партнеры

Омское Управление Г.И.Б.Д.Д.: 6 (шесть-!!!) лет… беззакония и фальши?!?!?

+ 104
- 2

Об атмосфере нигилизма, которая царит в «дорожном ведомстве» омского УМВД, красноречиво говорит правовая незащищенность автолюбителей перед возможными фальсификациями «стражей порядка»…

"Око видит,

да зуб неймет"

Иван Крылов,

басня "Лисица и Виноград"

Поговорить на эту актуальную для Омска тему меня давно подмывало из чувства личной и крайней заинтересованности.

Лет пять назад под прессинг местных инспекторов ДПС попал мой близкий родственник. Так что, о том, что могут и как творить на наших дорогах ребята в салатовых жилетах, я знаю не понаслышке.

А потому и не спешил использовать данные мне Интернетом и статусом «блогера» возможности в своих, так сказать, «корыстных», интересах и целях.

Теперь – можно!

Совсем другое дело, когда тобой движет не голый зуд творчества, а задание. В этих условиях, как говорится, «руки развязаны», а «маски сорваны» (или… надеты-?!).

Шеф попросил порассуждать, достать из редакционного «загашника» (архива) и собственного опыта все, что можно по этой проблематике.

Видать, и его допекло.

Наблюдать со стороны, как «варятся» и «томятся» в соусе голимого междусобойчика, как бы, непримиримые по ГПК, АПК и УПК РФ процессуальные «оппоненты». На все цвета радуги подыгрывая и ублажая

друг дружку.

Не скрою, предыстория такого живого и пристального интереса к омскому Управлению ГИБДД – резонансное уголовное «дело Евгения Аскапова».

Оно сейчас рассматривается в Ленинском районном суде города Омска (дело №1-488/2020, судья Виктория Вашкевич, см.55RS0003-01-2019-004596-54) и, похоже, может войти в анналы местного Правосудия и журналистики, как «последний гвоздь» в крышку гроба… местной «наркомафии»!

И, что особенно важно, ударить спрут можно по той его головной части, которая организует наркотрафик, «барыжит» сама и контролирует в Омске сбыт дури, пребывая…

в погонах!!!

По мнению адвоката Олега Киселева (сторона защиты по «делу Аскапова»), «данного скандального и грязного разбирательства, длящегося уже более двух лет, могло бы и не быть».

Как полагает юрист, и версию обвинения, и версию защиты легко проверить на истину одной только записью с камеры видеорегистратора патрульной машины ДПС, которая официально была задействована в задержании Аскапова в рамках совместной спецоперации местных

УНК и СБ.

Это же элементарно! Зачем брать объяснения сторон, устранять неизбежные противоречия, проводить очные ставки, реагировать на ходатайства, жалобы, проверки…

Зачем все эти мучительные и затратные «движняки»?

Если все можно воочию и детально увидеть на мониторе с видеозаписи, сделанной изнутри машины ДПС сразу в двух ракурсах. Наружу и внутрь (угол обзора не менее 140 градусов), «ночная съемка», GPS-трекер...

Данные характеристики, кстати, взяты тоже не с

бухты-барахты.

Оказывается, еще в феврале 2013-го года было издано Указание по ГУОБДД МВД России №1/1523 «О применении видеорегистраторов».

Вот как это обосновывалось тогда руководством полицейского ведомства страны:

«В целях повышения эффективности использования видеорегистраторов для решения проблем правовой защищенности сотрудников ДПС, обеспечения надлежащего контроля за несением службы, соблюдения законности в правоприменительной деятельности»…

Золотые слова!

Если кратко, то согласно этому документу все патрульные машины ДПС-ГИБДД, несущие службу, выходящие на патрулирование или в рейд, в обязательном порядке должны быть оснащены видеорегистраторами.

С того времени – это ОБЯЗАТЕЛЬНО!

«Указанием» подробно регламентировались технические характеристики гаджетов, порядок заступления инспекторов на службу, сдачи ими дежурства и флешнакопителя.

Для этой важной в плане борьбы с коррупцией работы выделялись штатная обученная единица, специальный сервер для хранения информации, исключающий доступ

«третьих лиц».

Впрочем, на местах данной работой вплотную региональные подразделения УМВД занялись лишь к… 2017-ому году.

Понятно, нет того, другого, пятого… десятого… Денег, желания, намерений, людей…

Значительно ускорила инициативу Госавтоинспекции судебная практика. В отдельных регионах России автолюбители и их адвокаты/юристы/представители стали массово ссылаться на данный нормативный акт МВД с требованием предъявить в качестве доказательства позиции ГИБДД не словесные показания ее сотрудников, а записи с видеорегистраторов патрульных авто.

И… началось!

То «видеозапись в нарушение указания МВД России №1/1523 «О применении видеорегистраторов» не велась», то «данные видеорегистраторов не сохранились», то «видеозапись велась фрагментами», «максимальный угол обзора видеокамеры исключал видимость»…

И до каких-то пор все это сходило у ГИБэДэДэшников с рук, пока в судебном процессе не развалилось уголовное дело по взятке сотруднику ДПС (см. дело №1-101/2014, приговор от 18 марта 2014 г., Набережночелнинский городской суд (Республика Татарстан).

На самом интересном моменте коррупции – на передаче меченых денежных средств запись видеорегистратора в патрульной машине «вдруг» оборвалась.

Типа,

«сама собой».

Следствие и прокуратура, вынуждены были признать поражение по данному эпизоду и частично отказаться от обвинения.

Но именно манипуляции с видеорегистратором стали основанием для проведения в отношении «оправданного» ДэПээСника служебной проверки, вынесения дисциплинарного наказания и… увольнения со службы!

Все эти моменты «правового роста» европейская часть России прошла за 2013-2017-ый годы. Сообща в этом процессе поучаствовали и полицейские, и прокурорские,

и юристы.

До сих пор образец работы адвоката Елсакова из Волгограда гуляет по просторам Интернета (см. https://pravorub.ru/articles/68049.html).

Его публикация под названием «Применение в работе адвокатов антикоррупционного указания МВД РФ о требованиях к видеорегистрации, осуществляемой ДПС» от 23.02.2016 года и сейчас пользуется заслуженной популярностью.

И у коллег по адвокатуре, и у автоюристов, и у автолюбителей, попавших «под раздачу» коррумпированных и отвязных

сотрудников ГИБДД.

В принципе, вся антикоррупционная и просветительская миссия публикации отражена в двух абзацах:

«Главное в указании то, что оно обязывает инспекторов ДПС включать видеорегистратор в патрульном автомобиле с начала заступления на службу (п.15 Приложения № 1) и выключать только после прекращения службы.

Т.е. фиксировать все и вся происходящее двумя камерами снаружи и внутри салона служебного

автомобиля.

А это дает возможность адвокату изучением видеозаписи проверить законность всех действий инспекторов ДПС в отношении доверителей (с возможным выводом о недопустимости каких-то доказательств, о выявлении фальсификации доказательств и т.д. и т.п.).

И в случае отсутствия (произвольного отключения) видеофиксации происшествия, заявить о не представлении объективных доказательств при наличии имевшейся технической

возможности».

Закономерным результатом столь пристального внимания к проблеме гражданского и правового сообществ стал Приказ МВД России от 23.08.2017г. № 644 (ред. от 21.12.2017г.) «Об утверждении Административного регламента исполнения Министерством внутренних дел РФ государственной функции по осуществлению федерального государственного надзора за соблюдением участниками дорожного движения требований законодательства РФ в области безопасности дорожного движения».

Данный документ был не только «издан», но и в отличие от «указания» был зарегистрирован в Минюсте России (http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_280037/97bb35bca44fe3868a8f1ce4bcc97ff43c9a2bc1/). За номером 48459 от

06.10.2017.

Прежде чем под углом этих документов «пройтись» по резонансному «делу Евгения Аскапова», обвиняемого в сбыте наркотиков, коснусь своего, личного.

Я ведь обещал. Впрочем, во многом ради этого и взялся «за перо». Точнее – клавиатуру.

Лет пять назад близкого родственника моей дочери привлекли по линии ГИБДД за «отказ от медосвидетельствования». Понятно, что «дунуть в трубку» никто не отказывался. Но молодому человеку «запудрили мозги» и дали подписать ряд уже заполненных сотрудниками ДПС бумаг.

И… «шито-крыто»!

На суде полицейские живописали, как водитель демонстрировал все признаки алко- и наркоопьянения.

Дескать, «не мог ходить прямо», «имел красные щеки», «разговаривал по телефону заплетающимся языком», «прятался в патрульном автомобиле ДПС за спинку кресла», «бросался на заднее стекло».

Если бы я не знал «нарушителя», я бы поверил – передо мной портрет «автозверя» и «убийцы пешеходов».

В одном лице.

Ни один понятой поддержать блажь полицейских в суд не пришел.

Скорее всего, они были изначально «подставные».

Родственник принес справки из наркодиспансера об отсутствии алкоголя и наркотиков в крови и моче. И потребовал от ГИБДД предоставить в суд запись с видеорегистратора о его «бесчинствах».

Как вы понимаете, «шиш на постном масле» пришел в адрес Фемиды из омской Государственной инспекции Безопасности Дорожного Движения.

Почему?! – спросите вы. Да потому, что местная полиция давно уже «положила» на суды и на их запросы. Дескать, на «нет» и суда у судов

в Омске нет!

Районная, а затем и областная Фемиды молча утерлись этим «оскорблением» и признали автолюбителя, которого, как только могли,  оболгали «люди в форме»,… виновным.

Уверен, тысячи, десятки тысяч омичей прошли через этот обман и унижение.

Ладно, для кого лишение прав – действительно, момент задуматься о своем «житье-бытье», взяться за ум и взросление, а как быть тем, кто «на ровном месте» лишился единственного заработка, возможности кормить семью и детей?!

Как им-то быть?

И где искать управу на зарвавшихся, обнаглевших и попирающих Закон…

инспекторов?

Самое время коснуться забытого было здесь нами «дела Евгения Аскапова».

Проблема умышленно медленного применения видеорегистраторов сотрудниками ДПС имеет к этому уголовному процессу самое непосредственное отношение.

Пока местные «правозащитники», «автоюристы», «адвокаты» и представители других правовых институтов об этом «тотально молчат», суд в отношении молодого полицейского из ОП-5 способен прорубить брешь не только в стройным рядах местной «наркомафии», но и в этом скользком ГИБДД-вопросе…

навести порядок.

Кратко напомню коллизию, которую третий год расследуют в Ленинском районном суде города Омска.

Старшего лейтенанта Евгения Аскапова из Отдела полиции №5 обвиняют в сбыте наркотиков (ч.3 ст.228.1 УК РФ). В задержании «барыги» участвовали не только сотрудники Управления по контролю за оборотом наркотиков и Отдела собственной безопасности местного УМВД, но и патруль ДПС.

Сотрудники ГИБДД Казаков и Бондарь (патруль №225) были официально прикомандированы к участию в данной

спецоперации.

По ее «удачному» завершению они даже писали соответствующие рапорты своему начальству.

С массой личных ощущений и восприятий.

Однако, нигде не фигурирует отчет, информация или какое-либо упоминание о судьбе записи с камеры видеорегистратора, которая по должностной инструкции и соответствующим ведомственным документам МВД должна была быть включена с момента начала дежурства, работать не переставая, а затем перенесена на флешпамять и передана на ответственное хранение.

Как минимум, на месяц!

Тем более, что речь шла не о заурядном дежурстве, а об участии в особо опасном и громком задержании «наркооборотня»

из числа своих!

С самого начала расследования этого уголовного дела становится понятным, что без видеозаписи не обойтись.

Не ясно, кто находился в машине ДПС и отдавал команды сотрудникам. Не ясно, где и как был остановлен автомобиль, в котором сидел подсудимый Аскапов. Не ясно, каким образом происходил его захват с участием бойцов подразделения «Гром». Не ясно, кто подкинул в его машину банковские карты и ранее изъятое у Аскапова удостоверение полицейского. Не ясно, как под машиной оказался разбитый телефон, о котором сотрудники УНК «вспомнили» на третий день после задержания. Не ясно, как подтвердить или опровергнуть слова свидетеля, который видел и слышал, как «человек в камуфляже» подкинул Аскапову в карман наркотики… Со словами:

- На, сука, держи!

Одним словом, без объективной информации, запечатленной на камере видеорегистратора, в этом деле даже «черт

ногу сломает».

Однако, следователь Следственного отдела СУ СК России по Ленинскому АО г.Омска Екатерина Корнюш этим вопросом себя не утруждает.

Она не запрашивает ни видео с патрульного автомобиля ДПС, ни с камер, расположенных по трассе Омск-Черлак, чтобы опровергнуть или подтвердить слова и обвинителей, и обвиняемых.

То, что это делается «сыщиком» умышленно, даже у журналистов не вызывает сомнения. Ведь параллельно уничтожаются и другие следы, которые могут свидетельствовать в пользу защиты. Например, в день задержания химикатами уничтожаются все пото-жировые следы, отпечатки и ДНК-молекулы на упаковках изъятых наркотиков.

В совокупности данный алгоритм действий говорит о том, что делалось это не иначе как злонамеренно,

с… умыслом.

Лишь через 9 (девять-!) месяцев, когда «дело Аскапова» было передано другому следователю, тот «оперативно» направил запрос в ГИБДД с требованием «предоставить видео задержания».

Но было уже, как бы, поздно…

Ответ из регионального Управления ГИБДД красноречив по своему содержанию. Дескать, «предоставить не представляется возможным», «хранение за пределами шести месяцев не предусмотрено» и «нет технической возможности».

Возможно, выражу мнение многих. Не сервера у них нет, не возможности,

нет… совести!

Журналист Александр Грасс попробовал изучить причины, почему это поставленное вне Закона «коррупционное явление» до сих пор «живет» в органах омского ГИБДД.

Если в двух словах, то это системная недоработка или попустительство со стороны Следственного комитета, Прокуратуры и судов.

Например, в «деле Аскапова» и аналогичных криминальных эпизодах, где наличие и изъятие видеозаписи продиктовано позицией и органов дознания, и защиты, факт отсутствия (утраты) видео автоматически должно быть поводом для организации служебной проверки, административного разбирательства и увольнения со службы.

С треском!

Есть ли в Омске такая правоприменительная практика?! Скорее всего, ответ

отрицательный.

Как следует из письма на запрос Омск-право.ру, правовым регулированием данного вопроса омское ГИБДД занялось лишь в… 2019-ом году!

Вот цитата из ответа за подписью «Врио главного Государственного инспектора безопасности дорожного движения по Омской области Е.А.Щербинина»:

«На Ваш запрос сообщаю, в соответствии с требованиям нормативных актов Министерства внутренних дел Российской Федерации приказом Управления МВД России по Омской области от 18 января 2019 года №27 утверждена Инструкция по применению носимых и установленных в патрульных автомобилях систем видеонаблюдения, организации хранения и использования ауди-, видеоинформации, полученной в результате

их применения».

Далее главный Облинспектор ГИБДД разъясняет порядок организации и хранения аудио- и видео- информации.

Так, «применение при несении службы нарядом дорожно-постовой службы видеорегистратора в патрульном автомобиле ДПС ГИБДД обязательно».

В подразделениях ГИБДД определены конкретные должностные лица, на которых возложена обязанность по сбору и хранению информации». Согласно требованиям Приказа, хранение полученной информации – не менее 30-ти суток. При имеющих на записи сведений об административных правонарушениях – не менее 3-х месяцев, при спорных и конфликтных ситуациях, жалобах и проверках – хранить до

шести месяцев.

Не будем «рубить шашкой», но, похоже, наш регион пошел по пути пресечения коррупции на дорогах одним из… последних.

Как мы уже знаем, указание МВД «о видеорегистраторах» датировано февралем… 2013-го. Массово в регионах работа по внедрению адекватной требованиям аппаратуры и хранению информации была организована в 2015-2017 годах.

А в Омске лишь в… 2019-ом!

Да и то не факт, что данный Приказ №27 от 18.01.2019 года прошел соответствующую процедуру регистрации, значится в реестре правовой информации и доведен до сведения личного состава и рядовых

автолюбителей.

Было бы справедливо, если Прокуратура Омской области проверит изложенную здесь информацию в плане надзорных мероприятий.

И ответит (пусть даже в рамках своего ведомства) на ряд вопросов.

- Почему в Омском регионе антикоррупционное Указание МВД «О видеорегистраторах» было реализовано через 6 (шесть -!) лет… Кто виноват?!

- Почему Управление ГИБДД по Омской области отказывает судам Омска в предоставлении запрашиваемой информации с видеорегистраторов своего служебного транспорта?

- Почему следователь СО СУ СК России по ЛАО г.Омска Корнюш Е.В. не удосужилась в рамках расследования уголовного дела №11802520003000086 от 30.07.2018г. истребовать информацию с видеорегистратора патрульного автомобиля ДПС?

- Является ли Приказ №27 от 18.01.2019 года Управления МВД по Омской области юридически легитимным? Своевременно ли он внесен в соответствующую нормативно-правовую базу? С каким успехом и результатом

реализуется?

…В последнее время Интернет-паблики и соцсети заполонили прикольные видео из патрульных автомобилей ДПС.

Здесь кто-то «лыка не вяжет», здесь - бьется до крови головой о панель, тут - матерно угрожает полицейским либо сует им из-под полы взятку... – то есть, при желании записать, сохранить и использовать «видос» наши сотрудники ГИБДД могут, и куражиться им, похоже,

ничто не мешает.

Но когда аналогичные действия требуются в интересах рядовых граждан, в подтверждение их слов, позиции, версии?

Начинается самая натуральная «свистопляска»!

«Не представляется возможным…», «не сохранилось…», «безвозвратно утрачено…»… По-моему, борьба с коррупцией это, как раз, ликвидация подобных «двойных стандартов». Стирание «граней и различий».

Все должны быть реально равны. Перед

Законом и Судом.

Виктор Омский,

специально для авторского блога на Омск-право.ру

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.

Последние статьи
prev
next

Выступление Александра Грасса на региональных праймериз

Омичи ежедневно десятки раз спрашивают о моих взглядах. Политических, экономических, социальных, жизненных. Безусловно, одной фразой здесь не ограничишься, а времени

Читать далее

Для того и кремний, чтобы проверить нас на прочность

«У нас вчера вечером расклеили листовки по всем подъездам, что, оказывается, за нашими домами за Стрельникова (я живу на Заозерной) на

Читать далее

ЗАДАЙ ВОПРОС

ПРОФЕССИОНАЛУ

бесплатно!

- заполни заявку

Добавить информацию
в банк данных

- адвокат
- юрист
- организация

Рейтинг "ТП"

ДАЙ СВОЮ ОЦЕНКУ…

СУДЬЕ
ПРОКУРОРУ
ПОЛИЦЕЙСКОМУ
АДВОКАТУ
НОТАРИУСУ
ЮРИСТУ
ПРАВОЗАЩИТНИКУ
АРБИТРАЖНОМУ УПРАВЛЯЮЩЕМУ
ЧИНОВНИКУ
СУДЕБНОМУ ПРИСТАВУ
НАЛОГОВОМУ ИНСПЕКТОРУ

Добавить Персону

Обратная связь

Ваше мнение

Почему чиновники игнорируют Закон?

Дискуссии