logo
Баннер
Баннер

От первого лица

Александр Грасс
тел: 606377, 89083193173
Задать вопрос

Подробнее

prev
next

«Самозанятость» как форма коррупции?!

Задавшись вопросом в столь необычной постановке (он вынесен в заголовок статьи), мы не преследуем цель кого-то опорочить, посеять сомнение

Читать далее

Народный ответ – «дорожному беспределу»

Мне понравилась рубрика «народные новости», точнее ее направленность. Что-то из серии «защити себя сам». Действительно, сегодня многие на себе ощущают

Читать далее

Кто «кошмарит» омскую экологию?!

Ежегодно пятого июня отмечается Всемирный день окружающей среды или, как принято называть его, День эколога. В мире его празднуют с

Читать далее
Баннер

Проголосовать

Как Вы считаете, Вам нужен персональный адвокат?

Объявление

Ю Р И Д И Ч Е С К И Й

А У Т С О Р С И Н Г

(юридическое обслуживание

организаций)

за 5 000 рублей в месяц

тел.: 8-913-972-45-99

добавить объявление


Гражданское общество

Знаете ли Вы своего депутата?

Партнеры

В состоянии ли омская Фемида вывести «наркомафию в погонах» на «чистую воду»?!?!

+ 61
- 1

В Омске очередной лихо закрученный сюжет может существенно повлиять и на кадровый состав, и на результативность работы местной наркополиции…

С подачи наших коллег из федеральных и омских СМИ уголовный процесс в Ленинском райсуде Омска перестал быть из разряда «рядовых» и «томных».

(см. Фальсификации Омской наркополиции покрывают… следователи СКР энд Ко?! https://rospres.site/forum/item/297163-falsifikatsii-omskoj-narkopolitsii-aktivno-pokryvayut-sledovateli-skr-end-ko, «Услышал «На, гад, держи!» и крик Аскапова, что подброшены наркотики» https://bk55.ru/news/article/172967/)

За что – «СПАСИБО»!

Теперь - совсем другой расклад.

За рядовой «уголовкой» (дело №1-488/2020, судья Виктория Вашкевич, см. 55RS0003-01-2019-004596-54) в отношении экс-старлея Отдела полиции №5 УМВД России по г.Омску Евгения Астапова следит, не побоюсь этих высокопарных слов,…

вся Россия!

А начиналось все обыденно. Для погрязшего в наркобеспределе и наркофальсификациях Омска.

Сводки УМВД за июль 2018 года скупо сообщили, что «благодаря совместным действиям УНК и ОСБ Управления МВД России по Омской области» удалось обезвредить очередного «оборотня в погонах». Сотрудник ОП-5, как полагает источник, промышлял «сбытом наркотиков в особо крупном размере».

Честно говоря, увидев тогда этот бравый отчет, я порадовался бы за тех, кто охраняет покой наших граждан и их близких.

Искренне…

По версии следствия, старший лейтенант полиции Евгений Астапов организовал и возглавил Интернет-магазин по продаже наркотиков на территории Омской и соседних областей!

Жалобы омичей и показания задержанных потребителей и дилеров, видимо, тогда «кишели» ссылками на этот наркопортал (). По своим каналам связи, омские наркополицейские отрапортовали, что «вопрос закрыт», а владелец сайта

«пойман с поличным».

В его машине после задержания обнаружено 470,63 гр. расфасованной дури!

Одна «граната» на 17,04 гр. изъята из кармана шорт, а еще одна в виде закладки (5,76 гр.) обнаружена напротив АЗС «Газпром-нефть» №55, что по адресу ул. Черлакский тракт, 3, за остановкой общественного транспорта (ООТ - на фото).

Под одной из опор.

Но прошло уже более двух лет, а то самое громкое и резонансное уголовное дело «про оборотня» и владельца «наркоинтернетсиндиката» до сих пор в стадии… рассмотрения!

Если не... следствия!!!

Первоначально Ленинский районный суд г.Омска осудил гражданина Аскапова за «покушение на сбыт в крупном размере», при этом оправдав его же в двух инкринимируемых ему эпизодах «за недоказанностью». Теперь его дело слушается повторно.

Прежней судье коллеги из Облсуда за вольную трактовку Уголовно-процессуального Закона рекомендовали ККС «поставить на вид» и «вынести предупреждение».

Опять же не понятно. Слабовато «отмерила» срок «оборотню» служитель Фемиды или…

перестаралась?!

Конечно, формулировки апелляционной коллегии Облсуда более чем однозначны – выявлены грубые нарушения УПК не в пользу осужденного.

Это – отмена приговора.

Но, глядя на то, что происходит в рамках нового судебного следствия, не факт, что «подсказки» вышестоящих коллег районная Фемида и гособвинение… поняли правильно!

Молодая судья Виктория Вашкевич раз за разом отвергает ходатайства защиты и подсудимого, а прокурор Марат Абайдулин настолько чувствует себя в процессе вольготно, что позволяет предположения следствия и свидетелей формулировать, как непреложную и уже установленную истину.

В конечной инстанции.

Так, гособвинение в повышенных тонах голоса утверждает, что сотрудник УгРо Е.Т.Аскапов «занимался сбытом наркотиков».

При задержании «оказал сопротивление», но не «был убит», как, видимо, хотелось бы, судя по интонациям, прокурору, а всего лишь «разбил айфон» и «закинул его под днище своего автомобиля». Все это было проделано экс-полицейским в стиле непревзойденного боевика Жан-Клода Ван Дамма или мастера иллюзий Копперфильда. А, может, на загляденье тому и другому.

Одновременно.

Где, в какой момент и как удалось Аскапову извернуться и сфокусничать, никто из участников задержания до сих пор толком пояснить не может.

Не исключение инспектор ДПС Казаков (на фото).

Однако, то ли с двумя ОМОНовцами из бригады «Гром» на себе, то ли руками, помещенными в наручники в диспозиции «сзади», но задержанный умудрился привести в негодность телефон и сбросить его в укромное место.

«Свидетелей» не смущает, что упоминание о подброшенном и разбитом телефоне появилось в материалах дела много позже – «кто-то мне сказал», «кто-то это видел», «я слышал об этом разговор»…

Вот и по протоколу, оформленному на месте задержания изъятых телефонов было всего 3 (три-!), а потом вдруг стало… 4 (четыре-!).

Цирк, да и только!

Целое выступление прокурора Абайдулина, эмоциональное и агрессивное, было построено на исследовании содержимого этого «безымянного телефона».

С выражением, достойным реплики Станиславского, гособвинитель читал послания в мессенджере «Телеграмм», как бы, от лица владельца гаджета адресату из числа наркозакладчиков.

Сотрудника надзорного ведомства в звании капитан юстиции, похоже, не смутили ни отсутствие доказательств принадлежности аппарата подсудимому, ни явные нестыковки текста айфона материалам предварительного

следствия.

Например, не раз в диалоге двух «наркомафиозо» звучит предостережение ни в коем случае «не делать закладки по Черлакскому тракту».

- «Там на днях двух моих девчонок взяли», - доверительно сообщает один другому.

- «Понятно, не пойду», - со знанием дела отвечает собеседник.

Однако, подсудимого Аскапова «ловят» именно на… Черлакском тракте. Может, этот «оборотень в погонах»… дурак?!

Позже выясняется, что тот собеседник, который, как бы, Аскапов… девушка. От этого, женского, «рода» идет ряд формулировок. Не удивительно, что и этому находится объяснение у прокурора-чтеца –

«конспирация»!

Возможно, раскрою карты защиты, но я по своей инициативе проверил лишь ряд показаний офицеров УНК и ОСБ на предмет их достоверности.

Зрелище грустное. Для силовиков.

Начну с того, что положить закладку за ООТ у АЗС №55 полицейский Аскапов, конечно, мог, но только с… лопатой или обладая на «руколапах» когтями, как у медведя гризли. Утрамбованная песчано-грависто-бетонная площадка за остановкой не позволяет здесь что-либо «прикопать». В принципе.

Я очень пытался.

Рукой это сделать невозможно, ногой – тоже проблематично.

Как это сделал подсудимый Аскапов, держа в руках, по свидетельству наркополиции, телефон и «гранату», для меня из области

фантастики.

Еще более впечатляют показания сотрудников УНК, которые зорко следили за действиями Аскапова «со стороны АвтоГазоЗаправочной станции».

Как показал свидетель Савватеев, они встали на выезде с АГЗС и воочию наблюдали за происходящим у ООТ с участием подсудимого, его автомобиля, а потом – патруля ДПС.

Скажу кратко – …вранье! Форменное.

Приведу доводы, чтобы не выглядеть глупо, как

прокурор Абайдулин.

.

От ООТ до АГЗС по отмеренному мною расстоянию – более 500 метров.

Если кто-то в состоянии на этом рубеже разглядеть в руках человека «телефон и сверток с наркотиками» – это не человек, а сокол или орел. В смысле наименования породы птиц.

Однозначно, без спецтехники или зоркости глаза животного-хищника увидеть это

не реально.

К тому же, дорога между точками «преступления» и «наблюдения» имеет явный изгиб, который не позволяет даже физически, будучи у АГЗС, увидеть… остановку общественного транспорта.

Вообще!

.

Я даже сделал скидку на образность фразы «в районе АГЗС» и приближался на авто до тех пор, пока сооружение ООТ не предстало передо мной в осязаемых чертах.

Это метров 50-70.

Но тогда и «наркомафиозо» со своим подельником-водителем увидели бы машину УНК.

Как на ладони.

К тому же, это уже не в «районе АГЗС», а в «районе ООТ», что является существенной разницей, если кто не знает.

Как между буквами "Мэ." и "Жо."!

А, учитывая, что все это было в «летних сумерках» (полночь -!), когда направленные лучи фар машины Аскапова отрезали видимость происходящего «по ту сторону света», то показания участников задержания о действиях подсудимого «в ночи» не выдерживают

никакой критики.

Еще большие сомнения в объективность следствия и в правдивость обстоятельств, изложенных наркополицией, посеял допрос свидетеля обвинения Кирилла Малюги.

Это он, житель п.Иртышский и «знакомый Аскапова», в ту ночь находился за рулем

автомобиля подсудимого.

- Мне показалось, он (Аскапов) выпил бутылку пива, поэтому попросил меня подкинуть его до работы – на Московку, – начал рассказ свидетель.

С аналогичной просьбой ранее Аскапов обращался к земляку еще пару раз. Последний – за месяц до событий.

- Почему не помочь земляку, когда была возможность?!

- Мы доезжали до Отдела полиции, Евгений там что-то брал или с кем-то встречался, и мы –

ехали обратно.

События той ночи в памяти гражданина Малюги отразились очень четко.

Буквально посекундно.

Поэтому моя просьба не застала его врасплох. Мы с Кириллом Малюгой, по моей просьбе, проехались по тому маршруту. Мне было важно соотнести его слова с реальностью. Как, впрочем, и показания

других свидетелей.

- Когда мы выехали из Иртышского в Омск, на панеле приборов засветилась красная лампочка – топливо на нуле. По пути следования, с левой стороны, находится АЗС «Газпромнефть». Мы заехали, заправились, я купил сигарет и гамбургер, сосиску в тесте.

Не торопясь выехали.

- Где-то в пределах двух-трех километров расположен законсерсированный пост ГАИ.

Вот он!

Возле него стоял автомобиль ДПС, один сотрудник находился на проезжей части, и было явно видно, что он двинулся вперед, чтобы остановить нас.

Я скинул газ, сделал маневр в его сторону, но он неожиданно двинулся к своему автомобилю. В боковое и зеркало заднего вида я отчетливо видел, что патрульная машина ДПС

двинулась за нами.

- Мы, соблюдая скоростной режим, ехали в сторону ОП-5 – к изначальному месту следования.

После поворота с основной трассы на Московку патрульный автомобиль свернул тоже. Стало понятно, что полицейские

едут за нами.

Аскапов попросил меня прижаться в ближайший карман и остановиться.

Я сделал маневр в сторону ООТ. Через секунды три-четыре прямо за нами припарковалась машина ДПС. Один сотрудник подошел ко мне, другой – к Аскапову.

Попросили предъявить документы.

Я полез за правами.

Дальнейшие события Кирилл Малюга воспроизводит в междометиях и в словах экспрессивной семантики.

- Вдруг «хлоп-хлоп», «бах-бах», со всех сторон налетели люди в форме, в камуфляже, в штатском, выдернули, «бух-бух», заломали, повалили, «хоп-хоп» надавали, по голове, по телу, по рукам и ногам, - буквально мгновенно задержанные уже лежали на земле

с наручниками на руках.

- Я не видел в полный рост происходящее, потому что лежал ниц, но отчетливо слышал, как возле Аскапова один из сотрудников, наклонившись к нему, произнес:

«На, сука, держи!»

И сразу после этого раздался возмущенный голос Аскапова, что ему «что-то подбросили»

в карман шорт.

И в других важных моментах свидетельские показания жителя села Иртышское разительно отличаются от типичных и гладких протоколов «людей в погонах».

Машина «от минут 5-10 до получаса», по версии Малюги, «была открыта», «был открыт багажник». Кто-то из сотрудников «в клетчатой рубахе» шнырял за остановку, откуда потом вынес «гранату» - сверток с десятками разовых доз наркотика.

- Мы салон автомобиля до того, как нас оттуда выдернули сотрудники ОМОН, не покидали, - упрямо и твердо настаивал в своих показаниях неудобный свидетель…

обвинения!

Далее – еще интересней. Почти «детектив», только – «бесчестный».

Одного и второго задержанного изрядно отмутузгали. Потом, конечно, повезли на освидетельствование в БСМП. На вопрос эксперта-медика: «Кто это вас так»?! Кирилл Малюга ответил: «Я упал с обрыва у Иртыша»…

- Зачем Вы так сказали?! – буквально расцвел всей маской и голосом из-под нее прокурор Абайдулин.

- Мне было стыдно, - пытался оправдаться свидетель. – Служил в ВДВ, а отпор дать не смог, как-то не по-мужски даже…

- А сейчас Вам не стыдно признаваться?! - продолжал морально доминировать гособвинитель.

- Ваша честь, прошу пресечь ерничание… - начал было фразу адвокат Олег Кисилев. Судья Вашкевич впервые подала голос:

- Прокурор, пожалуйста…

Желание гособвинения придать показаниям свидетеля налет ироничности и банальности, вполне понятны.

Ведь гр. Малюга попытался «физическим давлением» и «моральным прессингом» объяснить Фемиде, почему два его первых допроса полностью «слово в слово» согласуются с обвинительным заключением следствия, а два другие – прямая им противоположность.

По словам свидетеля, первые два допроса проходили при непосредственном участии наркополицейских, которые на любую его реплику грозились «повторить экзекуцию». Более того, ему врезалась в память более серьезная угроза:

- Подкинем наркоту твоей супруге, оба

не отвертитесь!

Из-за этих угроз, воспринятых реально, он дважды подписывал показания, которые «были ложные», «были написаны самим следователем» и, якобы, изобличали Аскапова.

- Там написано, что я давал Аскапову ключ от своего строящегося дома, где были найдены весы, фасовочный материал, изолента, - пояснял суду Малюга. - Так вот, я заявляю, что таких показаний я не давал, ключ Аскапову не передавал. Более того, заявляю, что ключ от двери между моим домом и гаражом пропал в период времени между задержанием охранника, который проживал в гараже, и до обыска в моем доме.

По логике, изъять ключ и поместить его в любое удобное следствию место могли… сотрудники

наркополиции!

Также Малюга пояснил, откуда в его доме могли взяться изъятые «88 обложек из-под сим-карт».

Он долгое время занимается строительством домов и их отделкой, а для работ нанимает узбеков («самая дешевая рабочая сила, не пьют, не дебоширят, ответственны»). Им при посещении Омской области выдают по десятку сим-карт для связи с Родиной, семьей, консульством.

- На тот момент у меня проживало несколько узбеков, но они разбежались перед обыском, а на момент обыска и позже я их больше не видел! – такие дал показания на вопрос прокурора

свидетель Малюга.

На следующий допрос в СКР по ЛАО г.Омска он пришел в сопровождении адвоката. Только тогда следователь Корнюш записала его показания так, как он их давал, а не так, как ей хотелось.

Он также попытался объяснить гособвинению, что если к нему есть какие-то претензии, то они должны иметь материально выраженную форму:

– До этого я регулярно прописывал узбеков в своем доме, эти данные должны быть в миграционной службе! Хотите - проверяйте...

Для меня, человека со стороны, не совсем понятно, какое преступление инкриминирует Прокурор за обнаружение пусть десятка, пусть сотни «чехлов» из-под сим-карт? Может, это противозаконно?! Или за каким-то номером телефона числится криминал?! Таких доказательств нет. А число сим-карт и у меня одного десятка два-три за несколько лет скопилось.

Ну и что… ?!

Характерно описал свидетель обыск по «делу Аскапова» в своем нежилом строящемся доме.

Пятнадцать (15-!) комнат, подвал, чердак, надворные постройки, гараж, но органы следствия целенаправленно интересует... одно конкретное помещение – то, где лежаки, мебель с рабочей одеждой и где сразу находят блоки изоленты, фасовочный материал, весы и те самые 88 сим-карт.

- Для меня это нонсенс! – в некоторых репликах свидетель демонстрирует свое «высшее образование», отмеченное в протоколе суда. – Значит, знали куда идти?!

Впрочем, за этими словами читай другой, более важный, подтекст – значит, могли

сами… подложить!!!

В принципе, на этом и строится версия защиты.

На сплошных противоречиях свидетелей обвинения и на несуразностях следствия.

Зачем, например, было до обыска вывозить из дома Малюги сторожа?! «Добро» на проведение безотлагательных процессуальных действий от суда было получено. Едьте и спокойно проводите обыск, чем вам мешает обычный наемный работник?!?!?

Не тем ли, что нужно было незаметно изъять ключ и поместить «вещдоки» противоправной деятельности Аскапова,

куда надо?!?!?

Но и главное – у омского УНК был реальный мотив, а, может, и заказ на… устранение Аскапова!

Молодой, но опытный оперативник своей деятельностью по задержанию «наркобарыг», похоже, создал данному подразделению УМВД России по Омской области реальную конкуренцию и даже угрозу… разоблачения!!!

Не знаю, в какой степени эту версию будет разрабатывать защита старлея и предоставлять доказательства

райФемиде.

Но вот наше «независимое расследование» предполагает и исходит из того, что между полицейским из ОП-5 и УНК, действительно, мог быть скрытый конфликт.

Даже открытые данные указывают на наличии пересечений между оперативными успехами Аскапова по задержанию «наркодилеров» с работой профильного ведомства.

По словам Аскапова, три последних его задержания наркосбытчиков Залетиной (Щукиной), Щеглова и Миккера «вызвали негодование со стороны Управления наркополиции и Службы собственной безопасности УМВД». Последние звонки с предложением «забыть про этих наркодилеров» и «перестать под них копать» поступили ему на телефон 27-го июля, то есть, за два дня до его задержания. Он отказался.

- Теперь я за решеткой…

Подробности этих, возможных, «ментовских войн» в нашем следующем репортаже.

Из зала суда.

P.S.

Свидетель Кирилл Малюга не понимает из-за чего в этом деле «кипят страсти», «ломаются копья» и «идут манипуляции с гирями на весах Правосудия»:

- Машина ДПС, оборудованная по приказу МВД видеорегистратором, подъехала за нами буквально в несколько секунд, поэтому все происходящее после должно быть запечатлено на камере.

Насколько мне известно, вся информация после патрулирования снимается на флешку и сдается на сервер Управления ГИБДД, где и хранится…

Действительно, из-за чего такой «сыр-бор» среди

Омских силовиков?!

(продолжение следует…)

Александр Грасс,

независимый журналист,

специально для авторского блока на Омск-право.ру

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.

Последние статьи
prev
next

Выступление Александра Грасса на региональных праймериз

Омичи ежедневно десятки раз спрашивают о моих взглядах. Политических, экономических, социальных, жизненных. Безусловно, одной фразой здесь не ограничишься, а времени

Читать далее

Для того и кремний, чтобы проверить нас на прочность

«У нас вчера вечером расклеили листовки по всем подъездам, что, оказывается, за нашими домами за Стрельникова (я живу на Заозерной) на

Читать далее

ЗАДАЙ ВОПРОС

ПРОФЕССИОНАЛУ

бесплатно!

- заполни заявку

Добавить информацию
в банк данных

- адвокат
- юрист
- организация

Рейтинг "ТП"

ДАЙ СВОЮ ОЦЕНКУ…

СУДЬЕ
ПРОКУРОРУ
ПОЛИЦЕЙСКОМУ
АДВОКАТУ
НОТАРИУСУ
ЮРИСТУ
ПРАВОЗАЩИТНИКУ
АРБИТРАЖНОМУ УПРАВЛЯЮЩЕМУ
ЧИНОВНИКУ
СУДЕБНОМУ ПРИСТАВУ
НАЛОГОВОМУ ИНСПЕКТОРУ

Добавить Персону

Обратная связь

Ваше мнение

Почему чиновники игнорируют Закон?

Дискуссии