logo
Баннер
Баннер

От первого лица

Александр Грасс
тел: 606377, 89083193173
Задать вопрос

Подробнее

prev
next

«Самозанятость» как форма коррупции?!

Задавшись вопросом в столь необычной постановке (он вынесен в заголовок статьи), мы не преследуем цель кого-то опорочить, посеять сомнение

Читать далее

Народный ответ – «дорожному беспределу»

Мне понравилась рубрика «народные новости», точнее ее направленность. Что-то из серии «защити себя сам». Действительно, сегодня многие на себе ощущают

Читать далее

Кто «кошмарит» омскую экологию?!

Ежегодно пятого июня отмечается Всемирный день окружающей среды или, как принято называть его, День эколога. В мире его празднуют с

Читать далее
Баннер

Проголосовать

Как Вы считаете, Вам нужен персональный адвокат?

Объявление

Ю Р И Д И Ч Е С К И Й

А У Т С О Р С И Н Г

(юридическое обслуживание

организаций)

за 5 000 рублей в месяц

тел.: 8-913-972-45-99

добавить объявление


Гражданское общество

Знаете ли Вы своего депутата?

Партнеры

«Подсадная утка» или Тайное оружие местных «фальсификаторов»?!

+ 95
- 6

«Главный свидетель обвинения» от омского Следкома по делу о взятках в морге МСЧ-11, похоже, не прошла банального антикоррупционного теста!

Громкий уголовный процесс в отношении 4-х сотрудников морга БУЗОО «ГКБ-11» (бывшая МСЧ №11), обвиняемых «в создании ОПГ», «покровительстве» и «вымогательстве взяток» (дело №1-26/2019 (1-424/2018), судья Владислав Сторожук, см. 55RS0007-01-2018-005589-48) близится к своему финалу.

На этой неделе показания дают подсудимые. А накануне перед судом предстала «главный свидетель обвинения», нынешняя заведующая моргом, Валерия Щербак. Скажу так,

впечатление грустное.

После того, как гражданке Щербак в рамках некоего возбужденного уголовного дела обеспечили «государственную защиту», она кардинально поменяла ранее данные показания.

Сам по себе факт того, что человек на стадии следствия говорил «одно», а в суде «другое», для этого процесса – заурядное дело. Десятки свидетелей уже поменяли свои показания, потому что в суде им предоставили свободу говорить правду. Не то, что хотели услышать, и то, что им навязывали «люди в погонах», а то, что происходило в их взаимодействии с моргом на самом деле, и как они это воспринимали.

С гражданкой Щербак, похоже, случилась

обратная история.

По новой версии свидетеля, деньги в патолого-анатомическом отделении БУЗОО «ГКБ №11» брали… все и за все!

Госпожа Щербак даже выстроила для себя некую «шкалу финансовых потоков» по мере убывания их доходности. Самый большой «приход» был от, так называемого, «слива» заказов. Это когда кто-то из сотрудников передавал информацию ритуальным агентам или выступал посредником между ними и родственниками усопшего. Валерия Петровна полагает, что проценты от этого имела и заведующая О.В.Васильева. Правда, фактов у гр. Щербак нет, и передачу денег она не видела. Но она «слышала как врачи Монькина и Ядрышникова обсуждали между собой директорскую должность Ольги Валентиновны в ООО «БМК».

- Юридически или фактически? – живо поинтересовался судья Сторожук. Свидетель таких «мелких» подробностей

не знала.

Но зато с иерархией финансовых поступлений в показаниях госпожи Щербак все было «по полочкам».

На втором месте по доходности в морге числилось «бальзамирование трупов». Частичный и полный «бальзам» оценивался от 1,5 до 10 тысяч рублей. Со слов свидетеля, санитарка Мокрухина запросто могла убедить агентов или родственников в том, что «бабушка плохо выглядит, зеленая и ее срочно нужно поправить». Правда, как в этом «завязана» заведующая Васильева, фамилии умерших, или агентов, или суммы и факты их передачи – здесь она «пас». Может лишь «навести» судебное следствие на след.

Например, чаще других в сети бойкой санитарки попадали бригады из сельских районов, они не были допущены в секционный зал и сами визуально оценить состояние трупа не могли, поэтому обычно соглашались на предложенные им бальзамические манипуляции.

Дескать, при желании Фемида может «поднять» и проверить

эту информацию.

На третьем месте доходности по «списку Щербак» значилось то самое сакраментальное «помыть – одеть» и сопутствующие услуги: побрить, подкрасить, сделать маникюр.

Но и здесь механизм передачи денег, причастность к ним заведующей или врачей Валерия Петровна может предполагать лишь гипотетически. Некая сумма, как полагает свидетель, в течение дня аккумулировалась у санитарки Мокрухиной, в ее черном блокноте. Ближе к обеду она мановением головы созывала врачей, те подскакивали и шли в помещение столовой, где, видимо, шло распределение средств.

Щербак видела, что врачи после общения с Мокрухиной держали в руках купюры достоинством не

не ниже «тысячной».

По четвертому пункту поименованному «прочие доходы» новая заведующая моргом относит сдачу в аренду ритуального зала, цитологию, разовые обращения по выдаче тех или иных документов, мелкую торговлю сопутствующими ритуальными товарами.

То, что для персонала патолого-анатомического отделения БУЗОО образца 2012-2017 г.г. было «достижением», «улучшением качества обслуживания граждан», для госпожи Щербак являлось… самым низкодоходным бизнесом. Видимо, поэтому сейчас вместо собственного ритуального зала и дополнительного источника дохода для БУЗОО и коллектива здесь значится… «архив», а вот прощаться с усопшими родственниками омичи идут через дорогу от прозектуры – в частный коммерческий похоронный дом, где видимо, весьма признательны госпоже Щербак за такое неожиданное конкурентное преимущество,

упавшее им с неба.

Похоже, Валерия Петровна готова часами обсуждать финансовые реалии работы своих прежних коллег.

Она вспомнила, что однажды заведующая Васильева вручила ей 10 или 12 тысяч рублей и сказала «бери и не задавай вопросов». Что это была за сумма и за что ей перепала, она до сих пор не знает, но предполагает, что это была взятка.

- Так, один факт взятки имеем! – воодушевился судья Сторожук.

А еще ей врач Монькина передала «от Ольги» 2000 рублей. Полагает, что от Васильевой, больше не от кого. Тоже не знает за что. Может, «за цитологию».

- Это уже два! – судья вел учет «взяткам».

Санитарка Мокрухина дала Щербак как-то 500 рублей в ее субботнее дежурство за «ускорение вскрытия тела».

Впрочем, и здесь назвать дату и ФИО вскрытого за деньги трупа она не может, как и сомневается, что в просьбе Мокрухиной прозвучало именно слово «ускорение».

- Видимо, исключаем… - сочувственно поддержал свидетеля судья.

Ведь, возможно, что это была просто «благодарность» родственников из сельской глубинки за то, что персонал морга своей оперативностью и неравнодушием «проявил человечность» и

«вошел в положение».

В общей сложности на подробности и откровения заведующей ушел восьмичасовой рабочий день.

- Это все хорошо! – свидетеля никто и ни разу не перебил, но судья лишь дал понять, что многое из того, о чем повествует главный свидетель обвинения, не имеет отношения к… преступлению, которое следствие инкриминирует подсудимым.

- Валерия Петровна, я понял, что в морге циркулировала какая-то не поддающаяся вашему учету и анализу денежная масса, видимо, и в кассу мало кто ходил, настолько там незначительные выдавались суммы, но я не могу выйти за пределы предъявленного обвинения, потому что меня в первую очередь интересует то, что называется «взяткой» за «ускорение». Такие факты Вы можете привести?! О них Вам

что-то известно?!

Казалось, что свидетель готова исполнить любую прихоть «сверху».

Она тут же вспомнила, что «в морге часто лежали «бабушки», которых «тянули со вскрытием максимально долго». Дескать, кому-то всяко приходилось «ускорять процесс». За деньги. Суд вполне обосновано заметил, кто же будет платить за такую «ничейную бабушку», чтобы ускорить?! И, вообще, поставил под сомнение объективность показаний свидетеля в этой части.

Оказывается, труп может быть вскрыт одинаково «оперативно» и на первый, и на… третий день!

Судья привел заведующей моргом пример.

Человек умер утром, через два часа попал в БУЗОО, а еще через пару часов его "вскрыли". Получилось – «день в день». Другой пример. Человек умер поздно вечером, его обнаружили родственники на следующий день, его доставили в морг ближе к вечеру, а вскрыт он был рано утром, но уже третьего дня. Формально – это вскрытия на первый и на третий день, а, по сути, одинаковая оперативность и там, и там –

«день в день».

- А у Вас сейчас бывают вскрытия «на третьи сутки»? Это разве не законно?! – председательствующий явно озадачил свидетеля вопросом «в лоб». Оказалось, что «да», бывают "инциденты".

- Так вот, Вы мне объясните, почему Ваши «третьи сутки» – это «нужно понять», «войти в положение», это «необходимость и стечение обстоятельств», «вы старались», а родственники нехорошие такие подвели, а у Васильевой это обязательно была "коррупция" и "вымогательство взяток"?!

- Я не могу одной стороне давать преференцию по отношению к другой. Я же понимаю, что они мне скажут. Это

«вопрос оценки».

И еще один пример сомнительности показаний свидетеля привел судья.

Валерия Щербак неоднократно упоминала, что заведующая Васильева выходила из своего кабинета и давала указание вскрыть вне очереди то или иное тело. Без объяснения причины.

- Вы мне скажите, могла это быть, например, просьба вип-персоны, или реакция на жалобу родственников, или боязнь скандала, а, может, история болезни подошла или диагноз смерти нужно уточнить, или это реакция на взятку – вот чем могла руководствоваться заведующая в конкретном случае?

- Любой из этих причин, - согласилась свидетель. - Или несколькими. Или всеми сразу.

Одним словом, брать и навалом обвинять человека в том, что он преследует некие коррупционные цели тоже не правильно. Каждый случай или эпизод

по-своему индивидуален.

В той же манере председательствующий камня на камне не оставил от другого постулата свидетеля.

Дескать, в морге при Васильевой никто толком не работал, санитары болтались без дела, уходили раньше времени, врачам выходных недодавали, трупы вовремя не приходовались.

- Давайте порассуждаем, - порой складывалось впечатление, что это судья Сторожук прошел все ступени работы в Минздраве, а не отдельные «должностные лица». – Кто производит вскрытие?!

- Санитар! – тут же отреагировала госпожа Щербак.

- Нет, санитар подготавливает тело, делает надрезы, извлекает органокомплекс…

- Да, вместе делают вскрытие, врач только диагноз устанавливает… - опять поддержала беседу Валерия Петровна.

- Ну, как это вместе?! По этой логике и мы с секретарем тоже вместе заседание суда ведем. Она же пишет в основном, а я только вопросы задаю… Так вот, если санитары сидят без дела, это их вина?! Может быть, врачи заняты? У них же и другая работа имеется помимо вскрытия…

- Это заведующая должна распределять! - не унималась кидать камни в огород своей предшественницы Ольги Васильевой молодая руководительница.

Может быть, здесь кроется какая-то или чья-то

«личная неприязнь»?!

На этом фоне госпожа Щербак не преминула сама себя прилюдно похвалить.

Она слышала, как в коридоре агенты радовались, что «времена волокиты и вымогательства прошли». Теперь, наконец-то, в морге все «чинно и благородно».

- Мы, действительно, слышали многие мнения агентов, но все они утверждают, что теперь им стало сложнее работать, - судья Сторожук излагал истинную правду, - Нужно искать бригаду или доктора, чтобы помыть-одеть труп, привести его в приглядный вид, а еще нужно потратиться на дополнительную транспортировку, договориться с ритуальным залом. Хуже стало и неудобно. Вот это

люди говорили.

Но, похоже, госпожу Щербак было уже не остановить – человека «прорвало».

Она достала из сумки копии двух докладных записок, которые, по ее словам, она писала с подачи заведующей Васильевой. Одну – на врача Михайлову, та задерживала протоколы патолого-анатомического вскрытия. Другую – на врача Щеглова, тот допускал ошибки в результатах цитологических исследований.

Но истинная причина этих докуметов, по мнению Щербак, это попытка Васильевой административно воздействовать на коллег, которые дали следствию «правдивые показания».

Просит суд приобщить документы к материалам уголовного дела.

Защита возразила. Во-первых, чем подтверждено участие Васильевой в создании данных бумаг? Не понятно. Во-вторых, свидетель не наделен правом приобщать документы. По второму основанию суд отказал в приобщении.

Прокурор с ходу, без изучения материала, настаивать на удовлетворении ходатайства

пока не стала.

Следующая «на очереди» публичной экзекуции была подвергнута заслуженный врач и экс-заведующая Валентина Ядрышникова.

По версии госпожи Щербак, это с ее подачи и по ее гласному указанию она «дала следствию неправдивые показания». Дескать, Ядрышникова сама была в теме и в сомнительном статусе. А что самое важное – очень боялась Васильеву. Вот выйдет та на рабочее место, и всем будет лихо. Так что,

от греха подальше.

Дальше – еще грубее. Со слов гражданки Щербак, свидетельства о смерти в морге выдавались еще… до вскрытия.

Данной преференцией массово пользовались работники ООО «БМК», которую лоббировала Васильева. Суд интересовало, «как это соотносится с позицией помыть-одеть, это взаимосвязано или нет»?!

- В моей голове это не связано, - был ответ.

- В вашей не связано. Понятно. А это за деньги делалось или нет? Взятки давались?

- Я сказать не могу. И данных об этом у меня не было.

- Может быть, Вам за это деньги обещали?

- Нет, - видимо, свидетель уже стала понимать, что на ответ «да» последует стандартная формулировка: когда дали денег? сколько? за какое тело? Такие «ходы» у нее, похоже,

не записаны.

Походя, свидетель, как ей, видимо, показалось, дезавуировала показания агентов и коллег, которые утверждали, что приобретали косметику, шампуни, мыло, простыни, пеленки, бритвенные станки и лезвия «для работы»:

- Шампуней не было, мыли хозяйственным мылом. Косметика была бэушная и старая. Пеленки и все остальное я не видела, чтобы это закупали. Это можно было закупить и на бюджетные деньги. На тряпки резали простыни из поликлинических отделений…

Знакомая многим песня. И сегодня в больницах по отчетам «все имеется», а по факту люди покупают своим больным родственникам не только лекарства, а буквально все – от капельницы до марли.

Не говоря уж про туалетную бумагу, мыло, ложки, кружки… Нищета в больницах.

А морги процветают?!

Впрочем, защита основной упор своей части допроса сделала не на «оценку» и «несоответствия», а на «факты», к тому же, как выяснилось, нелицеприятные для свидетеля.

Госпожа Щербак очень много педалировала некими «коммерческими интересами» подсудимой Васильевой, поэтому следующая информация была из разряда «алаверды»:

- Валерия Петровна, как Вы объясните, что в 2015-ом году Вами был открыто ИП, где основной вид деятельности определен как "организация похорон и предоставление сопутствующих им услуг", «резка, обработка и отделка камня», «торговля принадлежностями»?

- Ну и что?! Я собираюсь его закрыть! – попыталась парировать госпожа Щербак.

- А почему раньше не закрыли? – удивился судья, загибая пальцы, - ведь четвертый, нет, уже пятый год работаете…

- Я открыла ИП по просьбе друга. Дала доверенность юристу. Чем занимаются, я не знаю…

- А налоги платите?

- Да, плачу…

- А Вы понимаете, что такое «индивидуальное предпринимательство», государство ведь не просто эту форму обозначило как непосредственную деятельность физлица, и налоги – для нас тоже не главное, есть же и конкретная деятельность с чего они платятся. В чем она состоит? – защита и суд явно проявили интерес к информации.

- Я не скажу! Это не важно! Это моя частная жизнь! Вы уходите в сторону от обвинения, мои дела не имеют отношения к этому уголовному делу! – попыталась отбиться эмоциями свидетель. Фемида с ее позицией

не согласилась:

- Что целесообразно по моему уголовному делу, а что нет, я разберусь сам. Вы понимаете, здесь на скамье подсудимых сидят люди, которых обвиняют в том, что они, будучи при должности, вымогали взятки с агентов. А если ИП Щербак В.П., которым руководят некие лица, сами или через посредников давали эти взятки? Кто они, какую деятельность ведут, чем занимаются, и не могут ли они быть теми самыми агентами?

- Нет, никакой деятельности на территории БУЗОО «ГКБ №11» они не ведут! – неожиданно проявила свою осведомленность

госпожа Щербак.

Защиту это признание лишь раззадорило.

Адвокат Михаил Сидоров поинтересовался еще двумя «похоронными» ООО, где среди учредителей есть госпожа Щербак.

Свидетель отвечать отказалась. Адвокат Юрий Николаев вспомнил, что «другом» Щербак является некто Андрей Новожилов, упомянутый ею на прежнем заседании:

- Это тот Новожилов, который трудится смотрителем кладбища в муниципальном предприятии города Омска «Комбинате специальных услуг»?! – окончательно «добил»

свидетеля адвокат.

- Я больше ничего не скажу! Я боюсь за свою жизнь и за безопасность своих родственников, знакомых и не знакомых мне людей! – ушла в глухую оборону свидетель Щербак.

- Вы, конечно, можете ничего не говорить, но, в таком случае, я имею все основания сомневаться в объективности тех показаний, которые здесь были даны, - в ход допроса защиты неожиданно вмешался даже судья.

- Согласитесь, это выглядит более чем странно. Вы регистрируете ИП по направлению «ритуальная деятельность» и она до сих пор Вами ведется, Вы являетесь учредителем еще в каких-то ООО, Вы даете доверенность на представление Ваших интересов кому-то, кого не знаете или не называете, и не понятно для чего, там фигурирует некий Новожилов, работник КСУ, смежного с прозектурой учреждения, у Вас с ним какие-то совместные интересы… Прояснить ситуацию Вы не желаете. И Вы что, действительно, рассчитываете, что суд все это

примет на веру?!

(продолжение следует…)

Александр Грасс,

независимый журналист,

специально для авторского блога на Омск-право.ру

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.

Последние статьи
prev
next

Выступление Александра Грасса на региональных праймериз

Омичи ежедневно десятки раз спрашивают о моих взглядах. Политических, экономических, социальных, жизненных. Безусловно, одной фразой здесь не ограничишься, а времени

Читать далее

Для того и кремний, чтобы проверить нас на прочность

«У нас вчера вечером расклеили листовки по всем подъездам, что, оказывается, за нашими домами за Стрельникова (я живу на Заозерной) на

Читать далее

ЗАДАЙ ВОПРОС

ПРОФЕССИОНАЛУ

бесплатно!

- заполни заявку

Добавить информацию
в банк данных

- адвокат
- юрист
- организация

Рейтинг "ТП"

ДАЙ СВОЮ ОЦЕНКУ…

СУДЬЕ
ПРОКУРОРУ
ПОЛИЦЕЙСКОМУ
АДВОКАТУ
НОТАРИУСУ
ЮРИСТУ
ПРАВОЗАЩИТНИКУ
АРБИТРАЖНОМУ УПРАВЛЯЮЩЕМУ
ЧИНОВНИКУ
СУДЕБНОМУ ПРИСТАВУ
НАЛОГОВОМУ ИНСПЕКТОРУ

Добавить Персону

Обратная связь

Ваше мнение

Почему чиновники игнорируют Закон?

Дискуссии

Читать подробнее »