logo
Баннер
Баннер

От первого лица

Александр Грасс
тел: 606377, 89083193173
Задать вопрос

Подробнее

prev
next

«Самозанятость» как форма коррупции?!

Задавшись вопросом в столь необычной постановке (он вынесен в заголовок статьи), мы не преследуем цель кого-то опорочить, посеять сомнение

Читать далее

Народный ответ – «дорожному беспределу»

Мне понравилась рубрика «народные новости», точнее ее направленность. Что-то из серии «защити себя сам». Действительно, сегодня многие на себе ощущают

Читать далее

Кто «кошмарит» омскую экологию?!

Ежегодно пятого июня отмечается Всемирный день окружающей среды или, как принято называть его, День эколога. В мире его празднуют с

Читать далее
Баннер

Проголосовать

Как Вы считаете, Вам нужен персональный адвокат?

Объявление

Ю Р И Д И Ч Е С К И Й

А У Т С О Р С И Н Г

(юридическое обслуживание

организаций)

за 5 000 рублей в месяц

тел.: 8-913-972-45-99

добавить объявление


Гражданское общество

Знаете ли Вы своего депутата?

Партнеры

В Омске даже наркотики "потеют и бледнеют" от… беспредела!

+ 17
0

Отпущенная из СИЗО «наркодилер» Олеся Костикова продолжает разоблачение преступлений… омской наркополиции!!!

О том, что сотрудники Управления по контролю за оборотом наркотиков (УНК) УМВД России по Омской области… подбрасывают наркотики своим потенциальным жертвам, в городе ходят устойчивые и вполне обоснованные суждения.

Основаны они не на данных ОБС («одна бабушка сказала»), а на откровениях самих пострадавших граждан и на материалах вполне конкретных состоявшихся и еще пока не состоявшихся

уголовных дел.

О громком судебном процессе в отношении омички Олеси Костиной мы уже писали:

см. В Омске «наркоконтроль» вконец расслабился и… «оборзел»?! http://omsk-pravo.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=2997:2019-06-18-17-53-41&catid=185:astashkin, Следком подтвердил возбуждение «уголовки» на… наркополицейских! http://omsk-pravo.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=3029:-lr-&catid=185:astashkin, В Омске гражданам безнаказанно подбрасывают… «наркоту»?!? http://omsk-pravo.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=3019:-lr&catid=185:astashkin

Это - преамбула.

Рядовая 24-летняя наркопотребитель просто каким-то чудом, точнее, благодаря бдительности и беспристрастности судьи Кирилла Лепехина, избежала обвинения в тяжком преступлении и тюремного срока весом «от 8 лет и выше».

Похоже, сотрудники УНК так расслабились в своем привычном деле фальсификации доказательств уголовного дела по «дурной» статье 228.1 Уголовного кодекса РФ, что переборщили не только с дозой подброшенного гр.Костиной наркотика, но и не угадали

с его цветом.

Безучастные записи в протоколах свидетельствовали о «розовой» гамме порошкообразного изъятого у задержанной гражданки вещества, а на исследование эксперту прибыл уже «бежевый порошок».

Несоответствие в цвете изъятого препарата и в его визуальном количестве на момент досмотра и после экспертизы подтвердили и понятые, участвующие как в процедуре изъятия, так и на стадии

судебного следствия.

По информации местного Следкома, «в отношении наркополицейских возбуждено и расследуется уголовное дело» по факту «превышения должностных полномочий».

Однако, о ходе следственных действий, о том, кто привлечен в качестве подозреваемых, один это человек или «группа лиц по предварительному сговору», не сообщается.

Как не до конца понятным остается и факт возможного наличия и свободного хождения в подразделении местного УНК неучтенного наркотического средства иного происхождения, чем тот, который был ранее изъят у задержанной гр. О.Ю.Костиной.

Может, «дурь» в омской наркополиции выдают сотрудникам, когда те заступают на дежурство? Как свисток, дубинку, кисточку, патроны и другие…

«расходные материалы»?!

С такими «борцами с наркотиками» и с их методами работы «спать спокойно» не могут не столько преступники, сколько рядовые и законопослушные граждане!

Где гарантия, что тебе, не ровен час, случайно или целенаправленно не подбросят, не припрячут, не впихнут, не всучат для статистики и для раскрываемости порцию

неучтенного наркотика!

И – «втюхивают»!

Московские силовые ведомства кишат жалобами на омских наркополицейских. Другое дело, что вывести их на «чистую воду» пока не получается.

Видимо, огромные средства, которые крутятся в сфере «оборота наркотиков», позволяют эффективно противодействовать и контролировать руководству омского УНК ход проверочных действий и уголовного расследования в отношении

«самих себя».

Например, «дело Костиной» могут в Омске расследовать годами по причине того, что местонахождение жертвы «не установлено», «потерпевшая не найдена», «скрывается», «пропала».

Что, при более детальном изучении информации, не соответствует действительности.

Девушка, по нашей информации, буквально поставлена в условия «за гранью Закона». Например, с 1 января 2019 года у нее отсутствует паспорт гражданина РФ. По ее словам, «документ сгорел вместе с другими вещами в пожаре в Новогоднюю ночь». Не было удостоверения личности у девушки и на момент задержания в марте месяце, и на момент помещения под стражу в СИЗО.

С ее слов.

Нет паспорта у гр.Костной О.Ю. и сейчас.

Поэтому наш вывод о том, что человек с такой «богатой биографией» и таким «уголовным багажом» за спиной ходит по острию бритвы, не лишен оснований.

И гражданка Костина действительно исчезла.

О том, где пребывает девушка сейчас, не знают ни ее бывший супруг – отец совместного ребенка, ни близкие подруги, ни силовики.

Окончательно ушла из доступного жизненного пространства девушка после того, как в Первомайском районном суде г.Омска ей вменили административное правонарушение по ст. 20.1 КоАП РФ – «мелкое хулиганство».

И… отпустили.

За несколько дней до этого "инцидента" я встретился с Олесей Костиной, чтобы записать эксклюзивное интервью.

В свободном общении мы обсуждали события ее мартовского задержания, но получилось нечто большее - «откровения наркозависимой о буднях омской

наркополиции».

Вот краткое изложение нашей часовой беседы.

Подсадил на «соль» Костину ее бой-френд, ради которого она ушла из семьи, бросила мужа, ребенка, в итоге лишилась родительских прав.

«Была любовь», - так она думала раньше. «Это была страсть и зависимость по причине болезни» - это уже мысль, которая точила ее в стенах следственного изолятора. После задержания.

Впрочем, как ей видится сейчас, после трех месяцев отсидки в СИЗО, когда она «переломалась» и может «трезво смотреть на происходящее», никто ее не любил, не заботился о ее будущем, ее…

«тупо имели».

Сама Костина, с ее слов, наркотики не продавала. Но, как она поняла позже, ее, скорее всего, использовали в чьей-то схеме реализации.

Использовали «втемную».

Знакомые наркоманы (из круга общения ее бывшего сожителя) обращались к ней с просьбой приобрести дозу. Она доставляла их на такси до места, где те приобретали «дурь». С продавцами она знакома не была. Только общение по телефону.

С ней «благодарные покупатели» рассчитывались исключительно «натурой»: щедро отсыпали часть приобретенного наркотика.

Для употребления.

Сама поднимать «закладки» и участвовать в незаконном сбыте Костина зареклась после одного эпизода.

Ее «хорошая знакомая Вирт», как та ей сама пояснила, приобрела наркотик через Интернет и пригласила ее вместе сходить на указанное в смс место схрона.

- Когда мы туда подошли, Вирт говорит мне: «Сходи, возьми, вон там лежит». Я – «под кайфом», мне – «море по колено», пошла. Только нашла и взяла пакет, как тут же передо мной появились двое сотрудников полиции… Выросли, как

«двое из ларца».

В тот раз Костина успела проглотить пакетик, благо он был небольшой по объему и не застрял в горле или пищеводе.

«Задержанная» подняла крик, привлекла внимание людей. Не обнаружив закладку ни у девушки, ни на месте «схрона» наркополицейские громко ругались и очень переживали, как «теперь будем отчитываться».

- Я сделала для себя вывод, что, во-первых, нас там ждали, во-вторых, наркотик-закладку подложили сами полицейские, а, в-третьих, моя подруга работает на «наркоконтроль». Меня тупо готовили на роль жертвы. Задержи меня с закладкой, на которой мои следы, мне бы положили еще кучу доз, потом в телефон вложили бы переписку и представили в роли наркодилера. Списали бы на меня еще с пяток или с десяток аналогичных «глухарей».

Нашлись бы и доказательства, и свидетели из числа «братьев и сестер»

по несчастью.

Тем не менее, их отвезли в полицию и провели с Костиной персональную «разъяснительную» беседу.

- Предложили и дальше… потреблять дурь, но трогать меня они не будут, так как я буду обязана работать на них и помогать им «контролить» таких же как я наркозависимых.

Я подумала, где гарантия, что подобное же не сделают позже и в отношении меня, и –

отказалась.

Нас отпустили, но пообещали в дальнейшем «проблемы».

Я вырыгала пакет с закладки, мы шмальнули с Вирт. Хорошо, что я до этого о своей хитрости не сказала ничего Наташе. Это уже позже я вспомнила, что полицейские отзывали ее в сторонку и что-то бурно с ней втихушу «перетирали».

Получается, у них возникла нестыковка.

Они-то стопудово знали, что закладка лежала на месте, а куда она делась – не догадывались. Не знала о моей выходке и Наталья. А иначе они бы меня вывернули там же.

Наизнанку.

Одно к одному и то, что полицейские тогда дали Наталье ни с того ни с сего три дозы «соли».

Пояснили, что «за беспокойство», но я теперь полагаю, что таким Макаром с ней рассчитались за работу.

Правда, «законтролить» меня тогда им не удалось. Но они предприняли следующую попытку.

Более удачную.

Это уже мартовский эпизод этого года.

После пожара в общежитии, я практически ни разу на пр. Мира, 30-в не была. Но до задержания, черт меня угораздил, там пару раз проявиться.

Опять же, пригласила «подружка» Вирт. Пообщались, она сказала, чтобы я не терялась. Будет, что «курнуть» –

забегай.

В тот злополучный день мне нужно было идти устраиваться на работу.

Понятно, хотелось более менее привести себя в порядок, приодеться, лицо поправить. Наталья предложила свою помощь. Я к ней и намеревалась двигаться. Мне звонок шапочного знакомого – «помоги достать». Думаю – все кстати.

Я, как обычно, отвезла клиента на адрес, он там поднял 1 грамм «соли». От него мне отсыпал, может, пятую часть, но не более того. На пару-тройку раз покурить.

Я обрадовалась, как дура, позвонила Вирт, сказала, что «еду к тебе» и что у меня «есть

чем расслабиться».

Когда я вышла возле общаги из такси, то увидела пятерых мужиков.

Двоих я сразу узнала. Поняла, что это «наркоконтроль». Как потом выяснилось, это были Мамыров, Семейченко, Максимов и Власов. Еще одного по фамилии не знаю. Власов, по-моем, Миша у них главный. Это он в тот раз предлагал мне работать на них, а теперь обещал устроить мне

«райскую жизнь».

Мне сразу сказали, что Наташа дала признательные показания – ты ехала к ней продавать дозу за 1000 рублей. Эта тыща (две купюры по 500 рэ) находится у гражданки Вирт.

Я сказала, что она дура. Ничего я ей продавать не хотела, ехала совсем с другими намерениями. А наркотик – для личного, в том числе и с ней, употребления. О деньгах речи не было.

Мне сказали, что мое мнение – крайнее, когда приедет из УВД женщина для моего досмотра, я буду должна ей сказать, что "намеревалась сбыть наркотики гражданке Вирт за 1000 рублей".

Опять начали меня «лечить», что потом сделают мне меморандум от УНК, и с ним я в суде обязательно получу условный срок. Они так

многим делают.

Хорошо, что я мозг еще не весь потеряла и категорически отказалась с ними обсуждать эту фигню.

Когда приехала девушка из отдела полиции и нашла у меня при понятых два розовых пакетика с «солью», я ей сказала, что «это не для сбыта, а для личного употребления». Мое здоровье – хочу гашу, травлю, просераю. Она опешила, сказала, что у нее другая информация, потом позвала парней, те опять стали меня прессовать словесно, но я уперлась рогом: я не буду на себя брать лишнего, иначе вы меня укатаете в тюрьму

не за хрен собачий.

«Ладно, посмотрим», «мы тебе устроим», - они злобно выругались и отвезли меня к себе в отдел на ул. Степная, д. 76,

Там мне дали подписать протокол, где написано, что я "ехала к Вирт продавать дозу за 1000 рублей". Одним словом, все та же «признанка» себе в ущерб. Я порвала протокол. Они в бешенстве.

Написали другой.

Там то же самое, но в профиль. Читаю. Дескать, "ехала к ранее знакомой гражданке, чтобы ее угостить и взять себе в помощь тысячу рублей". Я похохотала, покрутила пальцем у виска и опять порвала бумагу. Я что дура, это подписывать?!

Они в ахене. Ты, что говорят, прифигела, а откуда косарь, который мы у свидетеля Вирт изъяли? Она ведь его хранила на твой наркотик.

Я говорю, мало ли на что она его хранила. Ничего не знаю. Но про себя уже 100%-но усвоила, что вся эта постановка

с ее подачи.

Они пишут третий протокол.

Я в слезы, что вы делаете, зачем жизнь мне губите. А они говорят, а как еще вас наркоманов ловить и от вас избавляться, замучили вы уже нас, ни сна ни покоя от вас нет.

Спустили меня в цокольный этаж к самому главному начальнику. Лысоватый такой мужичок лет за сорок. Я, конечно, был обкуренная, но трезво соображала, что подписывать у этих ребят ничего нельзя. Я рассказала ему, все как было, «по чесноку». Он меня выслушал, но сказал, что

"правда у всех своя".

Во избежание чего-то худшего предложил мне сдать адрес, где я приобрела наркотик.

Сдашь адрес – будет 4-е года, а не сдашь – будет "десятка".

Статья у тебя, говорит, тяжкая. Как мы захотим, так и будет. Ты вот выкаблучиваешься, а мы тебя осудим, а потом с тем же прокурором и судьей поедем в баню водку пить и обмывать твою удачную посадку.

Я, конечно, сама не покупала, но адрес ему сказала, хотя не совсем точный: 4-я Северная, д. 26. А вот телефон назвала правильный, потому что они его все равно по моему телефону бы

«пробили».

Потом меня повезли в БСМП снимать побои.

Это не от полиции, а ранее приобретенные синяки были. Я, вообще, с этой наркотой какая-то пришибленная, потасканная, потертая была. Вечно вся в каких-то шишках, гематомах, потертостях, потеках, шероховатостях. Самой вспоминать противно.

Теперь вот, видите, другое дело: мясо, картошка, суп, чистота и порядок. И сама себя и внешне, и душой

человеком ощущаю.

Вечером приходят результаты экспертизы – 1,24 грамма. Это – крупный размер, часть 4-ая.

А я еще себя веду со следователем так вальяжно. А что, думаю, паниковать? Там было-то на два раза покурить, смешная доза, максимум – светит «условка».

И – хоп-па-на!

Я – в крик. Откуда там могло столько взяться, если у чувака всего 1 грамм был?! А они смеются «ха-ха-ха» и говорят, что вещество могло вспотеть и стать тяжелее. Я говорю, зачем вы из меня дуру-то делаете?!

Они «балдеют»…

Но продолжают тянуть с меня в свою сторону по максимуму.

Следователь, вроде бы, оформляет мне «подписку о невыезде», в это время звонит «опер», мне дают трубу, говорит, «законтролишь» нам двух «наркош» - попросим за тебя, чтобы не под стражу взяли, а дали подписку. Я бы промолчи, но взяла да «брякнула», что мне «и так ее дадут».

В итоге я оказалась

в СИЗО.

В изоляторе я поняла, какой смысл в словах «что не делается, все делается к лучшему».

Оставь меня тогда на свободе, я бы продолжила свою «дурную» жизнь и обязательно попалась бы в сети «наркоконтроля», но уже с полной «доказухой». А так меня вырвало из привычного полукриминального уклада, у меня появилось время подумать, переломаться, понять, кто и как втянул меня

в это убожество.

Первая, кто обратил внимание на несоответствие в бумагах полиции и поверил в мою правоту была адвокат Галина Александровна Матягина.

Я еще про нее сначала подумала: «валовая бабка, с нее толку не будет».

Но она молодец!

Это именно она указала, что до экспертизы соль была «розовая», а после – «бежевая». Ей тогда рот закрыли. Семейченко стал ее убеждать, что «розовый» – «бежевый» не суть важно. Это, говорит, «одно и то же», «оттенки одного порядка». А о том, что «прилопатили» мне грамм с лишним, вообще, обсуждать не захотели.

Дескать, докажите!

Сначала мне и адвокату никто не верил, но когда в суд пришли понятые, все изменилось.

Совершенно посторонние люди, две женщины из 32-б, дали показания, что цвет у изъятого вещества был другой. А про объем соли, который им продемонстрировали в суде, они были в шоке.

- Вы, что издеваетесь?! - говорит им одна понятая, - там, вообще, было по минимуму, чуток.

Судья классный попался, все щепетильно сделал. Потом даже прокурор встал и сказал, что «ничего не могу сделать в пользу следствия».

Меня освободили.

Возвращаться мне было некуда. Какое-то время я проживала у своего прежнего друга на ул. Химиков, 57.

После СИЗО я посмотрела на все происходящее вокруг меня другими глазами. Если "мой Макс" меня любит, как говорил, то почему при мне «солил», провоцировал меня, почему предлагал мне «солить» с ним?! Почему его мать, женщина под 50, не считает зазорным «дунуть» с сынком напару?!

Потом у него совсем крыша поехала, стал шизить. Предлагать мне пойти работать курьером, поднять бабки, отремонтировать сгоревшую хату и купить тачку. Я не выдержала, кинулась на него с ножом. Зачем мне все это?

В тюрьме…

Недавно мне звонила моя знакомая Косикова Даша, ее также законтролили, как и меня. И там за кадром фигурируют все те же: мой бывший и Вирт.

Схема была та же. Сначала они по наводке моего Макса пришли вдвоем с Натальей на закладку, как это было уже у меня. Там их едва не накрыли росгвардейцы. Но все, как бы, обошлось.

А вот когда Даша пошла «поднимать адрес» одна, ее взяли. Выходит, ее сначала показали сотрудникам, «засветили» лицом, а потом благополучно «взяли».

Постепенно я пришла к пониманию, что и мой дружок и Наташа и работали, и работают на «наркоконтроль», вешают на таких, как я дур и дураков, сбыт, покушение, используют «втемную», а сами живут в свое удовольствие.

Они жрут эту «соль» пригоршнями, деградируют, но у них нет ни судимостей, ни приводов.

Они – «святые».

Когда Вирт пришла на суд и дала показания, что «Костина хотела ей продать 1 грамм соли за 1 тысячу рублей», я не выдержала:

- Слышь, мразь, как можно продать за тыщу, если один грамм сейчас стоит 2 тысячи рублей? Я что, по-твоему, собиралась сработать себе в убыток?

Меня, конечно, одернули.

Судья сказал, что не нужно переходить на личности, мы и собрались здесь, чтобы установить

истину по делу.

Это далеко не все, о чем мы беседовали с бывшей подсудимой и бывшей наркозависимой. Надеюсь, что это так.

Многое еще осталось в «набросках» и «версиях».

Мы договорились продолжить наше общение, но вскоре после этого интервью Олеся Костина пропала.

Куда – неизвестно.

С ее слов, знаю, что недавно она познакомилась с «хорошим человеком», «он занимается тайским боксом», «симпатизирует ей»:

- Мы общаемся, гуляем по городу, ходим на шашлыки, я на это время забываю о своих проблемах и неудачах, о своей прошлой непутевой жизни. Хотя у нас ничего такого интимного не было. Раньше что я слышала в свой адркс: А-а-а, ты шлюха, такая-то такая-то, на тебе по едалу. А сейчас я впервые за много лет почувствовала себя девушкой.

Впрочем, я попытался предостеречь гражданку Костину от опрометчивых шагов. Ведь сейчас полиции, угодившей в свою же ловушку, очень важно доказать свою правоту и «приземлить» экс-подсудимую опять на «нары».

Любыми способами.

Близкий человек («ухажер») из числа добровольных помощников УНК рядом с объектом вожделения «наркоконтроля» может стать самым коротким путем…

Опять за решетку!

(продолжение следует…)

Александр Грасс,

независимый журналист,

специально для авторского блога Омск-право.ру

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.

Последние статьи
prev
next

Выступление Александра Грасса на региональных праймериз

Омичи ежедневно десятки раз спрашивают о моих взглядах. Политических, экономических, социальных, жизненных. Безусловно, одной фразой здесь не ограничишься, а времени

Читать далее

Для того и кремний, чтобы проверить нас на прочность

«У нас вчера вечером расклеили листовки по всем подъездам, что, оказывается, за нашими домами за Стрельникова (я живу на Заозерной) на

Читать далее

ЗАДАЙ ВОПРОС

ПРОФЕССИОНАЛУ

бесплатно!

- заполни заявку

Добавить информацию
в банк данных

- адвокат
- юрист
- организация

Рейтинг "ТП"

ДАЙ СВОЮ ОЦЕНКУ…

СУДЬЕ
ПРОКУРОРУ
ПОЛИЦЕЙСКОМУ
АДВОКАТУ
НОТАРИУСУ
ЮРИСТУ
ПРАВОЗАЩИТНИКУ
АРБИТРАЖНОМУ УПРАВЛЯЮЩЕМУ
ЧИНОВНИКУ
СУДЕБНОМУ ПРИСТАВУ
НАЛОГОВОМУ ИНСПЕКТОРУ

Добавить Персону

Обратная связь

Ваше мнение

Почему чиновники игнорируют Закон?