logo
Баннер
Баннер

От первого лица

Александр Грасс
тел: 606377, 89083193173
Задать вопрос

Подробнее

prev
next

«Самозанятость» как форма коррупции?!

Задавшись вопросом в столь необычной постановке (он вынесен в заголовок статьи), мы не преследуем цель кого-то опорочить, посеять сомнение

Читать далее

Народный ответ – «дорожному беспределу»

Мне понравилась рубрика «народные новости», точнее ее направленность. Что-то из серии «защити себя сам». Действительно, сегодня многие на себе ощущают

Читать далее

Кто «кошмарит» омскую экологию?!

Ежегодно пятого июня отмечается Всемирный день окружающей среды или, как принято называть его, День эколога. В мире его празднуют с

Читать далее
Баннер

Проголосовать

Как Вы считаете, Вам нужен персональный адвокат?

Объявление

Ю Р И Д И Ч Е С К И Й

А У Т С О Р С И Н Г

(юридическое обслуживание

организаций)

за 5 000 рублей в месяц

тел.: 8-913-972-45-99

добавить объявление


Гражданское общество

Знаете ли Вы своего депутата?

Партнеры

Качество расследования «преступления века» от УМВД… нагоняет тоску!

+ 58
- 2

До вмешательства местных силовиков с Пушкина, 138 в работу морга МСЧ-11 на ритуальном рынке Омска было… «чище, дешевле и удобней»!

Резонансные уголовные дела, громкие заявления «людей в погонах», на словах отстаивающих государственные устои и духовные скрепы нации – для Омска это всего лишь «отправная точка» или «вершина айсберга» возможных… манипуляций и фальсификаций!

А «под водой» многотомных криминальных «разоблачений» тянется скрытое от общественности «хладное тело» истинных устремлений и намерений силовиков.

Вот где нет места сантиментам, эмоциям и «горячему сердцу», здесь безраздельно господствуют голый расчет и…

коммерческая выгода!

Именно такие противоречивые чувства вызывает у меня посещение заседаний суда по резонансному (с подачи «официальных СМИ»-!) «делу ОПГ Омских патологоанатомов» (Центральный районный суд г.Омска, дело №1-26(2019), судья Владислав Сторожук, см. 55RS0007-01-2018-005589-48).

У меня складывается стойкое ощущение, что абсурдность ситуации, преподнесенной, как «преступление века», уже понимают все участники этого «уголовного действа» – от рядовых свидетелей до прокурора. Но «постановка», на которую потрачены усилия десятков офицеров, миллионы бюджетных рублей, годы и тысячи человеко/часов эмоций и судеб, будет разыграна до финального аккорда. Впрочем, не исключено, что «занавес» в этом «спектакле» станет всего лишь отправной точкой, стартом, иного «сценария».

Более серьезного.

Коротко напомню, о чем, собственно, «громкое уголовное дело».

По версии обвинения, в стенах патолого-анатомического отделения МСЧ-11  (БУЗОО «Городская клиническая больница №11, что по ул. Нахимова, 55) в 2015-2017 годах сформировалась устойчивая криминальная группа (ОПГ) из четырех сотрудников, которые за взятки и общее покровительство оказывали услуги ритуальным агентствам по… ускоренному вскрытию трупов и оперативной выдаче

меддокументации!

За каждый преступный эпизод ОПГ получало, видимо, в общак «незаконное вознаграждение» в сумме 2 500 рублей и выше.

Всего «взяток» сотрудники МСЧ-11 наполучали за два с лишним года на сумму более 3-х млн рублей, что является «особо крупным размером» и тянет на 12-ть и более лет тюремного срока.

Объективная сторона преступления, как полагает следствие, в том, что должностные лица за выполнение своих обязанностей, предусмотренных госрегламентом и трудовыми отношениями, брали

«мзду сверху».

Казалось бы, если есть «взяткополучатели», то должны быть и «взяткодатели».

Такой суровый механизм самого распространенного вида коррупции предусмотрел и прописал законодатель в статьях 290 и 291 Уголовного кодекса РФ.

Несколько десятков фигурантов возбужденного уголовного дела из числа участников похоронного рынка Омска лишь некоторое время, действительно, значились «взяткодателями» (ст. 291 УК РФ), но… ведать о том не ведая и только на бумаге.

Следствие оперативно и втихую поменяло их криминальный уголовно-процессуальный статус на нейтральную роль

«заявителей» и «свидетелей».

Видимо, обвинение оценило, что практически все «ритуальщики» подписали идентичные протоколы «признательных показаний», где весь активный умысел и действия «по вымогательству денежных средств за ускоренное вскрытие трупов и выдачу медицинской документации» приписали санитарке Елене Мокрухиной, а позже стражи порядка «подтянули» к преступлению и еще троих членов ОПГ – коллегу Мокрухиной санитарку Валентину Зацепину, врача-патологоанатома Людмилу Михайлову и заведующую ПАО «ГКБ №11» Ольгу Васильеву.

Таким образом, единым преступным умыслом оказались охвачены все категории персонала местного патолого-анатомического отделения. Видимо, не без такого подтекста и прицела, что при желании состав «ОПГ-квартета» может быть расширен и в его «оркестровую яму» может

влиться каждый!

Именно в таком виде обвинительное заключение было утверждено в Прокуратуре Омской области и, изрядно попиарясь в местных СМИ, «направлено в суд для разбирательства по существу».

Здесь к освещению резонансного уголовного дела подключилась и наша редакция. Все-таки «судебная хроника», где можно «под протокол» и «аудиозапись» выслушать все стороны без купюр и цензуры, - наша епархия, наша стезя и наш конек. Фрагментарно мы уже коснулись этого «показательного» и «принципиального» во многих смыслах процесса:

см. Виктор Омский: «Почему я не верю в «SuperОмск» http://omsk-pravo.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=2952:-l-lsupermskr&catid=185:astashkin, В Омске людей уже судят и за мифическое… «ускорение»! http://omsk-pravo.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=2957:-lr&catid=185:astashkin, На «оперов» с Пушкина 138 «катят»… и стар, и млад?! http://omsk-pravo.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=2968:-lr-138-lr-&catid=185:astashkin

Но судебное следствие продолжается, набирая обороты и обрастая деталями, требующими анализа и осмысления. И со стороны Фемиды, и компетентных органов власти, и гражданских институтов, и независимых СМИ.

В том числе.

Даже не знаю, с чего начать.

Казалось бы, каждое судебное заседание уникально по своему содержанию и интриге, но что-то общее между ними имеется. Может, с этого и начну свое очередное повествование.

Первое, что бросается в глаза, это пропасть (ущелье, Марианская впадина) между показаниями свидетелей в ходе их непосредственного допроса в суде и протокольными признаниями, которые ранее оформили оперативники УВД с Пушкина, 138 (Иван Лунев и Роман Шрейнер) и следователь СКР с ул. Жукова, 101 (Ю.И.Свиридова).

Например, в процессе граждане один за другим заявляют, что у них «денег никто не вымогал», «общее покровительство никто не оказывал», «услуги по ускоренному вскрытию трупов и внеочередной выдаче справок о смерти никто не предоставлял».

Наоборот.

Платили они две с половиной тысячи рублей добровольно. Платили санитарам за «помыть-одеть и привести в порядок тело усопшего».

Данный тариф не придумали в медсанчасти №11, а он давно уже сложился на рынке похоронных услуг Омска, он единый для всех моргов и организаций разной правовой формы. Будь то ИП, или ООО, или БУЗОО.

- В своих интересах и в интересах родственников мы делегировали эту функцию тем, кто с ней может справиться и качественно, и оперативно, - так подытожила мнение своих коллег по ритуальному цеху бизнес-вумен Ольга Адольф. Попутно свидетель заметила, что нынешняя практика по выдаче тел усопших граждан родственникам в полиэтиленовых мешках и голыми – это дикость:

- Это не этично, не практично и ведет к… удорожанию услуг и увеличению времени похорон!

Собственно именно эти негативные последствия и инкриминировались обвинением членам ОПГ омских патологоанатомов!

Которые, якобы, навязывали свою допуслугу, шантажировали возможными «нежелательными последствиями», «кошмарили» цивилизованный бизнес. А, выходит-то, что «преступление», вроде бы, раскрыто, виновники – на скамье подсудимых, а ситуация на рынке ритуальных услуг Омска лишь…

усугубилась!

Свидетели со стороны обвинения в один голос показывают, что после того, как ОПГ в МСЧ-11 ликвидировали, «там стало хуже».

- С нами никто толком не общается, не идет на контакт, как раньше. Везде висят цитаты из Законов…

- Очередь на вскрытие и за медицинской документацией – теперь это обычное дело. Говорят, работать некому, при этом напоминают, что сроки предусмотрены Законом и ими не нарушаются…

- Теперь, чтобы помыть-одеть и привести тело в божеский вид, нужно сначала перевезти тело из морга, а это от 1,5 до 5 тысяч рублей сверху…

Из кармана граждан…

Что греха таить, можно, конечно, сегодня и сэкономить тысячу на «криминальной» услуге.

Например, можно обмыть тело губкой из тазика и одеть усопшего где-нибудь в укромном месте (в кустах -!) в частном автотранспорте. Но ведь никто не запрещал «похоронщикам» проделывать это и раньше. Другое дело, что все понимали, что так «работать» не нормально, не цивилизованно и даже – аморально. И по отношению к умершему, и по отношению к его близким, и по отношению к самим себе.

Ведь не у всех же бизнесменов «тикает» прейскурант

вместо души.

Защита и суд придирчиво выясняют у каждого свидетеля, каким образом из-за действий подсудимых для них наступили те самые, указанные в обвинении, «нежелательные последствия».

Но внятных ответов нет.

Одни гипотетически предполагают, что «если бы я не заплатил(а), то мне бы чинились препятствия. По сроку выдачи трупа, по оформлению медицинской документации». Впрочем, никто на себе эту репрессивную патологоанатомическую машину в действии не проверял

и не испытал.

Были, впрочем, речи о разовых инцидентах, но они в пользу… подсудимых. Как мне кажется.

В одном случае у семьи из села не было средств на допуслугу «помыть-одеть», дабы не раздувать скандал на пустом мсете и не доказывать, что эта процедура не предусмотрена медучреждением, санитары, по просьбе врачей, побрили, помыли и одели труп из глубинки безвозмездно.

Одна ИП возмущалась тем, что ей отказали в выдаче меддокументации без вскрытия. Заведующая Васильева тогда объяснила девушке, что лечащим врачом с телом не был предоставлен полный пакет бумаг, поэтому вскрытие и установление причины смерти в морге – обязательная процедура, без которой просто не выдадут

справку о смерти.

Некоторые «участники рынка» по-своему устанавливают и интерпретируют критерии виновности подсудимых.

В частности, ряд свидетелей акцентируют внимание Фемиды на том, что «в МСЧ-11 не выдавали квитанции или чеки на сумму предоставленной услуги».

Дескать, мы не могли обосновать свои затраты перед заказчиками. При этом, тут же признавали, что данный документ им не нужен был для внутренней отчетности, его не требовали в налоговой, эту услугу они закладывали в свой перечень обязательств перед клиентами. Без расшифровки и без приложения расходных квитанций.

В подтверждение того, что данный документ ритуальщикам «не горел», можно привести ссылки на показания ряда других свидетелей, которые пояснили, что квитанции в других учреждениях Омска, где оказывали аналогичные услуги по тем же расценкам, они «не брали из-за ненадобности», «заказчики не требовали этих чеков», «людям вполне хватало своей отчетности».

Кстати, о том же самом красноречиво говорит и тот факт, что практически никто не предоставил в распоряжение следствия свою первичную финансовую документацию. С другими чеками. Из других моргов.

Можно предположить, что на услуге прозектуры из МСЧ-11 некоторые ИПэшники не плохо и сами зарабатывали. Вписывая вместо 2,5 тысяч другую сумму. В четыре, в пять и даже в 10 тысяч рублей.

Не без этого…

 

«Взятка», «вымогательство», «шантаж», «покровительство» - такими правовыми категориями изобилует обвинительное заключение.

Однако, для подавляющей части свидетелей эти понятия из области пассивного лексического запаса. Кто-то вообще таких слов не знает и не пользуется ими в обходе, а кто-то не правильно их трактует. Запомнилась очевидец, которая думает, что «покровительство» - это… доброжелательное отношение к человеку:

- Да, такое я наблюдала в медсанчасти, работники патологоанатомического отделения были предупредительны, внимательны, оказывали мне всяческое покровительство…

Кто-то думает, что «взятка» - это оплата услуги помимо кассы. Приходится «на пальцах» объяснять, что покупка одного и того же товара (услуги) за деньги в магазине (с чеком) и на рынке (без чека) на самом деле ничем не отличаются для потребителя. И преступлением, сопряженным со «взяткой», никак не является.

Из всего этого можно сделать вывод, что показания свидетелей-взяткодателей «причесывались» оперативниками и следователем в нужном направлении.

Видимо, криминальная лексика, как и уголовный состав, в протоколы допросов вносился… стражами порядка.

Предположим, для пущей убедительности и доходчивости

восприятия текста.

 

Вообще, с содержимым первичных протоколов допроса десятков (если не сотни) человек в этом уголовном деле творится что-то несуразное.

Начнем с того, что все они, как бы выразился специалист, «идентичны до степени смешения». И по стилю изложения, и по конструкции, и даже по допущенным ошибкам.

Понятно, что никто не обязывает сотрудника полиции строго придерживаться логики изложении и мысли своего процессуального собеседника (потерпевшего, подозреваемого, эксперта, свидетеля). УПК подразумевает адекватное донесение в документе смысла и сути показаний допрашиваемого лица. Но даже законодатель не подразумевал, что в Омске эту общую норму уголовно-процессуального Закона доведут до абсурда и до прямой его противоположности. Не два, не три (как это уже «за здрасьте» водится в наших местных уголовных делах), а десятки протоколов «под копирку» в одном, резонансном, деле!

Это уже, мягко говоря,

перебор.

Как слушатель (к тому же, журналист и филолог по образованию), рискну обратить внимание участников процесса и на тот момент, что в вопросах следствия уже изначально заложены наводящие конструкции и смыслы, которые не позволяют адресату самостоятельно высказать свое отношение или свою позицию по заявленной теме.

Чтобы не быть голословным, приведу пример.

«Вопрос: Передавали ли в морге при получении тел незаконные денежные вознаграждения за своевременное исполнение служебных обязанностей сотрудниками патологоанатомического отделения БУЗОО «ГКБ №11», а также за ускоренное проведение патологоанатомического вскрытия, оформление медицинского свидетельства о смерти, получение трупа, а в целом общее покровительство Вашей деятельности, если да, то кому и какие суммы?».

Понятно, что граждане, мало вникающие в смысл сложноподчиненной конструкции модально-предположительного свойства, отвечали на последнее, что ими было услышано и воспринято:

- Да, деньги я передавал(а). Платил(а) санитарке Мокрухиной...

Подобное ведение допроса сродни технологии НЛП – нейролингвистического программирования, где человек, владеющий секретами манипуляции собеседника, всегда добивается результата

ему нужного.

 

В процессе этой игры в «вопросы и ответы» за пределами обсуждения остаются по-настоящему важные вещи «преступления».

Например, передачи суммы за процедуру омывания, приведение трупа в надлежащий внешний вид (бритье-стрижка-макияж) и за одевание никто и не отрицает. Более того, данная услуга повсеместно и еще с советских времен предоставляется моргами исключительно на возмездной основе.

Что касается правого регулирования этого вопроса на территории медучреждения, то это прерогатива конкретного хозяйствующего субъекта.

Можно дать заработать санитарам, тем самым, мотивируя их нелегкий труд в условиях ежедневного соседства с трупами-кровью-формалином и лицезрения человеческих внутренностей. Можно поступить иначе и формально поручить эти функции частникам (ИП, ООО), но в силу специфики работы прозектур Минздрава, непосредственное общение с умершими все равно останется прерогативой санитаров и патологоанатомов.

А вот официально собирающие дань с населения субъекты малого предпринимательства останутся всего лишь посредниками. Хоть и оформленными в законом установленном порядке.

Арифметика здесь прозрачна: от перестановки мест (имени) слагаемых сумма стоимости услуги не меняет. Что на Перелета, 9, что на Партизанской, 20, что в ГБ-3, или в МСЧ-9 и МСЧ-4 везде деньги берут за услугу, а не за скорость и очередность вскрытия.

Ноу-хау следствия в отношении «ГКБ №11», видимо, имеет иную подоплеку. И шаг за шагом она все явственней вырисовывается в стенах Центральной районной Фемиды. Как говоится,

«от противного».

 

Когда гособвинение заявляет ходатайство об оглашении тех самых протоколов допроса из материалов уг/дела, защита подсудимых кипит от ярости.

Оно и понятно.

Свидетели внятно и доходчиво, своими словами, только что прояснили ситуацию, дали показания, что никаких фактов принуждения и вымогательства не было, что оплачивали услугу, а не ускоряли процесс работы сотрудников морга, что претензий к подсудимым не имеют, что общались только с санитаркой Мокрухиной (кто-то пару раз видел остальных), а прокурор требует зачитать прежние показания, где «наводящие вопросы», где «ключевые слова» из УПК и УК, где полное господство НЛП и «силовиков» над свободой

волеизъявления граждан.

 

Но судья Строжук раз за разом встает на сторону гособвинения.

Правда, поясняя адвокатам, что признать недопустимость такого доказательства, как протокол, в силу его ничтожности можно только при сопоставлении свидетельских показаний, полученных на стадии следствия и в зале суда. Как можно признать недостоверным то, что не стало еще предметом изучения и обсуждения?!

Действительно, осуждать, не читая и не вникая в суть, это мы уже где-то проходили.

И не так давно.

 

Честно скажу, многие свидетели после оглашения «своих» показаний с Пушкина, 138 впадают в ступор.

Даже визуально видно, как в человеке борется желание сказать правду с чувством самосохранения. Поэтому одни начинают юлить и рассказывать, что «принципиальной разницы между теми и этими показаниями не вижу», другие вспоминают, что «такое не говорил(а), но внимательно не прочитал(а) протокол,   подписал(а) не глядя», третьи уповают на свою юридическую малограмотность: «полиции и следствию доверял(а), им виднее».

Впрочем, на вопрос председательствующего «каким показаниям верить, тем или этим?» подавляющее большинство без раздумий отвечают, что «тем, которые были даны здесь,

в зале суда».

 

Даже могу предположить, почему люди идут поперек «уважаемых» правоохранительных органов.

Это, отнюдь, не вызов, и не озарение, и не результат скоротечного ликбеза азов юриспруденции. Просто, когда взрослым, состоявшимся личностям, десятки лет ведущим бизнес на свой страх и риск, зачитывают липовый допрос, где от их лица написано, что «платить взятку сотрудникам морга их вынуждала перспектива сорвать похороны и быть уволенными с должности или лишиться премии и зарплаты», они просто визуально меняются. Про лицо сказать не могу, но в осанке - точно.

И дело даже не в том, что над учредителем ритуального агентства или индивидуальным предпринимателем сверху нет начальства, которое могло бы их уволить или урезать им довольствие или премию, дело в том, что до граждан, наконец-то, доходит: их просто «подставили», как болванчиков, вложив в уста нужные кому-то показания. Смешного и

сомнительного толка.

Под финал «духовной экзекуции» традиционно обсуждается вопрос, откуда в протоколе допроса взялась фраза:

«На основании вышеизложенного, прошу привлечь к уголовной ответственности санитара морга при БУЗОО «ГКБ №11» по улице Нахимова, 55 Мокрухину Е.В. а также иных сотрудников патологоанатомического отделения которые в период с 2015 по 2017 г.г. вымогали у меня денежные средства в сумме _______ рублей за своевременное исполнение ими своих должностных обязанностей, а фактически за общее покровительство моей деятельности».

Одни свидетели утверждают, что о таковом «полицию не просили». Другие предполагают, что, видимо, заявление «логически вытекает из текста протокола», который, однако, не отражает существа их показаний. Третьи, полагают, что «можно и привлечь», так как услуги морг обязан был предоставлять ему (ей) бесплатно («так говорят в Омске»), а он(а) платил(а). «Что не законно».

Вопросы защиты, где в Омске сегодня «одевают-моют и кладут в гроб» бескорыстно и почему принципиальный свидетель не требует этого от других моргов, почему не привлекает их к ответственности за отказ, вплоть до «уголовщины»,

виснут в воздухе.

В любом случае, это не граждане пришли в правоохранительные органы с требованием наказать «обидчиков», а следственные органы по своей инициативе вызывали граждан и собирали с них «заявления о привлечении к уголовной ответственности».

Как видим, последовательность защиты прав и свобод граждан оказалась нарушена. Можно развить мысль еще дальше. Бизнесмены передавали санитарам морга не свои кровные средства, а деньги своих клиентов, которые не возражали, что именно в прозектуре проведут омывание и одевание их умершего родственника. И были в курсе, что сделано это будет

не бесплатно.

 

P.S.

Я почему-то не сомневаюсь, что при надлежащем внимании защиты к процессуальной чистоте составления выше изученных «протоколов» обязательно «вылезут» и другие вопиющие в своем неглиже детали.

Например, по биллингу телефона может выясниться, что тот или иной свидетель при даче своих показаний на Пушкина 138 физическим своим телом  располагался в другой части Омска, а то и за городом. Не исключено, что и сам оперативный сотрудник, составляя документ по указанному адресу, был на задержании или в засаде.

Такое уже было.

Но установить формальный подход силовиков к расследованию уголовного дела, оправдать граждан, не законно привлеченных к преследованию и лишившихся работы, должности, репутации, веры во власть – уже не является для Омска чем-то беспрецедентным. Сегодня нужно ставить другую цель: обнародовать те рычаги и персоны, которые заставляют механизм правосудия крутиться в интересах «фальсификаторов» и «теневиков».

Думаю, что в аналогичных этому сомнительных уголовных делах «люди в погонах» работают не на производственные показатели, и ими движет не желание навести в нашем городе порядок. Их одолевает интерес иного, меркантильного, свойства.

Поэтому и следующий вопрос вокруг сомнительной «уголовки» нужно ставить ребром, по-Маяковски «зримо»: «если звезды зажигают, значит, это

Кому-нибудь нужно»?!

(продолжение следует…)

Александр Грасс,

специально для СМИ «ИА Александра Грасса»

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.

Последние статьи
prev
next

Выступление Александра Грасса на региональных праймериз

Омичи ежедневно десятки раз спрашивают о моих взглядах. Политических, экономических, социальных, жизненных. Безусловно, одной фразой здесь не ограничишься, а времени

Читать далее

Для того и кремний, чтобы проверить нас на прочность

«У нас вчера вечером расклеили листовки по всем подъездам, что, оказывается, за нашими домами за Стрельникова (я живу на Заозерной) на

Читать далее

ЗАДАЙ ВОПРОС

ПРОФЕССИОНАЛУ

бесплатно!

- заполни заявку

Добавить информацию
в банк данных

- адвокат
- юрист
- организация

Рейтинг "ТП"

ДАЙ СВОЮ ОЦЕНКУ…

СУДЬЕ
ПРОКУРОРУ
ПОЛИЦЕЙСКОМУ
АДВОКАТУ
НОТАРИУСУ
ЮРИСТУ
ПРАВОЗАЩИТНИКУ
АРБИТРАЖНОМУ УПРАВЛЯЮЩЕМУ
ЧИНОВНИКУ
СУДЕБНОМУ ПРИСТАВУ
НАЛОГОВОМУ ИНСПЕКТОРУ

Добавить Персону

Обратная связь

Ваше мнение

Почему чиновники игнорируют Закон?

Дискуссии