logo
Баннер
Баннер

От первого лица

Александр Грасс
тел: 606377, 89083193173
Задать вопрос

Подробнее

prev
next

«Самозанятость» как форма коррупции?!

Задавшись вопросом в столь необычной постановке (он вынесен в заголовок статьи), мы не преследуем цель кого-то опорочить, посеять сомнение

Читать далее

Народный ответ – «дорожному беспределу»

Мне понравилась рубрика «народные новости», точнее ее направленность. Что-то из серии «защити себя сам». Действительно, сегодня многие на себе ощущают

Читать далее

Кто «кошмарит» омскую экологию?!

Ежегодно пятого июня отмечается Всемирный день окружающей среды или, как принято называть его, День эколога. В мире его празднуют с

Читать далее
Баннер

Проголосовать

Как Вы считаете, Вам нужен персональный адвокат?

Объявление

Ю Р И Д И Ч Е С К И Й

А У Т С О Р С И Н Г

(юридическое обслуживание

организаций)

за 5 000 рублей в месяц

тел.: 8-913-972-45-99

добавить объявление


Гражданское общество

Знаете ли Вы своего депутата?

Партнеры

Судья Порсик своим решением открыла «ящик Пандоры»?!

+ 56
0

У сомнительного приговора Фемиды, прикрывающего коррупцию в правоохранительных органах Омска, возможно, будут далеко идущие последствия…

В Омском районном суде завершилось рассмотрение резонансного уголовного дела в отношении гражданина Дорохова А.В., обвиняемого в совершении ДТП с двумя смертельными исходами (дело №1-8/2019 (1-276/2018), судья Татьяна Порсик, см. ГАС "Правосудие" https://omskiycourt--oms.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&name_op=case&_id=115959449&_deloId=1540006&_caseType=0&_new=0&srv_num=1).

Вопреки большому количеству сомнений в объективности следствия и в качестве экспертных автотехнических заключений Фемида признала вину подсудимого и определила ему наказание в виде 3 лет лишения свободы.

В колонии-поселении.

В какой-то веке я не буду и не хочу рассказывать, как проходили последние судебные заседания, какие хитрости и схемы «включали» стороны для того, чтобы уйти от обсуждения главного лейтмотива данного уголовного дела – его глубинной, идеологической коррупционной составляющей.

Видимо, в своей серии публикаций из зала суда мы подобрались к этой «визитной карточке» Омска и омских силовиков очень близко - см. Эксперты из Минюста и ЭКЦ взывают к милосердию… судьи Порсик! http://omsk-pravo.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=2955:2019-04-09-10-59-02&catid=185:astashkinСвидетель «разнес в пух и прах»... гособвинение и следствие! http://omsk-pravo.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=2860:-l-r-&catid=185:astashkinОтдел ЭКЦ УМВД угодил в… скандальную «уголовку»! http://omsk-pravo.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=2906:-lr&catid=185:astashkinУ полицейских из ЭКЦ УМВД в домах прошли обыски! http://omsk-pravo.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=2914:2019-01-21-23-35-06&catid=185:astashkinПотерпевший от «ЭКЦ УМВД» дал показания в суде http://omsk-pravo.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=2918:-l-r-&catid=185:astashkinЭксперта ЭКЦ УМВД Эрлиха заподозрили в… «заказухе»! http://omsk-pravo.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=2922:-lr&catid=185:astashkin

Вполне возможно, что увольнение на пенсию замначальника УМВД России по Омской области Любови Аксеновой в самый разгар наших скандальных публикаций (см. Осадчий - Трещеткину: "Эрлих сказал ....... маршрутчику))" ! http://omsk-pravo.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=2933:-l-r&catid=185:astashkin) для кого-то было сверхзадачей, и на этом «разоблачение» порочной практики расследования ДТП в местной полиции решено было экстренно свернуть. Ведь если двигаться такими темпами, то разгонят и Следственное управление, и ЭКЦ, и УГИБДД...

Именно отсюда жесткий «наезд» на Омск-право.ру со стороны Роскомнадзора, отсюда возникшие технические трудности в работе нашего сайта. Некогда активные «заказчики» неожиданно вместо публикаций на «горячую тему» предложили помочь им «написать прения». Если люди «просят помочь» –

я не отказываю.

Странности эти, связанные со сворачиванием публичности, происходили на фоне явного нежелания со стороны защиты копаться в деталях ДТП за пределами предъявленных водителю Дорохову обвинений.

Хотя даже мне, не умудренному в адвокатской практике лицу, понятно, что реальная коррупция, как правило, кроется не в материалах дела, а в тех должностных и гражданских лицах, кто это дело «сшил». И прикрывает.

Настоящие доказательства невиновности подсудимого нужно искать не внутри живописного полотна обвинения, а за его пределами – в иной версии и в иной трактовке событий.

Именно другой вариант развития событий, опирающийся на уже имеющиеся в деле факты и на вновь открывшиеся обстоятельства, способен не просто зародить сомнения в Фемиде (только этого по нынешним меркам мало), а предложить суду зеркальную альтернативу обвинению. Как говорится, всю "стройную" конструкцию предварительного следствия нужно перевернуть. С головы – на ноги. Или вывернуть.

Наизнанку.

В этом резонансном, скандальном, громком уголовном процессе по «делу Александра Дорохова» устранить системные ошибки местного правоохранительного бомонда, увы, не удалось.

Ни у защиты, ни у судьи не оказалось достаточно силы воли и аргументов, чтобы публично озвучить то, что назрело, вызрело и перезрело в насквозь коррумпированном Омске: непрофессионализм, кумовство и продажность «людей в погонах» достигли своего апогея. Дальше – пропасть. Бездна.

«Оборотни» и «теневики» губят регион, хоронят мегаполис, убивают таланты и выдавливают рядовых законопослушных граждан.

За «периметр» бытия.

Именно поэтому вместо традиционной судебной хроники – «озвучки» чужих слов и мыслей я хочу предложить вниманию читателей те самые несостоявшиеся «прения», которые я писал ночами по «делу А.В.Дорохова».

К сожалению, их никто в процессе не озвучил. Более того, ими воспользовались, чтобы заочно… мне оппонировать. Дескать, никакой тотальной коррупции в Омске нет. Мафия в погонах отсутствует. Есть только «тупость» и «бездарность» отдельных следователей, инспекторов ГИБДД, прокуроров, экспертов, судей…

А что, если кто-то умный воспользуется этой единичной «тупостью». Одного, второго, третьего…. И поставит все это на поток….

И – поставил!

Если защита может объяснить свою пассивность в эндшпиле процесса, как бы, «интересами клиента», то чем объяснить примитивный по содержанию приговор судьи Татьяны Порсик, я даже не знаю.

«Критически отношусь», «критически оцениваю», «у суда вызывает сомнения» - все это по отношению к доводам, свидетельским показаниям в пользу подсудимого. А вот с разночтениями у следствия и официальных экспертов – здесь все ровно и хорошо.

Одним словом, «вязку кровью» молодая федеральная судья Порсик прошла. Влилась в когорту тех, кто теперь может на нее положиться и ей довериться. Могу предположить, что многие «кадры» местного теневого истеблишмента теперь ей должны.

И низко кланяются.

А теперь, собственно, НЕСОСТОЯВШИЕСЯ (я подчеркиваю это обстоятельство, чтобы не было в дальнейшем недоразумений) «Прения по делу А.В.Дорохова»

(ч.5 ст.264 УК РФ).

«Уважаемый суд!

Уважаемые стороны процесса, присутствующие!

Мы закончили рассмотрение, не побоюсь этих слов, резонансного, сложного, неоднозначного и показательного уголовного дела.

Я выражаю признательность всем участникам судебного следствия. Прежде всего, суду за то, что большинство наших доводов были услышаны, подверглись обсуждению, а, возможно, и будут положены в основу судебного акта.

Прежде чем я перейду к деталям и подробностям трагических событий, которые произошли на 22-ом километре трассы Омск-Черлак 3 июля 2017-го года, мне бы хотелось обозначить те моменты, которые, как бы, выходят за рамки конкретного уголовного дела, но при этом задают тон и формируют правовую атмосферу в обществе, указывают на тенденции, которые имеют место в нынешней системе Правосудия.

Я впервые в жизни столкнулся с ДТП такого масштаба, с органами следствия и прокуратуры, с адвокатским сообществом. Я впервые оказался в суде.

Я поражен тем, как наши должностные лица, наделенные государством серьезными правами и полномочиями, отбывают на своих рабочих постах номер, выгорают в человеческом и профессиональном плане, как фальсифицируются и прикрываются вверх по иерархии начальниками «косяки» и ошибки подчиненных. Как будто и нет за всем этим человеческих трагедий и человеческих жизней. Для кого-то небрежно составленная фраза или не внесенная в протокол деталь является «рутиной», «пустяком», «недочетом», а для кого-то это может стоить разрушенной судьбы и разбитого семейного очага.

Я не случайно делаю акцент на этой обыденной, бытовой и социальной стороне судебного процесса.

Ведь в конечном итоге Правосудие зиждется на тех же принципах, которые мы все хотим видеть в действии и в нашей реальной жизни. Это Справедливость, Это Законность, Это

Всесторонность и Объективность. Самые главные я назвал.

Теперь давайте попробуем наложить эти категории на обстоятельства и материалы предварительного следствия по нашему уголовному делу.

Я пока молчу про законность и справедливость. Это оценочные категории, которыми оперирует в совещательной комнате Фемида. Но ведь на стадии предварительного следствия при оформлении и установлении обстоятельств ДТП отсутствовали элементарные принципы объективности и всесторонности.

Не зафиксированы важные, если не сказать ключевые детали вещной обстановки. Например, следы качения правой шины автомобиля «Митсубиси Кантер». Пропала запись с видеорегистратора «Форд Соллерс». Не установлена и не найдена красная иномарка, которая вслед за «Фордом» угодила в кювет и, получается, также была одним из участников ДТП.

Только на словах мы слышали о наличии некоей жидкости на дорожном покрытии. А где, что за жидкость, кому принадлежит, нам остается сейчас только догадываться. Или верить людям в погона. На слово.

Не зафиксировано место  концентрации мелкой осыпи, что по всем критериям экспертного освидетельствования является одним из важных компонентов установления места первоначального контакта транспортных средств при ДТП.

Не подсчитано даже количество кирпича на месте ДТП. Величина груза, имеющая по всей видимости главенствующее значение для определение причины создания аварийной ситуации, варьируется от 600 штук кирпичей до трех поддонов (972 кирпича). Разница – более 50% в долях, а по весу – в тонне с лишним.

Не установлены очевидцы из числа тех, кто реально видел момент аварии. А таковые граждане были. И об этом было прямо сказано свидетелем в одном из судебных заседаний. По горячим следам не опрошены пассажиры «маршрутного такси». Не выявлены и не опрошены лица, звонившие в службы экстренной помощи, не истребованы аудиозаписи этих телефонных переговоров.

Я уже молчу про те, мягко говоря, неточности, которыми изобилует протокол осмотра места происшествия и другие правовые документы, положенные в основу обвинения.

Ваша честь! По моему глубокому убеждению, это не усталость работников полиции и это не случайные ошибки или небрежность. Во всем этом в совокупности прослеживается определенная логика поведения должностных лиц местной ГИБДД на месте происшествия. Делалось все возможное, чтобы максимально сузить круг лиц, на основании показаний которых можно объективно воссоздать картину того, что произошло 3-го июля 2017-го года на трассе Омск-Черлак. Скорее всего, это были преднамеренные действия. Делалось все возможное, чтобы завуалировать цифры в протоколах, чтобы исказить следы и место расположения борозд, чтобы подогнать обстоятельства ДТП под нужный сценарий развития событий.

Логика здесь просматривается железная. Сначала избавиться от ненужных свидетелей и очевидцев, затем скорректировать сведения в протоколах, в «черновой» и «чистовой» схемах. И в итоге прийти к такому знаменателю, что окончательное решение вопроса о виновности водителей будет отдано на откуп экспертам, которые находятся в том же штате или в той же системе координат, что и органы предварительного следствия. Другими словами, в подчинении и зависимости. Это тупиковый подход, который, безусловно, устраивает наших оппонентов, но идет в прямое противоречие с уже озвученными мной принципами Правосудия - Это Справедливость, Это Законность, Это

Всесторонность и Объективность.

Но ведь на этом искусственное сужение масштаба изучения, восстановления и проверки обстоятельств ДТП не закончилось.

Исключив свидетелей, очевидцев, не отразив всей полноты вещной обстановки на месте аварии, нарисовав не соответствующую действительности схему ДТП, сфальсифицировав так называемую, «черновую схему», следствие идет дальше.

Из экспертных исследований исключается важнейший компонент – это определение возможных причин дорожно-транспортного происшествия. То есть, не берутся во внимание показания очевидцев, которые своими глазами видели, как автомобиль «Митсубиси Кантер» врезается в боковую часть «Форда», не анализируется характер телесных повреждений погибших пассажиров, у которых все травмы локализованы на левой стороне тела, исключается сама возможность пневмовзрыва, как причина изменении траектории движения ТС «Митсубиси Кантер».

И что остается экспертам?!

Только гадать в рамках заранее предустановленных параметров, загнать ситуацию в определенное им «прокрустово ложе». Именно отсюда прослеживается причина появления куцых, неуклюжих, неопределенных, витиеватых экспертиз.

Здесь специалистам «не представляется возможным» установить механизм ДТП, там - причину повреждения покрышки колеса, даже разложить повреждения ТС на первичные и вторичные по времени возникновения эксперты со значительным стажем работы не рискуют. В итоге они даже не составляют развернутую схему ДТП, на которой видна вся абсурдность неточных и искаженных первичных данных.

В разных экспертных заключениях, положенных в основу обвинения, даны разные оценки и версии механизма повреждения колес транспортных средств. Например, эксперт ЭКЦ УМВД по Омской области Эрлих утверждает, что левое колесо «Митсубиси Кантер» получило первоначальное повреждение вследствие резкого перераспределения нагрузки автомобиля на правую сторону. Эксперты ФБУ «ОЛСЭ» Минюста утверждают, что причиной разгерметизации стал удар твердым острым предметом, которыми могли бить элементы подножки автомобиля «Митсубиси Кантер». При этом нет общего видения у экспертов и в дальнейшем поведении колеса после падения давления в покрышке до «ноля». Один утверждает, что обод диска боком бороздил асфальт, местами подпрыгивая. Этим эксперт Чхун объяснил двухметровый разрыв борозды от «Митсубиси Кантер» на дорожном полотне. Другой говорит, что один из краев обода чертил борозду не поперек, а по ходу бокового движения «Митсубиси Кантер». У третьего эксперта тоже свое мнение.

Нет согласия у экспертов и в причинах разгерметизации покрышки. Официальные эксперты, которые, как выяснилось в суде, специально на сей счет колесо не осматривали, тем не менее изначально вероятность пневмовзрыва исключили. Не по существу, а используя хитрости формулировок и ссылок на других коллег, которые по этому поводу не высказывались и специальных исследований не проводили. Причина на поверхности. Наличие пневмовзрыва объясняет и причину ДТП и говорит о виновности другого водителя, не Дорохова. А это не вписывается в установки следствия.

Об уровне и отношении экспертов к исполнению своих должностных обязанностей наглядно говорит факт того, что на момент проведения экспертного заключения колеса – предмет исследования – находились на… транспортном средстве. Я имею в виду и говорю только про  свой автомобиль «Форд». Про другие ТС я не знаю. Но даже по своему микроавтобусу мне не понятно, как и каким образом проводились исследования. Заочно? Только по фотоизображениям? Или, может быть, по телефону? Я имею в виду пресловутый административный ресурс и телефонное право.

Я внимательно изучал и наблюдал за работой председательствующей судьи.

Безусловно, хороший служитель Фемиды всегда должен иметь под рукой набор фактов, как со стороны обвинения, так и со стороны защиты. Я видел с каким пристрастием и умением допрашивались свидетели защиты и обвинения, которые, по сути, говорили о невиновности подсудимого Александра Дорохова.

Судья использовала свои навыки «перекрестного допроса», то и дело пыталась поставить очевидцев в тупик. Я не буду приводить все приемы, но задавились провокационные вопросы, до сантиметра предлагалось воссоздать в памяти окошечко в проеме между водителем и салоном «Форда». У пассажирки неожиданно «в лоб» спрашивали, на каком основании она имеет и имеет ли право на льготный проезд. Переспрашивали по нескольку раз место посадки свидетеля, видимо, в надежде, что он запутается или что он говорит неправду. У свидетеля защиты, которая некоторое время двигалась за вихляющим по проезжей частью автомобилем «Митсубиси Кантер», поминутно восстанавливался скоростной режим и временной график движения по всему пути следования из Омска до Иртышского. Возможно, это делалось для пущей объективности, для внутреннего убеждения, а, возможно и для того, чтобы в дальнейшем иметь основания критически оценить доводы защиты. Все-таки я полагаю, что это делалось для того, чтобы убедиться в том, что свидетельские показания даны объективно и лицами, которые не заинтересованы в исходе дела. Люди просто изложили то, что видели и знают.

Хотелось бы, чтобы Фемида такой подход и формат применила к анализу свидетельских показаний водителей Соловьева и Бедненко. С учетом всех сведений, которые стали известны в ходе судебного следствия.

Так, прошу суд критически оценить доводы данных лиц относительно того, что они ранее не были знакомы. О том, что это не так, может свидетельствовать переписка двух следователей СО УГИБДД Осадчего и Трещеткина, которые обоснованно ставят под сомнение показания этих «свидетелей», подчеркивая, что этот факт в рамках данного уголовного дела подлежит особой проверке. Ведь это не рядовые свидетели, а возможный виновник смертельного ДТП и его соучастник. Тем не менее, проверку показаний водителей «вороваек» на их достоверность следствие не проводит.

Вызывает сомнение тот факт, что сразу после ДТП водитель Соловьев звонит не в экстренные службы, не обеспокоен судьбой пострадавших и умирающих людей, а набирает, якобы, телефон своей жены. Это не логично. Однако, если предположить, что в экстренные службы звонила реальный свидетель ДТП (например, из той же «красной иномарки»), а ее личность прикрывают «супругой водителя Соловьева», то все встает на свои места. Отсюда – отсутствие запросов органов предварительного следствия мобильным операторам на установление телефонных номеров, принадлежащих Соловьему-мужу и Соловьевой-жене, и о предоставлении детализации телефонных соединений того, другого и третьего – водителя Бедненко. Без этих первичных данных воссоздать картину, что происходило сразу после ДТП, невозможно. Она будет необъективная, несодержательная и неглубокая.

Как быть с показаниями водителя Бедненко? Вот он – ехал «за 100 метров» позади «Митсубиси Кантер», а вот уже «за 30 метров». Вот он – «видел момент ДТП», а вот уже «на секунду закрыл глаза» и «тут же ощутил удар». Не надо детектора лжи и особых познаний, чтобы сделать вывод. Увидеть момент ДТП в тех обстоятельствах и в той диспозиции, в которых находились все три транспортных средства невозможно. Иного нам достоверно не предоставлено. Хотя бы с помощью следственного эксперимента.

Что касается третьего свидетеля «гражданина Визнера», то проверкой его реального присутствия в салоне одной из «вороваек» никто не занимался.

Я намеренно не касаюсь процессуальных нарушений, связанных с действиями оперативно-следственной группы, с оформлением протоколов, с нарушением права собственника транспортного средства, с купированной подачей фото и видеоматериала с места ДТП, с противоречиями экспертиз – все это подробно, я надеюсь, изложит профессиональный юрист-адвокат, я лишь могу отразить концептуальные вещи, которые, по моему мнению, привели к столь однобокой и плачевной работе следственных органов.

Для этого нужно воссоздать ситуацию, исходя как из присутствующих в материалах уголовного дела сведениях, так и отсутствующих.

Как это не парадоксально звучит, но отсутствие той или иной информации – это тоже обстоятельство, подлежащее оценке в совокупности с другими фактами.

С моей точки зрения, все могло происходить следующим образом. Никаких предпосылок того, что новый автомобиль «Форд» под управлением опытного, физически крепкого и ответственного водителя Дорохова А.В. ни с того, ни с сего вдруг выедет на полосу встречного движения и допустит столкновение, нет. Погода ясная, дорожная обстановка удовлетворительная, полотно трассы сухое, хорошо просматривается, скоростной режим в норме, водитель получил медицинский допуск к рейсу. Что не так?! Скорее всего, причину нужно искать во втором участнике столкновения – в автомобиле «Митсубиси Кантер».

Мог ли водитель Соловьев не справиться с управлением и допустить выезд на «встречку»? Я тоже исключаю в этом случае человеческий фактор. Водитель опытный, трезвый. Да, автомобиль не первой свежести, но техника японского производства надежная и долговечная в эксплуатации. Однако, два момента отмечу, как ключевые. Это – перегруз кирпича. Даже в количестве 600 штук – это по эксплуатационным характеристикам кирпича вес, превышающий рекомендации производителя ТС. Не понятно, каким образом был закреплен груз на грузовой платформе. Мертво или имелся люфт. Упирался он в борта или был смещен к центру. Куда приходился центр тяжести – на середину, на переднюю часть или заднюю? Каков был скоростной режим? Траектория движения? Все эти нюансы имеют первоочередное значение. В этой связи очередной вопрос к следствию, почему не были запрошены данные с видеокамер, расположенных по пути следования и двух грузовых автомобилей и микроавтобуса «Форд»? Не потому ли, что на камерах четко было бы видно, что «воровайки» движутся не раздельно, а в паре? Что «Митсубиси Кантер» «ведет» и «шатает» по проезжей части? Тогда и предположение о пневмовзрыве колеса «воровайки» получило бы другой уровень подтверждения. А именно это и является, на мой взгляд, причиной ДТП. Перегруз, длительное движение по раскаленной проезжей части, не предусмотренное техническими параметрами и регламентом тип покрышки, без камеры, начало правого поворота, крена – все это способствовало пневмовзрыву. Об этом же свидетельствуют обнаруженные позже следы протектора на линии крайней правой обочины, которые экспертами обозначены, как «не исключающие следы качения».

Резкая разгерметизация правого переднего колеса привела к тому, что грузовик потянуло в правый кювет.

Как опытный водитель, Соловьев предпринимает противоположный маневр влево, чтобы выровнять машину. «Воровайка», круто меняя траекторию движения, «падает» на правое пустое колесо, начинает ободом чертить борозду, входит в неуправляемый занос и, когда правое колесо находится ближе к середине проезжей части, своей левой передней частью кабины таранит движущийся навстречу микроавтобус «Форд». Об этом свидетельствует место взаимного внедрения (никакого лобового столкновения не было), разрыв борозды, разброс мелких фрагментов пластика, стекла и деталей узлов, а также последовавший за этим выброс кирпича с места дислокации через правый борт на полосу движения «Форд».

Все мало-мальски понимающие автолюбители без сомнений указывают на «воровайку», как на виновника ДТП. Предположить, что микроавтобус «Форд» ударил в грузовик, да так, чтобы тот резко принял влево и проехался на «брюхе» через всю встречную полосу, это просто не реально. Ни по логике, ни по законам физики.

Именно поэтому, я предполагаю, следующий ход событий, повлекший кардинальное изменение версии ДТП.

Или Соловьев, или Бедненко сразу после аварии звонят заказчику груза, он же – владелец самопогрузчика «ИСУЗУ» Виктору Кинсфатору и излагают ситуацию. В красках. ДТП. Перегруз. Взрыв колеса. Беда. Трупы. Уголовное дело. Ответственность. Возмещение многомиллионного ущерба. Реальный срок. «Мегафермер», как его обозначили следователи СО УГИБДД, подключает свои административные и личные связи, и в результате чего получаем уже озвученную выше ситуацию. Куцее отражение последствий ДТП в официальных документах. Экстренный выезд эксперта Эрлиха на место ДТП. К месту можно отметить, что Эрлих-эксперт это родственник (родной племянник) Эрлиха-экс-министра сельского хозяйства, который давно, хорошо и лично знаком с «мегафермером» Кинсфатором. Это прямая цепочка, которая восстанавливается без лишних доказательств.

Отсюда объясняются допущенные «меганарушения» в схемах ДТП, в размерах, в процессуальных вопросах. Это объясняет, почему через пару часов после трагедии официальные лица УГИБДД уже делают громкое заявление в СМИ, что виновником аварии является водитель «маршрутки». И это в условиях, когда не установлены свидетели, не проведены экспертизы, да ничего грамотно и профессионально не сделано! Все зиждется только на основании показаний водителей Соловьева и Бедненко. Заинтересованных лиц.

Суперзаинтересованных.

Дальше череда нарушений и недоразумений лишь возрастает.

Следователь Осадчий правит на свое усмотрение «черновую» схему ДТП. Он косвенно признает сей факт в переписке с коллегой Трещеткиным. В итоге даже оригинал сфальсифицированного документа исчезает из материалов нашего уг/дела (Я утверждаю, что в томе №__ на л.д. ___ находится светокопия «черновой» схемы).

Проведение экспертизы по механизму ДТП поручают… Эрлиху. Во-первых, специалисту, который был на месте ДТП, что уже является недопустимым обстоятельством по действующему ФЗ «Об экспертной деятельности» (что подтвердил  в своих показаниях эксперт Чхун). Во-вторых, исходя из элементарных умозаключений, привлекается человек, заинтересованный в конкретных выводах. Что и подтвердилось в дальнейшем.

Когда жалобы и недоверие следователю Осадчему достигло своего апогея, его меняют на следователя Трещеткина.

Да, этот сотрудник более лоялен, более гибок, последователен. С его участием составляется более-менее адекватная схема ДТП, назначается комплексная экспертиза в Новосибирске, но фундамент следствия – кривой и косой уже заложен. Эксперты делают вывод, что новые вводные в новой схеме не влекут существенных изменений в выводах о причинах ДТП, что размеры по длине не важны, что видео и фото не подлежат оценке с точки зрения криминалистики, что важнейшие параметры механизма и последствий аварии установить «не представляется возможным». При этом нужно учесть, что специалисты из Новосибирска даже не выезжали на осмотр ТС и колес. Полнота сведений, которая была им предоставлена для изучения, также вызывает обоснованное сомнение.

И вот в таком виде, с целым шлейфом недосказанностей, пробелов и противоречий дело утверждается прокуратурой и передается в суд. Для рассмотрения по существу.

Не могу не сказать о том, какие ходатайства защиты не были удовлетворены судом и тем самым также ставят под сомнение полноту и объективность проведения судебного следствия….

??????

Защита просила исключить из доказательств «черновую» схему, протокол….

?????

Защита просила истребовать…

???????

Защита ходатайствовала о назначении судебной комплексной автотехнической экспертизы по целому ряду вопросов, без которых невозможно вынести решение по делу. В части обвинения гражданина Дорохова А.В.

Защита ходатайствовала об этом не один раз.

Особо хочу остановиться на уголовном деле, которое сопряжено по своим фактическим обстоятельствам, с нашим делом.

Я имею в виду уголовный процесс в отношении граждан Габалина и Шелипова, который параллельно проходил в Первомайской районном суде г.Омска (дело №1-39/2019, судья Кирилл Лепехин).

Данные лица, а по решению Фемиды один из них – гр. Шелепов, пытался через свои связи в правоохранительных органах оказать воздействие на экспертов ЭКЦ УМВД при проведении ими исследований по нашему делу о ДТП.

Для этого был привлечен некто Власов, однокурсник эксперта ЭКЦ Светникова. Там лица указывали друг на друга, как на «решальщиков» и получателей мзды за нужное экспертное решение. Фемида признала это «формой защиты», но осадок от всего этого действа остался. Процессуальные документы из материалов следствия свободно гуляли по рукам, обсуждались сторонними лицами. Я не исключаю, что если бы органы УФСБ не пресекли эту вакханалию, то появилась бы другая, устраивающая нас экспертиза ЭКЦ. Но за отдельную плату.

Судя по нашему делу, именно таким Макаром в Омске сегодня и «решаются вопросы», «назначаются виновные», «вершатся судьбы». Это очень опасно. Для рядовых граждан, а еще больше для государства. Коррупция, разъедающая изнутри правоохранительные органы, – это чревато для страны, для власти, для будущего нации. И это не высокие слова, это запрос общества на Справедливость, На Законность, На Всесторонность и Объективность ПРАВОСУДИЯ!

Все противоречия и сомнения, о которых шла речь выше, не позволяют говорить, что вина водителя Дорохова А.В. в смертельном ДТП установлена и подтверждена.

Все противоречия и сомнения по Закону трактуются в пользу обвиняемого. Поэтому на данном этапе прошу суд оправдать гражданина Дорохова, а дело направить на новое расследование. С устранением всех тех нарушений, которые были выявлены в ходе судебного следствия. На которые указали независимые эксперты, очевидцы, защита, свидетели, гражданский ответчик.

Спасибо за внимание!».

Таким могло быть выступление одного из участников резонансного процесса о ДТП на трассе Омск-Черлак со стороны защиты.

МОГЛО БЫТЬ...

(продолжение следует)

Александр Грасс,

независимый журналист

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.

Последние статьи
prev
next

Выступление Александра Грасса на региональных праймериз

Омичи ежедневно десятки раз спрашивают о моих взглядах. Политических, экономических, социальных, жизненных. Безусловно, одной фразой здесь не ограничишься, а времени

Читать далее

Для того и кремний, чтобы проверить нас на прочность

«У нас вчера вечером расклеили листовки по всем подъездам, что, оказывается, за нашими домами за Стрельникова (я живу на Заозерной) на

Читать далее

ЗАДАЙ ВОПРОС

ПРОФЕССИОНАЛУ

бесплатно!

- заполни заявку

Добавить информацию
в банк данных

- адвокат
- юрист
- организация

Рейтинг "ТП"

ДАЙ СВОЮ ОЦЕНКУ…

СУДЬЕ
ПРОКУРОРУ
ПОЛИЦЕЙСКОМУ
АДВОКАТУ
НОТАРИУСУ
ЮРИСТУ
ПРАВОЗАЩИТНИКУ
АРБИТРАЖНОМУ УПРАВЛЯЮЩЕМУ
ЧИНОВНИКУ
СУДЕБНОМУ ПРИСТАВУ
НАЛОГОВОМУ ИНСПЕКТОРУ

Добавить Персону

Обратная связь

Ваше мнение

Почему чиновники игнорируют Закон?