logo
Баннер
Баннер

От первого лица

Александр Грасс
тел: 606377, 89083193173
Задать вопрос

Подробнее

prev
next

«Самозанятость» как форма коррупции?!

Задавшись вопросом в столь необычной постановке (он вынесен в заголовок статьи), мы не преследуем цель кого-то опорочить, посеять сомнение

Читать далее

Народный ответ – «дорожному беспределу»

Мне понравилась рубрика «народные новости», точнее ее направленность. Что-то из серии «защити себя сам». Действительно, сегодня многие на себе ощущают

Читать далее

Кто «кошмарит» омскую экологию?!

Ежегодно пятого июня отмечается Всемирный день окружающей среды или, как принято называть его, День эколога. В мире его празднуют с

Читать далее
Баннер

Проголосовать

Как Вы считаете, Вам нужен персональный адвокат?

Объявление

Ю Р И Д И Ч Е С К И Й

А У Т С О Р С И Н Г

(юридическое обслуживание

организаций)

за 5 000 рублей в месяц

тел.: 8-913-972-45-99

добавить объявление


Гражданское общество

Знаете ли Вы своего депутата?

Партнеры

В Омске людей уже судят и за мифическое… «ускорение»!

+ 39
- 1

Омский Следком, похоже, с подачи теневых «идеологов борьбы с коррупцией», буквально, «высосал из пальца» новые громкие дела про «страшные и коварные ОПГ»…

 

«Подорвавшим душу

на сорной ниве

борьбы с коррупцией

посвящается…»

Читаешь бравые отчеты в СМИ следователей СУ СК России по Омской области и, ей Богу, дух захватывает.

Гордость прям распирает.

Здесь «накрыли» глубоко законспирированную ячейку злыдней, паразитирующую и процветающую на… трупах, там – «взяли в оборот» бесстыжих мошенниц, набивающих свой ненасытный карман  на беспомощных и беззащитных… беременных и младенцах!

Волосы дыбом.

"Бесы"

Слава героям!

Памятник, что ли, возвести этим УПК-ассенизаторам за чистоту наших родных городских улиц и девственность властных кабинетов?!

Может, внатуре скинемся всем миром и отольем-увековечим в бронзе статую нашего типичного среднестатистического омского сыщика, спасшего своей духовностью и профессионализмом в годину суровых испытаний и лихолетий наш Омск от тотальной бюджетной коррупции, от групп влияния, половинящих в своих интересах каждый государственный рубль, каждый квадратный метр муниципальной земли, от стаи ненасытных волчар, позарившихся под прикрытием звезд и мантий на святая святых – на мандаты

народного доверия.

Отлить-то памятник можно.

И поставить его с помпой, Крестным ходом и отпеванием где-нибудь в районе дендропарка, у ворот элитного коттеджного городка, чтобы охранял покой и добро заслуженных местных граждан.

Вот только вопрос может возникнуть у омичей, проживающих по эту сторону периметра. А почему все остальные горожане так неуютно живут?

Влачат существование.

Почему атмосфера мошенничества, криминалитета и нестабильности в нашем городе вдыхается с утренним эфиром, впитывается в нашу кровь и плоть с молоком матери? Почему, едва встав на ноги и приобретя совершеннолетие и сознательность, граждане бегут из Омска.

Сломя голову.

«Братья Карамазовы»

Ведь по отчетам Прокуратуры, УМВД и СКР у нас должен быть если не Рай Небесный, то, вот те Крест, подконтрольное "чистилище".

Все серые и черные преступные схемы давно уже, якобы, вскрыты и отработаны, все лидеры и боссы организованных преступных групп и сообществ выявлены и осуждены. Сидят по зонам.

Почему же год за годом (десятилетиями-!) наши правоохранители продолжают.ю как с ветряными мельницами, титанически биться с одними и теми же проблемами, а криминальный воз и пороховая бочка социальных язв

и ныне здесь.

«Идиот»

Кто-то скажет «опять голая критика на пустом месте», «словоблудие и никакой конкретики», «успехи силовиков местным преступникам и их рупору Грассу покоя не дают».

В том-то и дело, что писать без фактуры, без внутренней убежденности в своей правоте и без доказательств я не могу. Не так воспитан своей мамой в том еще цветущем и процветающем городе-саде. И не так обучен. В Альма-матер. Имени Федора Михайловича Достоевского. Вечная память писателю. И благодарность потомков. И скромные наши записи.

Из «мертвого дома».

Излив захлестывающие душу эмоции, перехожу к скудному, буквенному, повествованию. На заданную и обозначенную выше тему.

«Все уголовные дела могут быть разными по фактуре, но если ранжировать последние громкие дела омского Следкома по степени скандальности, то в этом случае непочетное первое место с огромным отрывом все равно достанется «банде патологоанатомов» - таким вот отдающим холодком по спине и мозгу пассажем из статьи и добивающим заголовком «Омский Следком: санитарки плакали перед очными ставками с заведующей патологоанатомическим отделением» коллеги из «Superомска» не оставили нашей редакции шанса и выбора.

По какому еще другому резонансному уголовному делу «заценить» реальные, а не рукописные

успехи сыщиков?!

«Скверный анекдот»

Фабула самого громкого, по версии Следкома, преступления последних лет (годы вменяемые фигурантам – 2015-2017, еще два года заняло расследование) такова.

Работники патолого-анатомического отделения (ПАО) горбольницы № 11 (ранее - МСЧ-11), сбившись в организованную группу во главе со своей заведующей, долгое время вымогали незаконное вознаграждение у сотрудников фирм, предоставляющих омичам ритуальные услуги.

За мзду «медики ускоряли выдачу медицинских свидетельств о смерти» и «проводили быстрое вскрытие тел умерших».

Именно так обозначен состав преступления на упомянутом выше Интернет-ресурсе и именно такими оборотами пестрит обвинительное заключение, утвержденное прокуратурой и направленное на рассмотрение по существу в Центральный районный суд г.Омска. В отношении четырех экс-сотрудников АПО БУЗОО "ГКБ-11" – Ольги Васильевой (заведующая - «главарь банды»), Елены Мокрухиной (санитарка - «держатель общака»), Людмилы Михайловой (врач-патологоанатом - «душа компании») и Светланы Зацепиной (санитарка – «на подстраховке») – возбуждено уголовное дело по статье 290 УК РФ – «взятка» по 40 (сорока -!) эпизодам.

Сумма «незаконного обогащения» членов ОПГ, по версии следствия, составила свыше

3 млн рублей.

«Записки из подполья»

В качестве, видимо, отягчающих и усугубляющих вину подсудимых обстоятельств замруководителя второго отдела по расследованию особо важных дел СУ СК России по Омской области Юрий Остапенко называет некое «бравирование личными отношениями и связями с экс-министром здравоохранения Омской области», и приводит такой пассаж, сошедший, скорее, со страниц «женского романа»: «заведующая патологоанатомическим отделением Васильева, даже находясь под следствием, держала коллектив в таком необъяснимом страхе, что санитарки плакали перед проведением очных ставок, боясь встречи с ней».

Впрочем, на этом пикантные подробности «преступления века», видимо, заканчиваются, но для устрашения читателей подполковник не может не упомянуть и другой эпизод, напрямую с «бандой патолого-анатомов» не связанный, но ужас на обывателя наводящий:

«Во время расследования уголовного дела одна из санитарок, Елена Мокрухина, успела совершить еще одно преступление – ударила скальпелем своего родственника, поэтому в отношении нее также расследуется уголовное дело по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 111 УК РФ». У впечатлительного мещанина, похоже, должна кровь

в жилах стыть.

«Сон смешного человека»

Ирония, с которой я сейчас пересказываю «опус» из «Superомска», имеет место сейчас, после того, как я посетил уже пять или шесть заседаний Центрального районного суда г.Омска (дело №1-26/2019 (1-424/2018), судья Владислав Сторожук, см.) и лично убедился, что рассказ подполковника Остапенко нужно… «делить на 38».

И на жанры.

Здесь – «бульварный роман», здесь «женский», вот пошел откровенный «криминальный кич», а тут, простите, не читайте, мы «рыбу заворачивали». Приблизительно такое восприятие сейчас. А когда читаешь в первоисточнике, да в первый раз, то действительно, кажется, что в Омске орудует «банда» со скальпелями. Берет на "гоп-стоп" родственников умерших граждан, бесцеремонно наживается на самом святом: на проводах человека в последний путь.

Вымогает без совести.

«Преступление…»

По материалам данного уголовного дела проходит порядка 70-ти свидетелей.

Будет ли гособвинение отказываться от кого-то или нет, пока не понятно. На допрос каждого «очевидца» с пристрастием у суда и участников процесса уходит порядка двух судодней. Вопросов очень много. И у фигурантов и у их адвокатов. И прокурор иногда вставит реплику-другую «об оглашении показаний в части существенных противоречий». Но более всех существом криминальной коллизии интересуется председательствующий судья Сторожук. Из его четко сформулированных вопросов и умения пресечь попытки "свидетелей" уйти от прямых ответов и сложилась у меня общая картина этого «преступления».

Еще задолго до 2015-го года, когда, по версии следствия, начала свою противоправную деятельность "ОПГ патолого-анатомов", и еще раньше, чем до 2012 года, когда на должность заведующей в АПО МСЧ-11 устроилась Ольга Васильева, в Омске все похоронные агенты из денег родственников умерших оплачивали услуги санитаров морга по мытью, бритью, стрижке и одеванию трупа. Кто-то заказывал макияж-бальзамирование.

Прежде всего, это было удобно самим «ритуальщикам» - возложить часть специфичных и не очень-то приятных, но обязательных процедур на профессионалов.

За отдельную плату.

Свидетели со стажем работы более 10-ти лет дружно вспоминают, что «до Мокрухиной» деньги они передавали «некоему Краснобаеву». Гражданин ходил по моргу в футболке и шлепанцах на босу ногу, чесал пузо, ковырял в носу, сам ничего не делал, но купоны собирал. Ряд агентов вспомнили, что именно этот персонаж из прошлого и брал дополнительно от 500 рублей до 1,5 тысяч именно «за ускорение вскрытия» и «за первоочередную выдачу медсправки о смерти». В отличие от подсудимых.

И сейчас при желании в ряде моргов Омска эти процессы ускоряют. Подобные "краснобаевы".

За доплату.

Фактов в отношении подсудимых, чтобы агент, уплативший стандартную по городу цену в 2,5 тысячи рублей «за мытье-одевание», получил сверх этого какие-то преференции в виде первоочередного вскрытия трупа (подготовленное тело срочно убирали со стола, а его «клиента» тут же клали под нож) и выдачу медсправки (без очереди, первому, "по зеленому"), никто привести не смог.

Даже сотрудница ООО «БМК» Яна Петлеваная, имеющая, с ее слов, личную обиду на заведующую Ольгу Васильеву, и та смогла припомнить лишь один эпизод, когда она лично попросила врача Людмилу Михайлову ускорить вскрытие трупа.

Но не за деньги!

А из-за того, что еще одна местная доктор Моськина, на чью смену выпала процедура, «уж слишком тяжела на подъем». А родственники умершего очень просили войти в положение. Какое этот случай имеет отношение к "преступлению" и к "взятке", сказать затрудняюсь. Момент на стыке чисто личных взаимоотношений и производственной специфики.

Не более.

«Подросток»

Свидетель Тимур Айтняков, казах по национальности, с идеальной дикцией и высшим образованием за плечами, никак не мог понять, чего от него добиваются. Подсудимые, адвокаты, прокурор, судья.

- Денежки-то я платил! – это все, что он мог вразумительного сказать по обстоятельствам этого уголовного дела.

- Так вот, и расскажите подробно, за что вы платили, кому, только ли в МСЧ-11? – в разной интерпретации и с разных сторон пытался выудить первичную информацию

судья Сторожук.

Господин Айтняков, в конце концов, признался, что точно также платил и платит и в других моргах. За те же услуги. И точно такую же цену. Но там – «дают чеки».

- Там что, так и написано отдельной строкой «за ускорение»? – живо интересуется председательствующий.

– Нет, не написано… - отвечает свидетель.

- А, может, Мокрухина или Васильева вам говорили, что пока деньги не заплатите, труп не выдадим? Было такое?! – копается в подробностях криминала служитель Фемиды.

– Нет, не говорили… - признается бизнесмен.

- Может, Мокрухина брала Вас за руку и вела к медрегистратору, говорила "обслужи вне очереди", он денег дал. Было такое? Хоть раз?! - не унимался судья Владислав Сторожук.

- И такого не было... - потупив голову, продолжал декларировать "пустышку" своим хорошо поставленным голосом господин Айтняков.

– Так, поясните, в чем тогда преступление?! – вопрошает в который раз судья. И как эхо:

- Денежки-то я платил… -

был ответ.

«И наказание…»

"Подсудимая" Ольга Васильева, действительно, обладает качествами и задатками настоящего лидера.

Но, скорее, не потому, что она «главарь ОПГ», а потому что является профессионалом своего дела (патолого-анатомов такого уровня в Омске всего два-три десятка человек). В свое время она защитила кандидатскую диссертацию, преподавала в Медакадемии и всегда, «до» и «после» работы в МСЧ-11, имела собственный

источник дохода.

При этом она умеет оставаться женственной, общительной, собранной и неуступчивой, когда дело касается несправедливости, обмана, лицемерия и двурушничества,

Похоже, много Ольга Валентиновна своими прямотой и откровенностью себе врагов нажила. Начиная с «некоего Краснобаева», которого заведующая очень быстро попросила покинуть морг и не отсвечивать футболкой-шлепанцами на фоне вечности и последнего пути.

Вот и в судебном процессе «босс» всегда впереди. На белом коне. Задает больше всех вопросов, ставит своих оппонентов в тупик, откровенно и искренне "взрывается", когда свидетели, понимая абсурдность обвинения, улыбаются и смеются:

- Ваша честь, он стоит и ржет, когда речь идет о 12-ти годах тюрьмы! Как это возможно?!

Похоже, свидетели, давшие, как под копирку, одни и те же показания, действительно, не понимают всю серьезность происходящего.

Они не отдают себе отчета в том, что судят людей за то, что «было, есть и будет». Они не думают, что при такой постановке вопроса они сами являются, с точки зрения силовиков и Закона,… преступниками – «взяткодателями», для которых также имеется своя статья в УК РФ – 291-ая.

Такое впечатление, что никто из свидетелей писать заявление о возбуждении уг/дела не собирался. Их каждого вызвали на Пушкина, 138, дали прочитать подготовленный протокол допроса и попросили подписать, не забыв напомнить об ответственности по той самой 291-ой статье. В отношении кое-кого даже заводили доследственную проверку, но прекращали ввиду "деятельного раскаяния" и "помощи следствию".

Конечно, свидетели пытаются стоять на том, что писали сами, что было это добровольно и сознательно, что протоколы заполнялись при них. Особенно обстоятельно дают показания граждане, когда у них за спиной сидит оперативный сотрудник с Пушкина, 138 – Константин Шрейнер.

Его тяжелый взгляд, видимо, "агенты" спинным мозгом чувствуют. И говорят, как по писаному.

В протоколе.

«Бедные люди»

Но чуть в сторону – и вся логика повествования пропадает. И факты – в рассыпную.

В такую неприятность угодила свидетель Яна Петлеваная. Девушка очень убежденно, очень красноречиво убеждала суд и сторону защиты, что сама давала показания, что совместно с оперативным сотрудником листали каждый журнал регистрации трупов и выдачи медсправок и никаких ошибок в Протоколе ее допроса «быть не может».

- Вы уверены? – не один раз спросил судья Сторожук. Не потому, что он что-то знал наперед, а потому что уже неоднократно сверка показаний с журналами приводила к плачевным результатам. То оказывалось, что свидетели сами не забирали покойников, а просили друзей, родственников, коллег. То выяснялось, что инкриминируемые ОПГ трупы, за которых те, вроде бы как, взяли мзду, на самом деле в морге не вскрывались, а некоторые туда даже и не привозились. А прямо из дома процессией двтгались в сторону кладбища.

С гражданкой Петлеваной было еще интересней. Девушка так была уверена в своей правоте, что готова была перекреститься или, на худой конец, дать голову на отсечение, но в дело вступил адвокат Юрий Николаев и...

все рухнуло!

«Записки из Мертвого дома»

За плечами Яны Евгеньевны оказалось 80 погребений из морга МСЧ-11. За инкриминируемый «ОПГ» период.

В протоколе значилось, что после предъявления ей списка и сверки его по журналам, она заявила следователю: «тогда я могу с уверенностью сказать, что при получении тел указанных граждан (61 человек - автор) я передавала сотрудникам патолого-анатомического отделения денежные средства в размере не менее 2 500 рублей за тело каждого умершего, а всего на общую сумму не менее 152 500 рублей».

- Все так и было! – живописала подробности Яна Евгеньевна.

- Ваша честь, прошу обозреть журнал за 2015-ый год, - в работу вступил защитник Николаев.

- Прошу обратить внимание. «Петрова» - подписи нет, «Иванова» – подписи свидетеля нет, Аналогичная ситуация по «Семеновой», по «Климову», по «Кузнецову»…

Всего адвокат привел 9 фамилий (Ф.И.О. изменены – автор), где доказательство причастности к захоронению именно свидетеля Петлеваной Я.Е. отсутствует.

Еще напротив целого списка фамилий стоят подписи, которые даже судья, бегло окинув опытным взглядом, определил как «ничего общего с оригиналом не имеющие».

С подписью свидетеля.

- Нет, это мои росписи! - настаивала в отсутствии почерковедческой экспертизы юридически подкованная дама.

- Хорошо, эти спорные подписи ваши, но как быть с теми фамилиями, где подписей вообще нет. Вы же сейчас только утверждали, что вместе с оперативником смотрели и сверяли каждую подпись. Вы по-прежнему ручаетесь за каждую фамилию? – адвокат Юрий Николаев наступал "по всем фронтам".

- Я не знаю, не могу объяснить, - ушла в глухую оборону

гражданка Петлеваная.

Следующий по логике вопрос хоть и не прозвучал, но я его озвучу сам.

А были ли на самом деле сверка журналов, подробное обсуждение "преступления" и его подробностей, велся ли Протокол? Не имеет ли место фальсификация. Так полюбившаяся и прижившаяся в омской полиции?!

Девушка, видимо, почувствовала всю неловкость и абсурдность ситуации и выдвинула новую версию. Дескать, тогда при себе она имела некий блокнот, где "были выписаны все мои клиенты".

- Документ утрачен, потерян, выкинут? – предположил в тон рассказу судья Сторожук.

– Да! - не моргнув глазом, продолжила госпожа Петлеваная, - Недавно выбросила за ненадобностью. И так долго хранила. Как-будто чего ждала… Не знала же, что опять понадобится…

Потом еще была версия, что все восемьдесят фамилий умерших девушка запомнила и знала на момент допроса наизусть. До встречи с оперативниками с Пушкина, 138 все знала. А потом... забыла.

Память, блин, девичья!

Судья попросил вспомнить - "не до жиру" - хотя бы фамилии сотрудника полиции, следователя СКР и двух-трех умерших. На память. Не получилось. Все напрочь

из головы вылетело.

«Неточка Незванова»

Подсудимая Мокрухина бесцеремонно вторглась в постель свидетеля и задала вопрос о ее личной жизни.

С разными трансформациями и переформулировками выяснилось, что нынешний сожитель Яны Евгеньевны трудится так же в похоронном бизнесе. Имеет машину для оказания ритуальных услуг.

Судя по всему, он от «обезвреживания банды» из МСЧ-11 выиграл в плане личной коммерции. Теперь из МСЧ-11 тела умерших выдают родственникам и агентам голыми и в черных целлофановых пакетах (из-под мусора -?!). Мыть и одевать трупы приходится в... машине!

- Я не сторонник этого, - заметила свидетель, - не эстетично как-то и не по-человечески.

Однако, за это также берут деньги – от 1 до 1,5 тысяч рублей. Без чека. Впрочем, опытные "ритуальщики" стараются до такого уровня сервиса не опускаться. Получают в МСЧ-11 голый труп, везут его в другой морг, там его моют, бреют, приводят в надлежащий вид и одевают.

- Получается, для клиентов на 2,5 и даже на 5 тысяч дороже, чем было.

Сейчас выходит.

«Приговор»

Похоже, судья Сторожук не вытерпел и вместо вопроса высказал ряд суждений.

- Вы мне популярно объясните. Подобная практика оплаты услуг санитаров существует в Омске давно. И сейчас за исключением МСЧ-11 она есть. Где-то дают чек, где-то квитанцию, где-то по-прежнему ничего не дают. Где-то этим занимается частная фирма, где-то БУЗОО, где-то формально устраивают на полставки или по срочному трудовому договору санитаров. То есть, все равно занимаются этим профессионалы в белых халатах.

И всех участников рынка это устраивает!

Теперь, правда, парадокс: после возбуждения уголовного дела в МСЧ-11 стало значительно хуже. И дороже для конечного потребителя, но, странное дело, никто никуда не жалуется, заявления в полицию и прокуратуру не пишет, привлечь к уголовной ответственности никого не пытается. Судят только четырех человек. И за какое-то

«ускорение»…

(продолжение следует)

Александр Грасс,

независимый журналист

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.

Последние статьи
prev
next

Выступление Александра Грасса на региональных праймериз

Омичи ежедневно десятки раз спрашивают о моих взглядах. Политических, экономических, социальных, жизненных. Безусловно, одной фразой здесь не ограничишься, а времени

Читать далее

Для того и кремний, чтобы проверить нас на прочность

«У нас вчера вечером расклеили листовки по всем подъездам, что, оказывается, за нашими домами за Стрельникова (я живу на Заозерной) на

Читать далее

ЗАДАЙ ВОПРОС

ПРОФЕССИОНАЛУ

бесплатно!

- заполни заявку

Добавить информацию
в банк данных

- адвокат
- юрист
- организация

Рейтинг "ТП"

ДАЙ СВОЮ ОЦЕНКУ…

СУДЬЕ
ПРОКУРОРУ
ПОЛИЦЕЙСКОМУ
АДВОКАТУ
НОТАРИУСУ
ЮРИСТУ
ПРАВОЗАЩИТНИКУ
АРБИТРАЖНОМУ УПРАВЛЯЮЩЕМУ
ЧИНОВНИКУ
СУДЕБНОМУ ПРИСТАВУ
НАЛОГОВОМУ ИНСПЕКТОРУ

Добавить Персону

Обратная связь

Ваше мнение

Почему чиновники игнорируют Закон?