logo
Баннер
Баннер

От первого лица

Александр Грасс
тел: 606377, 89083193173
Задать вопрос

Подробнее

prev
next

«Самозанятость» как форма коррупции?!

Задавшись вопросом в столь необычной постановке (он вынесен в заголовок статьи), мы не преследуем цель кого-то опорочить, посеять сомнение

Читать далее

Народный ответ – «дорожному беспределу»

Мне понравилась рубрика «народные новости», точнее ее направленность. Что-то из серии «защити себя сам». Действительно, сегодня многие на себе ощущают

Читать далее

Кто «кошмарит» омскую экологию?!

Ежегодно пятого июня отмечается Всемирный день окружающей среды или, как принято называть его, День эколога. В мире его празднуют с

Читать далее
Баннер

Проголосовать

Как Вы считаете, Вам нужен персональный адвокат?

Объявление

Ю Р И Д И Ч Е С К И Й

А У Т С О Р С И Н Г

(юридическое обслуживание

организаций)

за 5 000 рублей в месяц

тел.: 8-913-972-45-99

добавить объявление


Гражданское общество

Знаете ли Вы своего депутата?

Партнеры

Трагикомизм Омского «правосудия»: из комы – в… тюрьму!

+ 19
0

Попытки подсудимого разобраться в своем уголовном деле, докопаться до Истины и отстоять права, предусмотренные Законом, оказались сродни фарсу…

Клубок противоречий и несуразностей, атмосфера застоя и безысходности все плотнее опутывает и окутывает местную правоохранительную и судебную систему Омска, превращая права и свободы омичей в пустую декларацию, расследование и надзор – в формальность, а защиту граждан –

в... фикцию!

Об этом «судебном разбирательстве» (дело №1-247/2018, судья Владимир Константинов, см. https://omskiycourt--oms.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&srv_num=1&name_op=case&case_id=102124843&result=1&delo_id=1540006&new=), случившемся в Омском районном суде Омской области, мы уже дважды писали:

см. - В деле «о встречном ДТП» сплошь известные фамилии http://omsk-pravo.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=2865:-l-r-&catid=185:astashkin, - В Омском СИЗО душевно… «насилуют» граждан!?!?!!

http://omsk-pravo.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=2898:2018-12-17-06-59-18&catid=185:astashkin

https://grass-omsk.livejournal.com/472472.html

И, похоже, это только...

«зачин».

Повторяя уже ранее сформулированную позицию автора, «занятная» выходит «история».

И опять реверанс в сторону уже озвученного ранее «экскурса»: применительно к ДТП с тяжкими последствиями для здоровья двух его участников (а сколько судеб-то -?!) присказка из разряда «так себе», но данное «уголовное дело», реально, кричит и вопиет о публичности, о прозрачности и о…

Генпрокурорском надзоре!

«Ясен перец» - вполне уместный и точный (хоть и просторечно-жаргонный) стиль для оценки того, что происходило в судебных заседаниях этого «уголовного процесса».

(Беру по очередности ударные словосочетания в кавычки для людей здравомыслящих. И понимающих толк как в настоящей юриспруденции, так и в правилах русского языка. Потому как в Омском «правосудии» с некоторых пор некоторым «служителям Фемиды» абсолютно пофиг, в кавычках употребляется лексика или без оных. И вносят ли данные "издержки" орфографии в текст и его содержание какие-то дополнительные смыслы.

Им все едино…:)

Теперь, что касается «ясного перца» и «уголовного процесса», по существу.

Начну с того, что, по моему наблюдению, как слушателя, для судьи Владимира Константинова с самого начала слушаний, похоже, все было "ясно и понятно, как белый день".

Правда, злополучная авария, ставшая причиной этих судебных разбирательств, случилась ночью. С 9-го на 10-ое мая 2018 года гражданин Республики Казахстан Евгений Кибке, 38-ми лет от роду, будучи в запредельной фазе опьянения, мчался на своем черном «Мерседесе» Е300 со скоростью более 100 км/час на «автопилоте» с выключенным светом фар (!) и на 13-м (!!) километре трассы Омск – Русская Поляна допустил выезд на «встречку», где «лоб в лоб» протаранил внедорожник «КИА Сорренто» с водителем Анатолием Ершовым за рулем и с его супругой Галиной Ершовой на переднем

пассажирском кресле.

В результате жесткого ДТП все участники аварии были экстренно госпитализированы в медучреждение «скорой помощи», автомобили сильно пострадали. Лобовое столкновение «в хлам» вызвало широкий резонанс в соцсетях, во внутренних органах и

в местных СМИ.

Даже фрагментарное знакомство с данным «судебным следствием» обросло массой вопросов и неожиданностей.

Например, где свидетели столь громкого ДТП? Не те, которые где-то в темноте за 100 или даже за 200-ти метров видели «клубы пыли и пара», а, те, которые были непосредственными очевидцами столкновения?! А они ведь были! И их «была масса», как утверждают и потерпевшие супруги Анатолий и Галина Ершовы, и их зять Андрей Пацула, и «свидетели» обвинения, граждане Николай Маковецкий и Дулат Сагитов. Но, увы и ах, ни в следственном, ни в адвокатском досье никаких сведений

о тех людях… нет!

У меня (не у защиты, не у суда или у прокурора) – рядового слушателя возникает вполне резонная реакция: «А почему?».

Ответ на этот зауряднейший вопрос можно по фрагментам восстановить из показаний «свидетелей» и «виновника» аварии, частично почерпнуть из прений гособвинителя Анны Мурастовой и «вердикта Фемиды».

Но не защиты.

В этой связи, какой-то странной мне с самого начала показалась, прежде всего, позиция адвоката Натальи Клопуновой и автоюриста Игоря Гавриленко.

Пригласив меня освещать «громкий процесс, где будет бомба», они, действительно, на первых порах продемонстрировали кипучую и ретивую деятельность. Мы даже однажды встретились в офисе автоюриста, где я смог не только наблюдать, но и поучаствовать в обсуждении предстоящего судебного заседания.

Как сейчас помню, предстоял допрос одного из ключевых свидетелей обвинения – ранее судимого по ст.228 УК РФ

Николая Маковецкого.

Все сошлись во мнении, что «личность темная», как тот участок трассы, где все и произошло.

«Показания противоречивые», на месте ДТП его никто не видел, на фотоизображениях с аварии его тоже нет, а опрошен главный очевидец был следователем уже много позже трагических событий.

Я спросил разрешения вмешаться в бурное обсуждение и предложил, чтобы сомнения защиты в показаниях Маковецкого не выглядели, как пустые слова, ходатайствовать перед судом об истребовании детализации телефонных соединений гр. Маковецкого Н.В. за 9 и 10 мая 2018 года с биллингом, то бишь, с привязкой к базовым станциям. После этого станет понятно, был ли вообще данный гражданин на месте ДТП или нет.

Что касается его гипотетических звонков в экстренные службы, то этих объективных данных ни в материалах дела, ни у защиты, как выяснилось, не было. Я также предложил эти данные истребовать. Из дежурной части УМВД, из «скорой помощи», из МЧС, где такие разговоры в неукоснительном порядке сейчас «пишутся» на электронный носитель и в обязательном порядке должны храниться длительное время в базе архива. К тому же, получить их можно исключительно по запросу суда. Со мной, казалось бы,

все согласились.

Но на следующий день, когда за трибуной суда допрашивался свидетель Маковецкий ни адвокат, ни подсудимый никаких ходатайств «об истребовании документальных доказательств присутствия гражданина на месте ДТП в момент аварии» почему-то не заявили.

После заседания подсудимый Кибке лишь многозначительно развел руками в сторону защитника Клопуновой, автоюрист Гавриленко попенял на свое незнание уголовно-процессуального законодательства РФ. Адвокат, видимо, почувствовав обращенный к ней немой вопрос, сказала, что ей… «как-то неудобно перед судом, ведь Маковецкий сказал, что он там был и звонил со своего телефона и в полицию, и в «скорую», и в МЧС».

Понятно, людям нужно верить. Ведь, если сказал, значит, правда… Впрочем, юрист при этом не смогла внятно пояснить, почему тогда в материалах уг./дела, в пяти или шести КУСП, по ее же словам, отсутствуют какие-либо указания на сообщения на телефоны «112», «911», «02», «03» (или иных), полученные 09.05 или 10.05.2018 года от гражданина Маковецкого Н.В. с таким-то

абонентским номером?!

Конечно, в материалах дела имеются данные о каком-то «Шмидте», который в 00 часов 34 минуты 10 мая 2018 года с номера телефона сообщил в дежурную часть МВД об автоаварии с пострадавшими.

Но кто этот «Шмидт», как его зовут и видел ли он сам факт аварии – об этом в уг/деле сведений нет. К тому же, на момент "сообщения" на месте уже вовсю работала оперативно-следственная группа УВД, а пострадавшие, судя по отчетам медиков, грузились в кареты "скорой помощи".

Со слов супругов Кибке они самостоятельно звонили и общались по указанному в КУСП телефону "гр. Шмидт" и выяснили, что номер принадлежит… сотруднику ДПС, который прибыл на другую аварию, произошедшую в непосредственной близости от столкновения «Мерседеса» и «КИА». Но тогда, кто звонил в полицию, в «скорую помощь», в другие службы спасения после первого, основного, ДТП?! Может, это были реальные свидетели клинча двух авто «лоб в лоб». Нет в уголовном деле об этом сведений. И они не истребованы.

До сих пор.

Честно говоря, при такой более чем странной позиции «защиты» освещать судебный процесс для меня всегда было недопустимым занятием (возвращаясь к низкому штилю изложения, я бы сказал прямо – «западло»).

Выходит, это журналист должен безапелляционно, без ссылок на позицию адвоката, оглашенную под протокол суда, без ссылок на добытые (либо отвергнутые судом) факты, без каких-либо внятных телодвижений защиты тупо преподносить читателям версию, которую кулуарно выдвинула и продвигает в массы одна из сторон?! При этом эта самая «сторона» имеет в судебных заседаниях, мягко говоря,

«бледный вид»?!

Впрочем, верх взяли профессиональное любопытство и правило «независимого журнализма» - доводить все до логического конца. Во имя читателя.

Я еще пару-тройку раз побывал на этих «громких» слушаниях и был просто шокирован, как в нем развивались события. Уже под занавес процесса адвокат Н.А.Клопунова заявила ходатайство «об истребовании паспорта (плана) участка трассы», где произошла эта странная авария.

По ее мнению, схема ДТП, положенная в основу обвинения, «не соответствует реалиям». Суд в удовлетворении ходатайства отказал, сославшись на то, что адвокат процессуально самостоятельное лицо и может «в силу ст. 86 УПК РФ истребовать эти данные». И, видимо, должен был это сделать еще до суда,

на стадии следствия.

С решением судьи В.В.Константинова в этой части можно, конечно, спорить, но только отчасти, оправдывая… бездействие защиты.

Ведь сомнения в достоверности схемы это не новость, не неожиданность, они заявлялись адвокатом и обвиняемым еще на досудебной стадии, но для подтверждения своей позиции, получается, ничего «вещного» юристом и исполнителем

не предпринималось?!

А как быть со свидетельскими показаниями гражданина Д.А.Сагитова?

Здесь просто предполагалась и планировалась феерия в плане профанации следствия, гособвинения и торжества версии защиты, а вышел откровенный адвокатский «пшик».

Этот омич, занимающийся частным извозом, был еще одним «свидетелем» ДТП (беру в кавычки потому что, по моему мнению, этот статус для этого персонажа также сомнителен). Судите сами. Ночь. Впереди на участке дороги, где происходили события, кромешная тьма. Где-то в метрах 150-200 едут какие-то два автомобиля, перед ними и машиной свидетеля еще одно неопознанное транспортное средство (не помнит какое). «Свидетель» Сагитов при этом разговаривает по телефону с другом, который в этот самый момент едет ему навстречу, как потом выяснилось, за тем самым «Мерседесом» Кибке. И вот в этих исходных данных гражданин, якобы, различает, что далеко впереди едут «КИА Сорренто» и «Лада-Жигули». Он не может утверждать, что серебристый джип «КИА» никуда со своей полосы не сворачивал, а ехал все время прямо. Сагитов в живом рассказе сообщает суду, что не видел, как точно происходит авария, он видит уже только ее последствия в виде «клубов пыли и пара». Где точно это произошло по привязке к полосам движения, также

затрудняется предположить.

Вот здесь бы подчеркнуть безнадежность гражданина Сагитова, как свидетеля. Но защита Кибке многозначительно молчит, хотя плацдарм, чтобы сеять сомнения у суда в достоверности и относимости показаний "очевидца", более чем внушительный.

Но это еще не самое интересное. Сам Сагитов без какой-либо помощи со стороны защиты вдруг рассказал Фемиде, что его друг, с которым он беседовал по телефону и который «ехал за «Мерседесом» метрах в 10-ти» также стал… участником ДТП! Когда случилась авария с впереди идущим «мерсом», друг резко затормозил, а в него сзади «въехал» другой автомобиль. В транспортном средстве виновника второй аварии ехала компания молодых обкуренных или пьяных людей, которая, видимо, не плохо отметила День Победы. После столкновения «группировка» бросилась врассыпную.

Так вот, Сагитов и его друг вместо того, чтобы оказывать экстренную помощь пострадавшим в ДТП с участием «Мерседеса» и «КИА», бегали по окрестностям и отлавливали своих обидчиков. Видимо, судя по интонации и ужимкам «свидетеля», не обошлось без  применения грубой физической силы, не исключено, что сопряженное с

телесным насилием.

Из всего выше услышанного у адвоката Натальи Клопуновой родился 1 (один-!) вопрос:

- А Вы не могли бы назвать телефон своего друга?!

- Нет, не могу, - был лаконичный и, скорее, издевательский ответ, который, похоже, полностью… удовлетворил защиту! Ни каких-либо ходатайств или заявлений далее не последовало. Действительно, зачем?! Ядрен-батон, какие здесь к «защите» могут быть претензии: «я спросила –

мне ответили».

Лишь в своем последнем слове гр. Кибке Е.А. объяснил «внутреннюю кухню» ответа Сагитова и данного инцидента.

Выглядело это, конечно, как «махание кулаками после драки», но хоть так… Так вот, по сведениям подсудимого, почерпнутым из личного общения, у друга Сагитова на момент аварии имелись некие проблемы с Законом (скорее всего, непогашенная судимость), а так как возникла вероятность из статуса «свидетеля» плавно перейти в ранг «подозреваемого в нанесении побоев», то рисковать своим личным благополучием таинственный очевидец не стал.

Что ж, вполне логичное объяснение. Или версия. Для человека с «биографией». Но почему у адвоката в арсенале защиты не оказалось никаких досудебных запросов в органы ГИБДД о судьбе второй аварии, об ее обстоятельствах и участниках?!

Соответственно, не было и ходатайств в суде «об истребовании материалов данного ДТП» для обозрения и исследования в ходе судебного следствия. Потому как (заочно можно задать вопросы от лица судьи Константинова), «что истребовать-то»? «Откуда»? «По каким реквизитам и персональным данным»?…

Хотя, не исключено, что в тех документах могла «всплыть» информация о гражданах, которые в ту дату и время находились непосредственно на месте и воочию видели основное ДТП с участием «Мерседеса» и «КИА». Возможно, они могли что-то пояснить об аварии, о расположении автомобилей, о свидетелях, о каких-то иных деталях и мелочах, не нашедших отражение в материалах официального следствия. Возможно, на других машинах были видеорегистраторы. Ведь к Кибке, с его слов, позже обращались неизвестные с предложением «купить у них видео той аварии». Но потом пропали. Не исключено, что продали кому-то другому… По большей цене. Такое тоже исключать нельзя.

Одним словом, вопросов – уйма, но результат с точки зрения защиты – нулевой. Факт второго, «смежного» ДТП, остался всего лишь фразой в словах «свидетеля» Сагитова. Впрочем, я не исключаю, что запечатлено это только на диктофоне редакции Омского правового портала, потому как в протоколе судебного заседания этот факт опустят.

Скорее всего…

Судья Константинов, прекрасно видя, как и куда «плавает» гражданин Сагитов, и к чему этот свободный речевой поток может привести, берет бразды правления процессом в свои руки.

- Свидетель, Вы лучше помнили события, когда давали показания следователю? – спрашивает Фемида. Водитель Сагитов опять что-то пытается вставить из ранее озвученного, что он, дескать, «ничего толком не видел», «было далеко, темно», «я по телефону беседовал», «впереди еще машины ехали», но процесс правки его показаний в интересах обвинения уже был запущен.

- Оглашаются показания свидетеля Сагитова, - и далее судья Константинов зачитывает совершенно иные прозрения гражданина, где он точно видел «серебристый внедорожник КИА», рядом с ним «еще один автомобиль». Ехали они «все время прямо», по своей полосе, никуда не сворачивали. Потом «клубы пыли и пара», ДТП, Однозначно, столкновение «на полосе движения КИА».

В завершении ясности ночной «картины» еще и завизированные показания о том, что водитель «Мерседеса» был чертовски… пьян. Об этом Сагитов… слышал от кого-то из очевидцев, которых, оказывается, «было очень много

на месте аварии».

- Свидетель, Вы подтверждаете свои показания? – грозно спросил судья Константинов.

Сагитов опустил голову, призадумался. Ведь озвученное в заседании «вживую», казалось бы, ни в какие ворота не идет с текстом, оглашенным судом и записанным на бумагу следователем. Но с какой-то легкостью человек меняет «плюс» на «минус», свою личную позицию меняет на заезженную до трафаретных фраз пластинку. Вот и складывается мнение, что в Омске под «фанеру» сегодня поют не только заурядные

деятели попсы.

К сожалению, я не присутствовал на заседании, где допрашивали специалиста автотехника Виталия Балакина, известного в Омске профессора из СибАДИ и убежденного борца с коррупцией в ГИБДД.

Как выяснилось, не "писали" на аудио то заседание адвокат и автоюрист. «А зачем?!» – был резонный вопрос на мой живой интерес «послушать Балакина». Действительно, зачем…

О чем это я…

Впрочем, отголоски того допроса независимого специалиста еще долго витали в воздухе заседаний этого резонансного "уголовного дела".

Видать, задал «чокнутый» доцент из «Автодора» перцу гособвинению и Фемиде. Все оставшееся судебное следствие в заочный диспут с признанным экспертом по ДТП по очереди вступали то молодая прокурор Анна Мурастова (в девичестве Самодайкина), то представитель потерпевшей адвокат Андрей Мязин (не открещивается, что он же – экс-прокурор Омского района), то сам председательствующий судья Владимир Константинов нет-нет, да упомянет всуе

«старика Балакина».

И этому «ажиотажу», видимо, есть какое-то простое логичное объяснение.

Ведь, если не прав профессор, то к чему все эти заочные и ожесточенные с ним споры и дискуссии?! Между тем, Виталий Балакин на пальцах и формулах разъяснил и, видимо, доказал, что единственно возможный механизм данного ДТП – это столкновение автомобилей посередине дороги с выездом джипа «КИА Соренто» навстречную полосу движения автомобиля "Мерседес", что прямо противоположно схеме ДТП в исполнении ГИБэДэДэшника Ивана Абеленцева и выводам "старшего эксперта" ФГУ Минюста России «ОЛСЭ»

Евгения Алпеева.

Место первого контакта ТС определено не правильно и противоречит вещной обстановке, запечатленной на фото, в уточненной схеме и в пояснениях свидетелей.

Угол входа автомобилей друг в друга при лобовом столкновении, от которого «пляшут» эксперты известной в Омске лаборатории с Рабиновича, 37, по мнению Балакина, так же определен не верно. "Что это?!", - буквально шокирован профессор Балакин. И сам задает дилемму выбора причины: "Это по халатности или преднамеренно?".

То есть, лица «при исполнении», наделенные от лица государства полномочиями и властью, выходит,… врут?! С точки зрения авторитетного специалиста - "да"! Но кто и как

это проверит?

Вот это и хотелось бы узнать не как предположение, а как констатацию факта в его утвердительном либо отрицательном варианте.

Но в ходатайстве «о проведении судебной комплексной автотехнической экспертизы» судья В.В.Константинов защите отказал. Впрочем, о самом ходатайстве мне известно лишь со слов подсудимого Кибке, а о степени обоснованности и процессуальной чистоте заявления я теперь могу лишь догадываться. С учетом иных сомнительных моментов и документов в исполнении

адвоката Клопуновой.

На прениях гособвинения и защиты я уже присутствовал. Впечатления… гнетущие.

Помощник прокурора Омского района Анна Мурастова сообщила, что «вина подсудимого полностью доказана», а сомнения в достоверности схемы ДТП и ее соответствии плану дороги (да, собственно как и другие несуразности) устранены… «совокупностью собранных доказательств и показаний свидетелей»! Попросила дать пьяному виновнику аварии, в которой тяжко пострадал человек, в силу общественной опасности (зло)деяния 2 года

реального срока.

Прения защиты – это, вообще, нечто. «Пять минут» текста «ни о чем». Без ссылок на нормы права и страницы томов уг./дела. Но это – мое мнение.

Да, оно и понятно – прения это своеобразный итог всей внесудебной и судебной работы адвоката, его исканий, его доказательств и аргументов в пользу невиновности своего доверителя. Но когда в таком скандальном и «сыром» уголовном деле юристу нечего сказать, а в текст выступления она до последнего пытается вставить фразу «о признании вины», то это, согласитесь, выглядит, по меньшей мере, странно.

Либо защитник сам не верит в невиновность своего доверителя и от этого немеет, цепенеет и «бледнеет», либо его задачи совпадают с установкой своих процессуальных…

оппонентов!

Конечно, сколько слушателей, столько и мнений. Вот, например, автоюристу Игорю Гавриленко работа адвоката Клопуновой «очень понравилась».

В каком только месте процесса, не говорит. Только хвалит. Говорит, что «Наталья Александровна сделала все возможное». И невозможное, видимо, по этой логике, тоже сделала.

Впрочем, по первой судебной инстанции результат таков. После прений защитница сразу же вылетела в Санкт-Петербург, по ее словам, «по срочным обстоятельствам». Тут же в коридоре суда передала папку с документами подсудимому и посоветовала «не принимать все близко к сердцу». Дескать, все идет ровно, а после приговора

она подтянется.

На последнем слове Евгений Кибке попытался в одиночку дать бой «превосходящим силам противника», но пал. Точнее,

попал в СИЗО.

Его пламенную речь «о тотальной фальсификации материалов данного уголовного дела», «о недоказанности его вины», «о странностях поведения водителя Ершова» и «о туманных обстоятельствах аварии», похоже, на алаверды в совещательной комнате «заценили

по достоинству».

«Закрыли» мужика в СИЗО, как говорится, от «греха подальше».

И, похоже, подальше от дальнейшего копания в материалах этого странного «уголовного дела». И от апелляционного обжалования, как стало известно позже, попытка устранить гражданина предпринималась

тоже.

Более того, по словам Инны Кибке, супруги осужденного, заслуги по подготовке колоритного выступления гражданина Кибке в суде защита пыталась приписать… журналисту Грассу!

Которого по мнению адвоката, вообще, «зря пригласили в процесс».

Естчё бы!

Честно говоря, я так и не понял, за что все-таки супруги Кибке заплатили адвокату Клопуновой Н.А. гонорар в… 150 000 (сто пятьдесят тысяч) рублей.

Это – включая немое (по большей части) сидение в процессе, кучу не исполненных досудебных запросов, не обоснованных и не принятых судом ходатайств, не заданных вопросов. Это – не включая пропущенное «последнее слово» и «посадку» своего доверителя. И не включая изучение протоколов судебных заседаний и внесение по ним замечаний, не включая апелляционную жалобу, за подготовку которой адвокат затребовала с «заказчика», супруги Кибке, со слов последней, дополнительно еще среднюю омскую расценку в 20 000 рублей. Сверху. При этом аппетит у защитницы оказался самый, что ни на есть, «юридический»:

Деньги – вперед!

Вот что из всего этого винегрета фарса и трагедии можно вынести? Рядовому омичу и компетентным органам.

Да все то же. Правовая система Омска «хромает на обе ноги». Загибается. Работа местного УГИБДД не поддается здравой критике. Сотрудник, составляющий схему ДТП, допустил такие «ляпы», что просто диву дается не только рядовой автолюбитель, автоюрист Гавриленко и гражданин Кибке, у профессора Балакина с 40-летним стажем разбора «всякой всячины», как он выразился,

«руки опускаются».

Следствие УМВД, эксперты Минюста – на уровне… детского сада.

И такие же ребяческие обоснования своих доводов: «методик нетуууууу», «что дали, по тому и работаем», «на место не выезжали», «допуска к работе с фотоизображениями не имею» и, вообще, «хотите – верьте, а хотите – нет».

А разве Суду не интересно узнать (для формирования внутреннего убеждения, для торжества Правосудия или даже ради элементарного Приличия) был ли свидетель на месте ДТП или нет? Правду он говорит или лжет? Соответствует схема ДТП действительности или нет? Это, конечно, нонсенс, но после такого «расследования» нужно еще больше… расследовать! Стойкая атмосфера фальсификации и профанации сопровождает уже даже не только резонансные, но и, по сути, рядовые уголовные дела. Так не должно быть! Это – тупик. Это, говоря медицинской (близкой для Омска) терминологией, "злокачественное образование с метастазами, требующее незамедлительного оперативного

вмешательства хирурга".

Такое ощущение, что надзор за следствием, ОРД в нашем городе полностью отсутствует.

Это, вообще, нечто сродни «ночному дозору». Это какая-то невидимая привычному человеческому глазу деятельность. Или ее симуляция. Контролирующие органы и ответственные должностные лица ничего в упор не видят?!

И средь бела дня!

Местная Фемида – это еще одна назревшая для Омска проблема.

Редкие экземпляры омских служителей, по моему мнению, соответствуют этому высокому Званию и Миссии.

Уметь сказать «стоп» фальсификату, противостоять «теневикам» и «оборотням» – это удел сильных личностей. По волевым качествам, по знаниям, по образу жизни и по идеологии. Для этого нужны «чистые руки, горячее сердце и холодный рассудок». Иначе съедят, раздавят, запачкают и уничтожат. Так было с судьей Сергеем Москаленко. После этой "показательной казни" претендентов потягаться с «теневиками» в Омске остались единицы. Проще, как бы, не замечать вопиющего абсурда. И, закрывая глаза на несуразности, спокойно плыть по карьерному течению.

Авось, пр(и/о)несет.

Изложенное выше – всего лишь мое частное мнение. И… вершина айсберга. И конкретного уголовного дела, и наших омских проблем.

Мои прежние представления о полиции, о следствии, о прокуратуре, о судебной системе раз за разом вступают в грубый диссонанс с тем, что твАрится вокруг.

А это уже далеко не «частное мнение». Аналогичные позиции высказывают все больше граждан, угодивших сами или через своих родственников, в «прокрустово ложе» омской

«правовой системы».

Что касается выше изложенной «истории», то в ней, действительно, много «темных и белых пятен», неясностей и откровенных несуразностей. Опять же, на мой взгляд.

Допустим, гражданин Кибке был пьян. Да, такое бывает. Все-таки 9-ое мая, День ПОБЕДЫ, салют, посиделки на свежем воздухе, почти родовая память поколений щекочет кровь. К тому же, в судебном заседании в качестве характеризующего материала оглашались данные о лишении гр. Кибке Е.А. в 2013-ом году по решению Кемеровского суда права управления ТС из-за «управления автотранспортным средством в состоянии алкогольного опьянения».

Сам Кибке этот факт частично отрицает. Говорит, что в обозначенное время он, действительно, транзитом был в Кемеровской области, где у него угоняли автомобиль, о чем он и писал заявление в местную полицию. Машина нашлась, он уехал в Казахстан, а о том, что его привлекли к административной ответственности «за пьянку», слышит впервые. К тому же, правом управления ТС

его не лишали.

Кто прав, а кто виноват здесь, судить не берусь.

Только констатирую: в материалах дела имеется ссылка на соответствующее постановление, не обжалованное и вступившее в законную силу (правда, документ сомнительногго качества). И оно обозревалось в судебном заседании, как «характеризующий материал».

Можно, конечно, здесь сколько угодно рассуждать о спорной «работе» ГИБДД, которая часто подвергается справедливой критике, но факт этого дела

остается фактом.

Но в данном случае я о другом.

Допустим, Кибке был пьян. Даже в той степени опьянения, которую ему инкриминируют – 1,97 промилле в крови и 3,1 промилле – в моче. Это – убойная доза. Для обычного человека. Но не для Кибке!

Тот не только вслепую управлял автомобилем значительное расстояние (несколько километров), но и, как установлено судом, ехал по трассе… без включенных фар! Возможно ли такое в темное время суток на оживленной магистрали, где, даже по данным ДПС, «недостаточное освещение»? Скажут, «пьяному – море по колено», «всякое бывает», «неисповедимы пути Господни», «включился автопилот». Но это не те категории, в которых обязан исследовать обстоятельства и доказательства причины ДТП

Федеральный Суд!

Отсутствие светового сопровождения у «Мерседеса» суд установил по... свидетельству четы Ершовых и «свидетеля» Маковецкого. Заинтересованных лиц!

Иных, объективных, данных добыть не удалось. Нити накаливания ламп эксперты с места ДТП собрать «забыли», а положение тумблера света фар на панели управления «мерса» в положении «вкл.» для Фемиды ровным счетом… ничего не значит. Видео движения автомобилей по магистрали до аварии заполучить следствию также

не удалось.

Потому как, не понятно по какой задумке, в профильном ведомстве УМВД затребовали наличие камер наружного наблюдения лишь на участке с 12-го по 15-ый км. трассы Омск- Русская Поляна. Почему именно здесь? А как же другие камеры?! И другие километры?... Нет ответа. Ни у суда, ни у следствия, ни у защиты…

А жаль.

То же недоверие произрастает из материалов дела и к версии, что гр. Кибке был реально и смертельно пьян.

Сам «виновник» (и его супруга) категорически сей факт отрицают. Даже в частной беседе. Начистоту. Свидетель Обрывалин, на тот момент – работник ИП Кибке, в судебном заседании от своих показаний, данных следователю, что шеф был «под шафе», категорически отказался. Вот он («работник») реально был пьян в тот день. Это он «выпивал с друзьями», а Кибке к ним приехал. В гости.

Переговорить.

Как водитель «Мерседеса» пил, он не видел. Про «агрессивную манеру вождения», подробно описанную в тексте его допроса, он тоже полицейскому не говорил, и даже не знает таких речевых оборотов.

Но судья Константинов, как и в случае со свидетелем Сагитовым, отнесся к показаниям гражданина Обрывалина на судебном следствии

«критически».

Вот и получается, что, по сути дела, кроме документа из БСМП-1 о значительной дозе алкоголя в крови и моче гр.Кибке Е.А. иных доказательств его вины по данному пункту обвинения… нету.

Честно говоря, и «справка» из БСМП вызывает сомнения (как и все, что сегодня связано с омским медицинским «официозом» -!). Жаль, что защита, призванная до конца отстаивать версию своего доверителя, не истребовала ни до суда, ни в суде электронный вариант этого документа (оригинал) на предмет обозрения «свойства файла» - даты и времени создания и возможного

«внесения изменений».

Исключительно «на промилях» построена в прениях гособвинения и в приговоре суда отповедь заключению специалиста Балакина.

Тот резюмировал с учетом всех обстоятельств аварии, что «оснований выезжать на полосу встречного движения у водителя Кибке не было». «Но он же был пьян!» – опять на то же единственное доказательство, как на педаль газа, давят прокурор и судья. При этом люди с юридическим образованием, как бы, не понимают, что «механизм ДТП», на который указывает профессор, «формулы» и «экспертные оценки» - это одно, а «состояние опьянения» – совсем другое. Эти вещи не обязательно детерминированы и не всегда пересекаются.

Виталию Балакину, как эксперту-профессионалу, «до лампочки» был ли гр. Кибке пьян или нет, он делает выводы, исходя из вещных данных конкретного ДТП, мог ли «Мерседес» выехать на «встречку» или нет. Под каким углом произошел контакт авто, где на проезжей части имеются следы торможения, осыпи и осколков. Все реалии, по мнению профессора, отвергают официальную версию, положенную в основу обвинения. А ему в ответ звучат контрдоводы из той уже упомянутой выше «детской серии», что, типа,

«сам дурак».

Еще смешней смотрелись поиски по ходу "судебного следствия" сотрудника ОМВД России по Омскому району Ивана Абеленцева.

Тот умудрился в схеме ДТП допустить столько «ошибок», что признай Фемида схемы ДТП «от Абеленцева» недопустимыми доказательствами, я бы не удивился. В официальном документа даже не отражено сужение дороги со стороны следования «КИА Соренто». Мелкая осыпь на полосе "КИА", большая часть осколков на полосе движения «Мерседеса» и на разделительной полосе, казалось бы, по всем «учебникам» является «характеризующим признаком места основного ДТП», тем не менее, полицейский делает иные выводы: точно установить место столкновения не представляется возможным! Однако, «крестик» места ДТП… ставит. Но…

в другом месте!!!

Прочитайте его показания. Это просто какая-то "АзБука лукавства".

И этот «ценный сотрудник» ОМВД буквально выпал из "судебного следствия". Найти его для объяснений ни судья, ни прокурор, ни адвокат так и не смогли. По ответу из Управления МВД России по Омской области их сотрудник еще летом отбыл в командировку в Чечню. На полгода. А установить, куда именно и как можно связаться со "свидетелем", – это для Федерального Суда, его возможностей и полномочий, оказалось

не под силу.

При таком «раскладе», опять же, по-моему, здесь не может быть двояких толкований: все сомнения, по Закону, трактуются в пользу обвиняемого.

Возможно, гр. Кибке и виноват, но это нужно так преподнести, так доказать и так обосновать, чтобы у оппонентов не было серьезных аргументов и нареканий

«против».

Если мы хотим в Омске вернуть доверие общества к ГИБДД, к полиции, к следствию, к надзору, к адвокатуре и к суду, то нужно вот такие трагикомичные «дела» брать и… пересматривать.

По новой!

(продолжение следует…)

P.S.

После нашей публикации В Омском СИЗО душевно… «насилуют» граждан!?!?!!

http://omsk-pravo.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=2898:2018-12-17-06-59-18&catid=185:astashkin

https://grass-omsk.livejournal.com/472472.html в редакцию обратились: супруга осужденного Евгения Кибке, юрист Игорь Гавриленко и врио начальника УФСИН России по Омской области.

По словам Инны Кибке, на втором свидании ее муж сообщил "о каком-то ажиотаже" и о предоставлении ему сотрудниками СИЗО ручки и бумаги для написания текста апелляционной жалобы.

Автоюрист Игорь Гавриленко, пространно попеняв, что журналист не оправдал надежд и явно вышел за пределы отведенных ему правовых полномочий, тем не менее, проинформировал, что «адвокат Клопунова подала-таки краткую апелляционную жалобу на приговор судьи Константинова».

УФСИН России по Омской области своим ответом на запрос редакции СМИ утверждает, что обнародованная на сайте Омск-право.ру информация «не соответствует действительности», а ручка и бумага в омском СИЗО, оказывается,

не проблема.

P.P.S.

«Право на защиту» по мировым стандартам это одна из «священных коров» цивилизованного Общества и каждого Гражданина.

Нарушенным ли оно оказалось у осужденного Евгения Кибке (кстати сказать, иностранного подданного)? Скорее всего, да.

И по ходу (до)судебного следствия, и особенно после «приговора», когда его, по сути, бросили на произвол судьбы. Уже это, мне кажется, было бы в правовом государстве достаточным основанием для оценки поведения и действий защиты, для пристального внимания к уг./делу руководства Полиции, Суда, Прокуратуры. Это – в идеале. А, значит, не для

нашего случая.

Впрочем, еще больше меня смущает и гложет другое, более омское обоснование всей этой «трагикомедии» на сюжет «из комы – в тюрьму».

А что, если зампредседателя по уголовным делам Омского районного суда Омской области В.В.Константинов таким образом дает «мастер-класс» своим "коллегам" и "смежникам" по юридическому цеху, как, не растекаясь мыслью и доказательствами по делу, вершить «правосудие»?! Соглашусь, что это очень тревожное и плохое предположение. Но… имеющее все основания для Омска.

Быть или не быть…

(продолжение следует)

Александр Грасс,

независимый журналист

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.

Последние статьи
prev
next

Выступление Александра Грасса на региональных праймериз

Омичи ежедневно десятки раз спрашивают о моих взглядах. Политических, экономических, социальных, жизненных. Безусловно, одной фразой здесь не ограничишься, а времени

Читать далее

Для того и кремний, чтобы проверить нас на прочность

«У нас вчера вечером расклеили листовки по всем подъездам, что, оказывается, за нашими домами за Стрельникова (я живу на Заозерной) на

Читать далее

ЗАДАЙ ВОПРОС

ПРОФЕССИОНАЛУ

бесплатно!

- заполни заявку

Добавить информацию
в банк данных

- адвокат
- юрист
- организация

Рейтинг "ТП"

ДАЙ СВОЮ ОЦЕНКУ…

СУДЬЕ
ПРОКУРОРУ
ПОЛИЦЕЙСКОМУ
АДВОКАТУ
НОТАРИУСУ
ЮРИСТУ
ПРАВОЗАЩИТНИКУ
АРБИТРАЖНОМУ УПРАВЛЯЮЩЕМУ
ЧИНОВНИКУ
СУДЕБНОМУ ПРИСТАВУ
НАЛОГОВОМУ ИНСПЕКТОРУ

Добавить Персону

Обратная связь

Ваше мнение

Почему чиновники игнорируют Закон?

Дискуссии

Нет сообщений для показа