logo
Баннер
Баннер

От первого лица

Александр Грасс
тел: 606377, 89083193173
Задать вопрос

Подробнее

prev
next

«Самозанятость» как форма коррупции?!

Задавшись вопросом в столь необычной постановке (он вынесен в заголовок статьи), мы не преследуем цель кого-то опорочить, посеять сомнение

Читать далее

Народный ответ – «дорожному беспределу»

Мне понравилась рубрика «народные новости», точнее ее направленность. Что-то из серии «защити себя сам». Действительно, сегодня многие на себе ощущают

Читать далее

Кто «кошмарит» омскую экологию?!

Ежегодно пятого июня отмечается Всемирный день окружающей среды или, как принято называть его, День эколога. В мире его празднуют с

Читать далее
Баннер

Проголосовать

Как Вы считаете, Вам нужен персональный адвокат?

Объявление

Ю Р И Д И Ч Е С К И Й

А У Т С О Р С И Н Г

(юридическое обслуживание

организаций)

за 5 000 рублей в месяц

тел.: 8-913-972-45-99

добавить объявление


Гражданское общество

Знаете ли Вы своего депутата?

Партнеры

Прокуратура обжаловала приговор суда по смерти младенца

+ 32
- 2

Оправдательный приговор азовской Фемиды не устроил ни гособвинение, ни потерпевших по резонансному уголовному делу…

Мы уже сообщали, что Азовский районный суд Омской области (дело №1-12/2018, судья Андрей Кулешов, см. https://azovocourt--oms.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&srv_num=1&name_op=case&case_id=80657612&result=1&delo_id=1540006&new=) признали невиновной врача-неонатолога БУЗОО «Азовская ЦРБ» Алевтину Иванову, чье бездействие, по версии следствия, могло привести (и привело! – ред.) к смерти

новорожденного младенца.

Районный прокурор Сергей Тарасович направил в Облсуд апелляционное представление, в котором обжалует состоявшийся вердикт, просит его отменить «в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическсим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, существенным нарушением уголовно-процессуального закона, неправильным применением уголовного закона и

несправедливостью приговора».

В частности, гособвинение ссылается на те моменты, что суд первой инстанции многое из обстоятельств, установленных в ходе следствия и судебного разбирательства купировал, исказил, применил

с точность наоборот.

Видимо, главным, по мнению прокурора, является то факт, что оценка нарушений со стороны обвиняемого (ныне – оправданного) медика «должностной инструкции» и «нормативно-правовых актов Российской Федерации», вообще, остались за пределами

внимания Фемиды.

Вывод надзорного ведомства о том, что «оправдательный приговор подлежит отмене» и «новому рассмотрению в ином составе суда» содержится и в апелляционной жалобе потерпевших,

Валентины и Виктора Г.

Впрочем, молодые супруги по-иному смотрят на состоявшееся в Азово «судебное разбирательство», на его «моральный и правовой колорит». Чтобы не выдергивать «слова из песни» приведу текст жалобы азовчан.

В полном объеме.

"АПЕЛЛЯЦИОННАЯ ЖАЛОБА

па оправдательный приговор суда по делу №1-12/2018

в отношении подсудимой Ивановой А.В.

Подсудимая Иванова А.В., врач-неонатолог БУЗОО «Азовская ЦРБ», обвинялась органом предварительного следствия и гособвинением в причинении смерти по неосторожности новорожденному Г………. А.В., вследствие ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей – часть 2 статьи 109 УК РФ.

Находим оправдательный приговор Азовского районного суда, постановленный 28.09.2018 года, незаконным, необоснованным, вынесенным с неверным применением судом первой инстанции уголовного и с нарушением уголовно-процессуального Закона.

Указанные дефекты Правосудия привели к тому, что лицо, в результате преступной небрежности которого наступила смерть нашего ребенка, не было привлечено к уголовной ответствен­ности, не понесло ответственности за содеянное, что не отвечает критериям справедливости и искажа­ет саму суть и систему Правосудия.

 

По смыслу ч. 2 статьи 109 УК РФ под «ненадлежащим исполнением профессиональных обязанностей» виновным понимается поведение лица, полностью или частично не соответствующее официальным требованиям и предписаниям, предъявляемым к лицу, в результате чего наступает смерть потерпевшего. Суть такого поведения заключается в отношении лица к правовым предписаниям, выражающимся в неисполнении предъявляемых требований.

При таких обстоятельствах вывод суда о том, что в действиях Ивановой А.В. отсутствует состав преступления, поскольку смерть Г……… А.В. явилась результатом «индивидуально обусловленной патологии (внутриутробной инфекции, а не допущенные дефекты» (Приговор, л.д 19), мы не можем признать обоснованным, поскольку он не соответствует фактическим обстоятельствам данного дела, установленным или которым было отказано в установлении следствием и судом.

В нарушение фундаментальных принципов Правосудия судебное разбирательство по настоящему уголовному делу проведено односторонне, не полно и не объективно.

В судебных заседаниях не было обеспечено равенство процессуально равнозначных по правам сторон, которым суд обязан создать необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела. Судом допущен оправдательный уклон, не соблюден основополагающий принцип состязательности сторон.

Так, суд первой инстанции не обоснованно отказал потерпевшим, обладающими равными процессуальными правами наряду с подсудимой и гособвинением, в удовлетворении следующих ходатайств, заявленных в интересах полного и всестороннего рассмотрения обстоятельств дела, которые, однако, позднее были положены судом в обоснование обжалуемого приговора:

1.Дважды потерпевшим Г…….. В.И и Г……… В.С. было отказано в истребовании детализации телефонных соединений и биллинга (привязки к базовым станциям) на период 10-11 марта 2017 года медиков БУЗОО «Азовская ЦРБ», участвующих в родах, в наблюдении ребенка, а позже - в реанимационных мероприятиях в отношении нашего умершего сына. Истребование данных документов, которые самостоятельно нами получены быть не могли, позволило бы объективно оценить показания свидетелей защиты и подсудимой, свидетельствующих о их месте нахождения в период ночного дежурства, созвонах между собой на предмет проведения неотложных мер и медицинских манипуляций, о звонках в Областной реанимационный консультационный центр (РКЦ), на некие рекомендации которого, полученные по некоему телефону, неоднократно ссылались в своих показаниях и подсудимая, и свидетели защиты – коллеги Ивановой А.В. Кремер, Кайзер, а также эксперты. Информация о звонках в вышестоящую медицинскую службу, как о свершимся факте, имеется и в обжалуемом приговоре суда («») и в допросах свидетелей (см. протокол судебного заседания, л.д. 12 – «Вопрос адвоката: - По вашему мнению, была дана реанимационным центром (РКЦ) неадекватная рекомендация? Свидетель Сальникова Е.Г.: - Да, рекомендация дана не адекватная (!)» л.д.12). При этом объективных данных о том, что кто-то 10-го или 11-го числа звонил в РКЦ, а им давались некие «неадекватные» рекомендации, в материалах дела ОТСУТСТВУЮТ! А удовлетворенные ходатайства и полученные ответы о наличии звонков из БУЗОО «Азовская ЦРБ» в адрес Областной клинической больницы и Областной детской клинической больницы (ул.Куйбышева, д.77) на период инкриминируемых событий (10-11 марта 2017 года) свидетельствуют о том, что таких звонков из Азовского родильного отделения или БУЗОО «Азовской ЦРБ» НЕ БЫЛО. Кроме того, детализация телефонных соединений позволила бы достоверно, а не на словах установить а) время информирования и прибытия врача-неонатолога Ивановой А.В. «на службу» и убытия с нее (все показания разнятся – по одним данным уехала из родотделения «в 6 часов утра», по другим «в начале десятого утра» (протокол судебного заседания, л.д. 38), б) время вызова лаборанта и машины, закрепленной за ЦРБ, за ним для взятия первичных «идеальных» анализов у ребенка, в) время обращения за помощью в РКЦ (по показаниям это нужно было сделать в 3 часа ночи 10-го марта или в 6 часов утра 11-го марта (показания свидетеля Сальниковой Е.Г. протокол судебного заседания, л.д. 11), а сделано, якобы, в 9-30 утра 11-го марта 2017 года, по другим данным звонили в 11-00 часов 11.03.2017). И все это с личного телефона неких «сотрудников Азовской ЦРБ» не понятно кому и куда, г) детализация могла бы установить точное время прибытия и места нахождения заведующей Рясной Н.Б., врача-педиатра Кремер Л.Г., врача-неонатолога Крайзер А.С., врача-реаниматолога Шеффера и т.д. А главное, детализация бы позволила опровергнуть или подтвердить утверждения потерпевшей Г…….. Валентины Игоревны о более серьезных недочетах в работе подсудимой – о том, что ночью она «не видела врача Иванову А.В. и та физически отсутствовала в здании Родильного отделения». Голословные заявления подсудимой о том, что она «ее тоже не видела», «спала в ординаторской», по-видимому, устроили суд. Но не могут быть положены в основу законного и правосудного приговора суда. Также в обосновании позиции потерпевших, что врача-неонатолога Ивановой А.В. не было на дежурстве в здании Родотделения в ночь с 10-го на 11-ое марта можно косвенно привести и данные Росздравнадзора, зафиксировавшего в своей проверке, что «имеются расхождения в записях медицинской сестры и врача по ЧСС (частоте сердечных сокращений) и ЧД (частота дыхания)», которые могли появиться именно из-за отсутствия врача на рабочем месте и занесение ею данных «от фонаря» (т.1, л.д.183-189).

2.Не удовлетворено ходатайство об истребовании и исследовании Обменной карты беременной Г……… Валентины Игоревны на предмет ФАЛЬСИФИКАЦИИ. Между тем, суд намеренно и неоднократно ввел потерпевших в заблуждение относительно места нахождения данного ПЕРВИЧНОГО документа, очень важного для верного толкования обстоятельств и характера совершенного преступления. Сначала при ознакомлении с материалами поступившего в суд уголовного дела судьей Кулешовым А.А. преднамеренно не предоставлены в распоряжение потерпевшей Г………… Валентины Игоревны ВСЕ приобщенные к материалам уголовного дела документы, а именно МЕДИЦИНСКАЯ ДОКУМЕНТАЦИЯ. Полагаем, что данная, а позже и согласованная позиция была изначально выбрана органом предварительного следствия, которое на протяжении года скрывало от нас, как потерпевших, данные доказательства, вводя нас в заблуждение («изъяты Минздравом», «находятся на экспертизе», «возвращены в ЦРБ»). Ознакомление нас по статье 217 УПК РФ с материалами данного уг/дела проходило под аккомпанемент того, что «подсудимая полностью признала вину», «расскаялась и рассмотрение данного дела будет в суде в особом порядке» – без какого-либо исследования меддокументации (вообще, всех доказательств и материалов), поэтому и «знакомиться вам не стоит, себя утруждать», что было намеренным обманом. Потом аналогичные действия были предприняты СУДОМ, органом отправляющим ПРАВОСУДИЕ! Между тем, не установление судом места нахождения данного ДОКАЗАТЕЛЬСТВА, не исследование ОБМЕННОЙ КАРТЫ беременной Г……… В.И. о чем мы заявляли (протокол судебного заседания, л.д. 40)  лишило нас оснований для заявления о фальсификации данного документа, для обжалования данного документа в части болезни Г……….. Валентины Игоревны на стадии беременности ПОЛОВОЙ ВЕНЕРИЧЕСКОЙ «трихомониазной инфекцией», что является наглой ложью и КЛЕВЕТОЙ! Между тем, данные обстоятельства положены судом в основу оправдательного приговора («согласно показаний эксперта Левиной Т.А. между заболеванием трихомониазной инфекции у Г……….. В.И. во время беременности и развитием внутриутробной инфекции с развитием пневмонии и гнойного плеврита у плода Г………. А.В. имеется причинно-следственная связь непрямого характера» – стр. 22 Приговора). Все это в совокупности является ничем иным, как прямым указанием на необъективность суда, его заинтересованность и нарушения прав потерпевших, регламентируемых нам Конституцией России и уголовно-процессуальным Законом. Из исследованных материалов суда, в том числе и с участием подсудимой Ивановой А.В., установлено лишь наличие у беременной Г………….. В.И. «вагинита», что никоим образом не говорит и не тождественно наличию венерической половой «трихомониазной инфекции», которая оказалась отражена в тексте приговора суда и при вступлении решения в законную силу примет силу юридически установленного ФАКТА! Полагаем, что такое «легкое» отношение Фемиды к судьбе нашей семьи, к нашей репутации, к нашим чести и достоинству воистину не знает пределов негодования и возмущения.

3.Суд первой инстанции не обоснованно отказал в применении мер принудительного привода в отношении свидетеля обвинения Кирсановой Нины Петровны, которая будучи государственным служащим (начальник Отдела организации оказания медицинской помощи населения Территориального органа Росздравнадзора по Омской области), а не рядовым гражданином «с улицы», будучи руководителем группы по проверке Азовского родильного отделения на предмет ЧП, связанного со смертью нашего сына, могла бы поведать о конкретных и установленных обстоятельствах, повлекших закрытие Азовского родильного отделения, о конкретных нарушениях, допущенных врачом-неонатологом, об иных смертельных случаях, которые были в этом учреждении в марте 2017 года (чуть позже умер ребенок у гр. Бережной Н.А. – ее свидетельские показания имеются в материалах данного уг./дела). Суд не предпринял все имеющиеся у него возможности и полномочия, прямо предусмотренные и регламентированные УПК РФ, для обеспечения явки ключевого свидетеля – госслужащего (!). Между тем, именно в заключении Территориального органа Росздравнадзора по Омской области (л.д.) впервые появляется ссылка на «трихомониазную инфекцию», которая потом красной чертой проходит через весь приговор судьи Кулешова А.А. В частной беседе Кирсанова пояснила, что для составления данного документа ею «приглашались» некие «сторонние специалисты на договорной основе»). Не проведение судом судебного следствия в этом вопросе обеспечило подсудимую, ее защиту, а потом и суд возможность необоснованно ссылаться на обстоятельства, не соответствующие действительности и требующие специальной проверки.

4.Суд необоснованно отказал потерпевшим в удовлетворении ходатайства об истребовании из БУЗОО «Азовскяа ЦРБ» оригиналов Книги (журнала) регистрации анализов крови и мочи за март 2017 года. Между тем, в своем решении  суд прямо ссылается на «идеальны анализы крови», которые не позволили подсудимой правильно постановить диагноз и выявить внутриутробную инфекцию – воспаление на ранней стадии (Приговор стр.5). Между тем, ходатайство мотивировано тем, что в показаниях свидетелей, положенных в основу приговора, имеются существенные и неустранимые противоречия. Так, свидетель Кремер Л. на вопрос потерпевшего Г……… В.С. ответила, что лаборанта в родзал вызвала она по сотовому телефону, за ним посылалась машина, но кто это был она не помнит (протокол судебных заседаний л.д. 32). Свидетель Бейсекеева С.К. отрицает факт нахождения в родотделениии врача-педиатра Кремер, говорит, что все решалось по телефону, а анализы у ребенка брались не после рождения, а уже после прихода врача-неонатолога Ивановой, то есть, уже позже 20-30 вечера (протокол судебного заседания, л.д. 8).  Не установление данных обстоятельств, их бездоказательность (ссылка лишь на слова заинтересованного свидетеля) не позволяют установить реальные обстоятельства преступления, а не умозрительные. «Идеальные анализы крови» у ребенка, больного внутриутробной инфекцией еще на стадии беременности в 28 недель (данные по ВУИ из заключения Территориального органа Минздравнадзора по Омской области) это, вообще, нонсенс, который воспринимается судом без малейшей здравой критики и без проверки на документальную состоятельность.

5.Судом необоснованно положены в основу приговора показания одних свидетелей и ровным счетом не взяты показания других. Так, свидетель Сальникова, врач-эксперт страховой компании Росгосстрах и по совместительству главный врач-неонатолог Омской области отмечает, что  присутствие врача-неонатолога на данных родах было обязательным – «врач-неонатолог не был вызван из дома», «были основания вызвать неонатолога» (протокол судебного заседания, л.д. 10). По консультации в РКЦ, она, по мнению свидетеля, была необходима после двух часов после рождения – «его необходимо было вовремя перевести в областную больницу… вернее, просто проконсультироваться, поставить в известность, а решение выезжать или не принимает РКЦ» (протокол судебного заседания, л.д. 11). Врачом Ивановой не обоснованно не применена методика Даунса-Сильвермана для определения дыхательной актвности и патологии у ребенка, В условиях отсутствия специального оборудования (рентгена) и возможности забора анализов на состояние газов крови это – единственная возможность адекватного выявления у ребенка предпосылок развития дыхательной патологии и инфекции. Сделано это не было. Не принимается в расчет судом и статистика детской смертности на примере Омского региона, которой оперирует главный врач-неонатолог Сальникова – 1,66% летальных исходов за 2015 год (протокол судебного заседания, л.д. 12). При этом в основу оправдательной конструкции берутся данные эксперта из Санкт-Петербурга. Суд вообще оставил без комментария и ссылки на показания свидетеля Никитиной Натальи Ивановны, имеющей солидный стаж практической работы по специальности «акушерство и гинекология» и предупрежденную о даче заведомо ложных показания по ст. 307 и 308 УК РФ (протокол судебных заседаний, лд. 40-44). Судья ограничился странной фразой «Показания свидетеля Никитиной Н.И. суд не принимает во внимание, т.к последняя выражала свое субъективное мнение, не являясь ни свидетелем указанных событий, ни врачом, ни экспертом». Между тем, опытный медик среднего звена (стаж работы 28 лет) показала, что врач-неонатолог нарушила все мыслимые регламенты Минздрава. Так, медик отсутствовала на родах, что уже само по себе является НАРУШЕНИЕМ регламента по оказанию медуслуг по профилю «неонатология». Само собой разумеющееся и не требующее дополнительного доказательства правило, что на родах в родзале ПРИСУТСТВУЮТ в обязательном порядке, а не приезжают из дома через три часа после родов врач-акушер-гинеколог, акушерка и врач-неонатолог. Это – данность. С этого нарушения и начались дальнейшие проблемы с лечением патологии у умершего новорожденного. Врач-неонатолог, отсутствующая при родах, не могла знать, как родился данный ребенок, какие индивидуальные обстоятельствами сопровождался этот процесс, что происходило с ребенком три часа вообще для нее остались загадкой (по одним данным, у нее «были подозрения на повреждение шейного отдела позвоночника при родах» – л.д., по другим – «неврология», по третьим «церебральная ишемия»). Врач-акушер-гинеколог Рясная Н.Б. ретировалась после родов, Врач-педиатр Кремер также покинула родзал – ушла на вызов в приемное отделение. С кем оставался ребенок в первые часы и кто первый диагностировал «стоны и кряхтение» из материалов уг/дела и судебного следствие не понятно. Лицо не установлено и не опрашивалось. Ни на стадии следствия, ни на стадии судебного разбирательства. Что также является нарушением общепринятых стандартов оказания услуг по профилю «неонатология». Соответственно, дефекты оказания медицинской помощи со стороны врача-неонатолога Ивановой А.В. начались сразу после рождения ребенка. Врач не взяла полный спектр анализов у ребенка из группы риска. Кроме сомнительного, но «идеального» анализа крови нет ни одного анализа мочи, нет анализа на биохимию. По показаниям акушера Никитиной – это обязательные процедуры для всех категорий детей. Повсеместно. Ребенок нуждался в тепле. Это было отмечено всеми, но новорожденный не был помещен в специальный инкубатор, который имеется в наличии во всех роддомах Омской области. Об этом дефекте также говорит свидетель Никитина. Как и о том, что допуск к ребенку специалиста без действующего сертификата соответствия – это ПРЕСТУПЛЕНИЕ!

6.Нам, как потерпевшим, было отказано в подготовке и приобщении ПРЕНИЙ! Нам даже не предложено было подготовиться, учитывая, что мы заявляли ряд ходатайств, требующих отложения судебного заседания, то и к изложению своей позиции мы готовы не были (прения приобщили на стадии «последнее слово»). Наше ходатайство о возобновлении судебного следствия судом рассмотрено не было.

 

Все эти процессуальные нарушения на стадии судебного следствия и не верное изложение фактических обстоятельств в приговоре суда привели к тому, что мы, как потерпевшие, лишившиеся ребенка, не смогли сделать обоснованные заявления о возможной фальсификации меддокументации (анализ крови, диагноз «трихономиазная инфекция»), доказать, что врач-неонатолог просто напросто отсутствовала на ночном дежурстве, тем самым, обосновать необходимость проведении повторной комплексной судебной медэкспертизы с учетом новых установленных судом обстоятельств. Все это, по нашему мнению явилось грубым нарушением состязательности Правосудия, ущемлением наших Прав и привело к незаконному и неправосудному приговору суда.

В приговоре в преамбуле суд правильно трактует диспозицию данного уголовного дела – «по смыслу ч.2 статьи 109 УК РФ под ненадлежащим исполнением профессиональных обязанностей виновными понимается поведение лица, полностью или частично не соответствующее официальным требованиям или предписаниям, предъявляемым к лицу, в результате чего наступает смерть потерпевшего. Обязательным условием для привлечения лица к уголовной ответственности является установление правовых предписаний, регламентирующих поведение лица в той или иной профессиональной сфере.

Несовершение необходимого действия, либо совершение запрещаемого действия должно быть обязательным условием наступившего последствия, т.е. таким условием, устранение которого (или отсутствие которого) предупреждает последствия.

Субъект данного преступления – специальный – лицо, в силу профессии обязанное соблюдать определенные правила и стандарт. Ответственность специального субъекта по ч.2 ст.109 УК РФ исключается, если: последствия в виде смерти наступают при соблюдении профессиональных стандартов от иных причин, при нарушении профессиональных правил лицо не предвидело и не должно было предвидеть возможность наступления последствий в виде смерти» (Приговор, стр.19).

Однако, даже в описательной части приговора (не беря в расчет процессуальные нарушения изложенные выше) суд указывает на нарушение подсудимой Ивановой А.В. стандартов оказания услуг по профилю «неонатология» - «осмотр дежурного врача произведен в 20-30» (врач данной специализации ОБЯЗАН присутствовать на родах с первых минут), «ребенка необходимо было оценить по шкале Даунса или Сильвермана с целью оценить наличие/отсутствие дыхательной недостаточности и ее степени тяжести, обратить внимание, что стон появляется во время осмотра» (в условиях неналежаще укомплектованного оборудованием Родотделения это – НЕОБХОДИМОСТЬ и специфика знаний, соответствующая квалификации «неонатолог»), «не проводится оценка участия дыхательной мускулатуры, крыльев носа в акте дыхания» (это о том, что все записи врача Ивановой, как бы, внесенные с соблюдением минимального временного промежутка в 3 часа малоинформативны, формальны и не позволяли самому доктору и экспертам отследить динамику (улучшение-ухудшение), а, следовательно, и принять адекватные и своевременные меры реагирования), «под источник дополнительного тепла не помещен» (о явной гипотермии свидетельствует пониженная температура тела ребенка, зафиксированная в меддокументации и отмеченная всеми экспертам и свидетелями), «не проконсультирован в РКЦ» (позиция подсудимой «не было оснований» - противоречит всем материалам данного уг/дела, где наличие внутриутробной инфекции и группы риска ВУИ у плода датирована с 28-ми недель беременности, об этом же «кричат» отсутствие рентгена, оборудования для анализов крови на состояние газов, не применение шкалы Даунса-Сильвермана, если не можешь или не хочешь, то хотя бы обратись к профессионалам, дай шанс ребенку на ЖИЗНЬ!), «не рассмотрен вопрос о проведении обзорной рентгенографии грудной и брюшной клетки» (ссылки подсудимой и защиты на отсутствие аппарата R-графии в Родильном отделении ЬУЗОО «Азовская ЦРБ» не снимает вину с медика в диспозиции ч.2 ст.109 УК РФ в части исполнения регламент по оказанию медуслуг надлежащего качества, по предвидению ситуации, по принятию упреждающих мер безопасности и контроля), «имеются расхождения в записях медицинской сестры и врача по ЧСС (частоте сердечных сокращений) и ЧД (частота дыхания)» (это к вопросу о компетентности врача, об адекватности и профессионализме ее действий и наблюдений).

И вывод: «В нарушении Приказа Минздрава России №921 от 15.11.2012 года «Об утверждении порядка оказания медицинской помощи по профилю неонатология» недооценка состояния новорожденного, несвоевременно начатое лечение привело к невозможности предотвратить летальный исход» (т.1, л.д.183-189)

Данное резюме комиссии из Росздравнадзора полностью подтверждаются свидетельскими показаниями, которые в интерпретации суда взяты в их субъективно-эмоциональном ракурсе, а не со ссылкой на регламент и нормы Минздрава.

В связи с этим, обращаем внимание суда апелляционной инстанции, что подлежащие доказыванию обстоятельства, предусмотренные ст. 73 УПК РФ, установлены судом и в приговоре отражены не в полном объеме.

Опрошенные свидетели-эксперты неоднократно указывали, что оказание медпомощи со стороны врача-неонатолога Ивановой А.В. проведено «не в полном объеме ФЗ №323», «с дефектами», «с нарушение приказа №921 по профилю «неонатология». Имеются и указания на конкретную форму вины подсудимой – «несвоевременно начатое лечение», «несвоевременно установленный диагноз», «излишняя самонадеянность», «недооценка состояния здоровья ребенка»

Так же, судом не исполнены требования статьи 73 УПК РФ, предусмотренные пунктом 2 – «Подлежат выявлению также обстоятельства, способствовавшие совершению преступления». В нашем случае это функционирование медучреждения, не оснащенного необходимым оборудованием для надлежащего оказания им медицинских услуг соответствующим его задачам и профилю, это – допуск к исполнению должностных обязанностей лица с истекшим сертификатом допуска, это – небрежность и дефекты в ведении меддокументации.

Таким образом, приговор Азовского районного суда Омской области ущербен, так как не исключает, а гарантирует повторение трагедии с новыми потерпевшими, что противоречит задачам и целям Правосудия.

В связи с тем, что при рассмотрении нашего уголовного дела были допущены повлиявшие на исход дела нарушения Закона, искажающие саму суть Правосудия (ст. 297 главы 39 УПК РФ – «приговор не законный, не обоснованный и не справедливый») такой приговор суда подлежит отмене, а дело – направлению в суд первой инстанции на новое судебное разбирательство.

На основе выше сказанного ПРОСИМ суд апелляционной инстанции решение Азовского районного суда Омской области по делу №1-12/2018  отменить и направить дело в суд первой  инстанции на новое рассмотрение в ином составе суда.

Потерпевшие:

Г………… Валентина Игоревна ___________

Г.……….Виктор Сергеевич _______________

07.10.2018г.

Приложения:

  1. Копия апелляционной жалобы – 3 экз.
  2. Копия Ходатайства о нарушении права потерпевших на обвинение и прения» от 28.09.2018 года – 1 экз.
  3. Копия ПРЕНИЙ от 28.09.2018 года – 1экз.
  4. Заявление в адрес БУЗОО «Азовская ЦРБ» о выдаче обменной карты беременной от 21.09.2018г. – 1 экз.
  5. Копия Заявления в адрес Прокуратуры АННР о выяснении места нахождения обменной карты беременной Г……….. В.И. – 1 экз.
  6. Копия Заявления в адрес Следственного отдела СУ СК России по Омской области по Азовскому району о выяснении места нахождения обменной карты беременной Г………… В.И. – 1 экз.
  7. Копия ходатайства о принудительном приводе свидетеля обвинения Кирсановой Н.П. от 19.09.2018 года – 1 экз.
  8. Копия ходатайства об исследовании амбулаторных карт Г…………. В.С. и Г……….. В.И. на предмет наличия «трихомониазной инфекции»
  9. Копия Ходатайства и Повторного ходатайства от 06.09.2018 года и 13.09.2018 года об истребовании детализации телефонных соединений и биллинга телефонов сотрудников ЦРБ (по списку) – 1 экз."

Здесь бы сказать что-то финальное, обнадеживающее, высокое и душещипательное, но просто… нет слов!

Одни эмоции…

(продолжение следует)

Анастасия Добробабина,

менеджер спецпроектов ОПП

Другие публикации по теме:

Что такое «особый контроль» от прокурора Александра Лоренца? http://omsk-pravo.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=2832:-l-r-&catid=185:astashkin, Министру Андрею Стороженко: «Совершенно секретно. По прочтении сжечь!» http://omsk-pravo.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=2823:-l-r&catid=185:astashkin, Фемида не в курсе как снизить детскую смертность? http://omsk-pravo.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=2723:2018-05-27-19-57-27&catid=185:astashkin

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.

Последние статьи
prev
next

Выступление Александра Грасса на региональных праймериз

Омичи ежедневно десятки раз спрашивают о моих взглядах. Политических, экономических, социальных, жизненных. Безусловно, одной фразой здесь не ограничишься, а времени

Читать далее

Для того и кремний, чтобы проверить нас на прочность

«У нас вчера вечером расклеили листовки по всем подъездам, что, оказывается, за нашими домами за Стрельникова (я живу на Заозерной) на

Читать далее

ЗАДАЙ ВОПРОС

ПРОФЕССИОНАЛУ

бесплатно!

- заполни заявку

Добавить информацию
в банк данных

- адвокат
- юрист
- организация

Рейтинг "ТП"

ДАЙ СВОЮ ОЦЕНКУ…

СУДЬЕ
ПРОКУРОРУ
ПОЛИЦЕЙСКОМУ
АДВОКАТУ
НОТАРИУСУ
ЮРИСТУ
ПРАВОЗАЩИТНИКУ
АРБИТРАЖНОМУ УПРАВЛЯЮЩЕМУ
ЧИНОВНИКУ
СУДЕБНОМУ ПРИСТАВУ
НАЛОГОВОМУ ИНСПЕКТОРУ

Добавить Персону

Обратная связь

Ваше мнение

Почему чиновники игнорируют Закон?

Дискуссии

Нет сообщений для показа