logo
Баннер
Баннер

От первого лица

Александр Грасс
тел: 606377, 89083193173
Задать вопрос

Подробнее

prev
next

«Самозанятость» как форма коррупции?!

Задавшись вопросом в столь необычной постановке (он вынесен в заголовок статьи), мы не преследуем цель кого-то опорочить, посеять сомнение

Читать далее

Народный ответ – «дорожному беспределу»

Мне понравилась рубрика «народные новости», точнее ее направленность. Что-то из серии «защити себя сам». Действительно, сегодня многие на себе ощущают

Читать далее

Кто «кошмарит» омскую экологию?!

Ежегодно пятого июня отмечается Всемирный день окружающей среды или, как принято называть его, День эколога. В мире его празднуют с

Читать далее
Баннер

Проголосовать

Как Вы считаете, Вам нужен персональный адвокат?

Объявление

Ю Р И Д И Ч Е С К И Й

А У Т С О Р С И Н Г

(юридическое обслуживание

организаций)

за 5 000 рублей в месяц

тел.: 8-913-972-45-99

добавить объявление


Гражданское общество

Знаете ли Вы своего депутата?

Партнеры

Виновных "не было и нет", а ребенок взял, да… умер!

+ 35
0

В смерти новорожденного младенца в аскетичных условиях сельского роддома, оказывается, «никто не виноват»…

В Азовском районном суде Омской области к финишу подходит рассмотрение резонансного процесса о смертельном инциденте в родильном отделении

местной ЦРБ.

11-го марта 2017 года в Родотделении БУЗОО «Азовская ЦРБ» скончался родившийся накануне ребенок.

С подачи Следственного комитета РФ и Генеральной прокуратуры России по факту летального исхода было возбуждено уголовное дело по ч.2 статьи 109 УК РФ – «причинение смерти

по неосторожности».

В результате следственных действий обвинение было предъявлено врачу-неонатологу БУЗОО Алевтине Ивановой.

Недомогание новорожденного и резкое ухудшение его самочувствия пришлись на ее ночное дежурство. По версии следствия, медик могла предпринять ряд мер по спасению жизни малыша, но, проявив самонадеянность, а, возможно, и халатность, ограничилась стандартным набором манипуляций, которые улучшений не дали, но привели к потере

драгоценного времени.

Накануне состоялось очередное заседание суда, где свои показания озвучила подсудимая А.В.Иванова.

Свою вину женщина не признала. Вообще никак. Ни на йоту. Она полагает, что «делала все правильно», «в соответствии с действующими регламентами», «предприняла все меры

для спасения ребенка».

В зачитанной с листа речи неонатолога было очень много специальных терминов из сферы медицины и родовспоможения.

Показав, видимо, суду богатый арсенал академических познаний, азовский врач лишь подчеркнула прописную истину, что «теория суха», если не стыкуется

с «древом жизни».

Между тем, в своем выступлении гражданка Иванова обошла каверзные «бытовые» вопросы, которые, по-прежнему, волнуют родителей, потерявших ребенка.

А, действительно, почему врач-неонатолог отсутствовала на родах у женщины, чье состояние здоровья и течение всей беременности со всей категоричностью медицинских резюме были отнесены к «группе риска»?!

Ведь даже главный врач Азовской ЦРБ Павел Вейних, пришедший, вроде как, поддержать свою подчиненную, на вопрос прокурора четко ответил, что «врач-неонатолог в соответствии со своей должностной инструкцией обязан присутствовать

на всех родах».

Почему экс-«районный педиатр» не изучила медкарту роженицы так, чтобы вынести из прочтения озабоченность здоровьем ребенка?

«Отставание в развитии плода», «дефицит массы тела», «маловесность», «миопия», «вагинит смешанной этиологии», «анемия 1 степени», «гипотрофия плода 1 степени», по данным УЗИ, «в околоплодных водах обнаружена мелкодисперсная взвесь», отсутствие анализов у матери на «БАК-посев» – это ли не основание для того, чтобы уделить родившемуся малышу чуток повышенного – профессионального – внимания.

Не формально.

Ну, хорошо, такую физиологически детерминированную причинно-следственную связь, как мать-дитя, медик Иванова не оценила в совокупности диагнозов и эпикризов, но ведь и с ребенком в отдельности – та же история.

«Вялый», «угнетенный», «маловесный», «синюшный», «стонущий» – это характеристики младенца дала сама врач-неонатолог. Тем не менее, все, чем ограничилась «специалист по работе с трудными новорожденными» – перевела, видимо, уже больного ребенка в палату интенсивной терапии

для… наблюдения!

Следующий вопрос, которым озадачились родители: что делала и чем занималась врач Иванова во время своего ночного дежурства.

Следствие этим вопросом «не заморачивалось», уповая в основном на медицинский аспект. Между тем, после того, как сына около девяти часов вечера 10 марта поместили в отдельную палату, мать Валентина Г. неонатолога больше не видела. Хотя не один раз за бессонную ночь (душа матери, видимо, чуяла беду) она ходила по коридору Родотделения, подходила к дверям, за которыми стонал ее ребенок. Видела молодая мама и общалась с медсестрой, но госпожу Иванову она в упор

не видела.

«Я спала в ординаторской!» - видимо, ошарашила своим признанием всех присутствующих подсудимая.

Вот именно поэтому в сельском роддоме и «проспали» ребенка. Ведь именно в эти ночные часы, как следует из экспертизы Санкт-Петербургской авторитетной комиссии, состояние ребенка ухудшилось и требовало экстренного вмешательства. Это отражено даже в записях медсестры, с которыми подсудимая также «не согласна»:

- Она не правильно считала частоту дыхания и мерила пульс. И не в том режиме…

Наличие гипотермии (переохлаждения тела - ред.), которую зафиксировала комиссионная экспертиза, как маркер внутреннего воспалительного процесса у ребенка, врач Иванова также отрицает: по некоей методической литературе «цифры гипотермии другие».

Родителей коробит от этой околонаучной дискуссии в стенах Фемиды, ведь они убеждены, что врача той ночью в Родотделении вообще… не было! Ими было заявлено ходатайство «об истребовании детализации ее телефонных соединений и билинга телефонов других сотрудников ЦРБ», что могло бы подтвердить их версию, но суд в удовлетворении ходатайства отказал.

Почему?!

Прежде далекие от медицины родители для себя усвоили и ряд других прописных истин.

Для того, чтобы врач Иванова могла поставить правильный диагноз и спасти их ребенка, нужно было сделать не сложные манипуляции – это рентген грудной клетки и взять у малыша анализы на состояние газов крови. Тогда был бы своевременный диагноз и хорошие шансы на спасение.

Ничего этого, как выяснилось, в Родильном отделении БУЗОО «Азовская ЦРБ» сделать не возможно. Ни рентген-аппарата, ни газоанализатора здесь в наличии просто нет. Каким образом не оснащенное всем необходимым оборудованием медучреждение ведет свою деятельность в столь деликатном направлении, как родовспоможение,

не понятно.

Но это уже информация к размышлению другим родителям, а, может быть, и Прокуратуре для реагирования.

Более земной вопрос гнетет сейчас потерпевших. Ну, допустим, нет элементарного рентгена в некогда «передовом немецком национальном районе» в силу того, что здание Родильного отделения стоит отдельно от БУЗОО, а новая больница никак не достроится. Даже можно понять, что аппарат для определения газов крови был списан в 2012 году и больше на балансе «Азовская ЦРБ» не появился. Не понятно другое, как, прекрасно зная и будучи осведомленной про все эти «нюансы» омского здравоохранения, врач-неонатолог Иванова не сочла возможным просто сделать звонок в Областной перинатальный центр с одним-единственным словом –

«Помогите!».

Не позвонила. Ни с целью консультации, ни с целью вызова неотложки.

Позвонили ее коллеги, но лишь днем следующего дня, когда состояние ребенка стало «критическим». Впрочем, и этот факт деяний здешнего медперсонала зиждется исключительно на словесных показаниях другого врача-неонатолога Анны Кайзер. По ходатайству родителей суд запросил информацию «о звонках» - таковых не было. По тем ответам,

которые пришли.

Подытоживая этот показательный контекст трагедии, вполне уместно прозвучал финальный вопрос Азовского прокурора Сергея Тарасовича:

- Алевтина Владимировна, вы себя виновной-то признаете?

- Нет, не признаю! – был ответ.

Вся совокупность обстоятельств и доказательств говорят о том, что врач должна и обязана была принять все меры для спасения ребенка, сделано этого не было, а медик

упорствует всуе.

- Как таким людям в белых халатах доверять жизнь своих детей?! – не выдержала слушатель – прабабушка погибшего младенца. – Ни доли сочувствия, никакого раскаяния…

Это уже, видимо, риторическое обращение. К тем, кто в дальнейшем займет место «потерпевших». При таком отношении местных медиков к своим ошибкам ждать иного сценария развития событий,

вряд ли, уместно.

P.S.

Никто не станет спорить с тем, что проблема существует случаев, когда в результате неправильных действий или бездействия медиков гибнут пациенты, немало.

Происходят они во всем мире, даже в самых современных, оснащенных новейшим оборудованием клиниках. И адекватное наказание за серьезные нарушения существует повсеместно — даже там, где действует гражданская ответственность врача и страхование врачебных ошибок. Например, в Израиле проспавшая смерть четырехлетней пациентки анестезиолог получила восемь лет тюрьмы по обвинению в...

непредумышленном убийстве!

(продолжение следует…)

Анастасия Добробабина

менеджер спецпроектов ОПП

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.

Последние статьи
prev
next

Выступление Александра Грасса на региональных праймериз

Омичи ежедневно десятки раз спрашивают о моих взглядах. Политических, экономических, социальных, жизненных. Безусловно, одной фразой здесь не ограничишься, а времени

Читать далее

Для того и кремний, чтобы проверить нас на прочность

«У нас вчера вечером расклеили листовки по всем подъездам, что, оказывается, за нашими домами за Стрельникова (я живу на Заозерной) на

Читать далее

ЗАДАЙ ВОПРОС

ПРОФЕССИОНАЛУ

бесплатно!

- заполни заявку

Добавить информацию
в банк данных

- адвокат
- юрист
- организация

Рейтинг "ТП"

ДАЙ СВОЮ ОЦЕНКУ…

СУДЬЕ
ПРОКУРОРУ
ПОЛИЦЕЙСКОМУ
АДВОКАТУ
НОТАРИУСУ
ЮРИСТУ
ПРАВОЗАЩИТНИКУ
АРБИТРАЖНОМУ УПРАВЛЯЮЩЕМУ
ЧИНОВНИКУ
СУДЕБНОМУ ПРИСТАВУ
НАЛОГОВОМУ ИНСПЕКТОРУ

Добавить Персону

Обратная связь

Ваше мнение

Почему чиновники игнорируют Закон?

Дискуссии

Нет сообщений для показа