logo
Баннер
Баннер

От первого лица

Александр Грасс
тел: 606377, 89083193173
Задать вопрос

Подробнее

prev
next

«Самозанятость» как форма коррупции?!

Задавшись вопросом в столь необычной постановке (он вынесен в заголовок статьи), мы не преследуем цель кого-то опорочить, посеять сомнение

Читать далее

Народный ответ – «дорожному беспределу»

Мне понравилась рубрика «народные новости», точнее ее направленность. Что-то из серии «защити себя сам». Действительно, сегодня многие на себе ощущают

Читать далее

Кто «кошмарит» омскую экологию?!

Ежегодно пятого июня отмечается Всемирный день окружающей среды или, как принято называть его, День эколога. В мире его празднуют с

Читать далее
Баннер

Проголосовать

Как Вы считаете, Вам нужен персональный адвокат?

Объявление

Ю Р И Д И Ч Е С К И Й

А У Т С О Р С И Н Г

(юридическое обслуживание

организаций)

за 5 000 рублей в месяц

тел.: 8-913-972-45-99

добавить объявление


Гражданское общество

Знаете ли Вы своего депутата?

Партнеры

ОКНА ПВХ, ЖАЛЮЗИ, ЛОДЖИИ

Выезд специалиста, замер, рекомендации, дизайн.
Защита прав потребителя. Гарантия качества.
тел: 8-913-966-39-22

Подробнее о размещении рекламы.

«Дело Николая Лукина» или… АНТОЛОГИЯ «омской наркомафии»!

+ 31
- 1

Омск уже и внешне погрузился в беспредел дикой наркоторговли, вопиющего бесчинства псевдосиловиков и физического уничтожения очередного молодого поколения горожан…

В свое время, вскрывая метастазы и разбивая в пух и прах «работу» омского УФСКН, мне казалось, что «люди в погонах» "чего-то" поняли, "что-то" осознали,

в "чем-то" исправились.

И вернувшаяся из одиночного плавания в лоно МВД структура «по борьбе с наркомафией» будет действовать не на принципах «вещи в себе», не будет «крышевать» наркотрафик и наркобаронов, а, наконец-то, встанет на иные правовые «рельсы»: профилактика, открытость, привлечение общественности, упреждение преступности.

Но я ошибся…

Вернуться к анализу деятельности теперь уже Управления по контролю за оборотом наркотиков УМВД России по Омской области (какое точное название -!) меня заставили и частно-личные, и общественные интересы.

В нашей округе наряду с точками по реализации суррогатного пойла, которые закрывают на малый промежуток времени, чтобы, видимо, отчитаться наверх и замазать генералу Л.М.Коломиецу глаза, активизировались

наркоторговцы.

Один из таких вопиющих случаев я даже самолично задокументировал и выложил в открытый доступ (см. Наркоманы делают жизнь в Омске невыносимой! https://grass-omsk.livejournal.com/441319.html или http://omsk-pravo.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=2427:2017-07-22-01-42-30&catid=185:astashkin), но ситуация лишь усугубилась.

С другой стороны, в редакцию участились обращения граждан с жалобами на фальсификацию уголовных дел по той самой "грязной" статье УК РФ два-два-восемь-точка-один (ст. 228.1 – «Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконные приобретение, хранение, перевозка растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества»).

Так уже было.

Дескать, "наркополиция" в лучших традициях УФСКН «грузит» делами рядовых наркопотребителей, провоцирует граждан (молодежь) на преступления, использует своих подставных понятых-свидетелей-покупателей, фальсифицирует материалы предварительного следствия, давит на суды.

Одним словом, все, как было в период «морального упадка» и структурного «распада» УФСКН, так и...

Вернулось на «круги своя»!

Между этими документами с цитатами из обвинительных заключений более 4 (четырех) лет жизни. По современным меркам - это пропасть.

Меняются гаджеты, появляется "цифра", наука галопом идет вперед, а у нас в Омске все остается по-старому: "неустановленное следствием лицо", "в неустановленном месте", "в неустановленое время", "у неустановленного лица", "неустановленным образом" приобрело.... наркотическое вещество.

Что за бред?!

Что творится в забытом Богом Омске? Чем провинились наши граждане? И перед кем? Почему в городе-миллионнике, некогда цветущем, растущем, развивающемся правят бал АЛКО- и НАРКОмафиози?! Кто допустил такую реставрацию Средневековья. С его инквизицией, с презумпцией виновности, с бардаком

в головах и душах.

Именно на такую "благодатную" для анализа и размышлений почву в редакцию обратились мать (Елена Евгеньевна) и сын (Николай) Лукины.

Фрагментарно – в плане подтверждения идеологической важности данного дела – в общих чертах мы изложили его «параметры» в публикации «Почему «закрыли» главу холдинга «Акция» Сергея Калинина?!» (см. https://grass-omsk.livejournal.com/440141.html или http://omsk-pravo.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=2744:-lr-lr-&catid=185:astashkin), но бОльшая часть нюансов по «делу Николая Лукина» осталась

«за кадром».

Прежде чем штудировать первоисточники и поведать свою версию возможного появления и особенностей расследования «уголовки» в отношении 17-ти летнего студента обратимся к наблюдениям правозащитницы Ирины Зайцевой по теме

«наркоторговля в Омске».

По мнению гражданской активистки, эту стезю особо тяжкого вида правонарушений в Омске полностью контролируют… силовики.

- Такой вывод я сделала, вникнув в ситуацию с одним пареньком. Родственник моей знакомой учительницы угодил в передрягу. Его однокашники, увидев на стене дома заманчивое объявление о найме на работу с зарплатой в 130 тысяч рублей, тут же откликнулись на указанный е-майл. Связались по Интернету с работодателем, тот попросил скинуть им «для официального трудоустройства» сканы их паспортов, что те и сделали. Без задней мысли. Таким образом, пацаны «устроились на работу». Вскоре им пришло задание – разнести свертки с курительными смесями по указанным адресам. Догадывались ли подростки, что делают или нет, суть для меня, как матери, не в этом, а в том, что без всякого контроля и противодействия со стороны полиции, силовиков, молодые омичи и их персональные данные попадают

в руки наркобарыг.

Я пошла на прием в Управление по наркоконтролю, где мне популярно объяснили всю цепочку работы вот таких «сайтов». Из чего я поняла, что, возможно, управление «К», специализирующееся на Интернет-преступности, и не может вычислить тех, кто является владельцем сайтов и привлекает омичей к занятию наркоторговлей, но совершенно точно, что на стадии обмена информацией (то есть, отсылки паспортных данных в адрес «работодателя») полицейские уже имеют возможность перехватить ее. Получается, что все дальнейшие действия «фигурантов» - несовершеннолетних горе-работников проходят под полным контролем… полиции! Это мое мнение, но оно полностью согласуется и с теми открытыми данными, которые имеются в сети Интернет. Все мессенжеры и соцсети полностью прозрачны для наших спецслужб. А все публичные склоки вокруг «ключей для дешифрования» и «сопротивления разработчиков» – не более чем комедия

для дилетантов.

Вот и получается, что молодые омичи, клюнувшие на баснословные заработки (не от хорошей, конечно же, жизни, и не от идеального воспитания, которое в нашей стране дало крен повсеместно) изначально обречены… быть задержанными. И осужденными. Вопрос только во времени. Зная исходные данные (ФИО потенциального преступника, его место жительства, телефон, ники, акаунты и т.д. и т.п.), «взять» их с поличным – дело техники. Даже не спецов, а рядовых «оперов» из Отделов полиции.

Такое видение госпожой Зайцевой «изнанки» омской наркоторговли полностью согласуется с «делом Николая Лукина». И с историями многих других несовершеннолетних омичей. Например, вот так описывает свою вербовку в "наркокурьеры" 17-ти летняя Елизавета К., осужденная в 2017-ом к реальному сроку. С отбыванием наказания

в воспитательной колонии.

Елена Евгеньевна Лукина, мама подростка, еще во время следствия обратила внимание, что в деле ее сына фигурирует скан паспорта какого-то парнишки, но, приглядевшись, поняла, что там фото не Коли и данные не его паспорта. В дальнейшем этот документ из дела… исчез. Бесследно. Этому факту сразу не придали значение. Но о его наличие вспомнили. И сам Николай Лукин, и адвокат Виталий Кириченко.

Думали, ошибка.

В связи с откровениями правозащитницы Ирины Зайцевой закономерно возникает и такой вопрос: а не другого ли «преступника» ожидали на месте «наркосхрона» полицейские из ОП-9 в декабре 2017-го у дома №36, что по улице Слободская?!

Ведь внешне-то «фото» с чужого паспорта и задержанный ими «студент Николай» были весьма схожими. Чертами лица. Не ошиблись ли стражи порядка, приняв за «наркозакладчика» другого гражданина?! Не имела ли место «визуальная накладка»?

Такое… возможно!

Версия более похожа на правду, чем все «уголовное дело» вместе взятое. С обвинительным заключением и судебным следствием заодно.

Начнем с того, что уже прозвучало в нашей прежней публикации. Как полицейские вычислили «наркозакладчика» Лукина? Со слов понятого В.В.Файта, аудиозапись которого была прослушана в зале суда (по информации стороны защиты), стражи порядка ранее здесь уже какого-то поджидали. Более того, они, похоже, знали, где лежит пакет с наркотой (копошились в снегу возле гаража)! Если не предположить, что это именно они его туда и положили.

Вдаваться в этот нюанс, смысла нет. Важно другое. При таком «раскладе» могли ли опера схватить любого другого схожего подростка с установочными данными, которые, возможно,  имелись в их распоряжении?!

А почему бы и нет.

Здесь бы следовало изучить другой сопутствующий момент: а как Николай Лукин попал в это злополучное место? Опять – одни вопросы.

По словам студента, место чуть дальше (улица Подгорная), чем то, где его задержали, ему обозначил для встречи его товарищ по учебе. Он мог бы и доехать прямо до пункта назначения, но таксист наотрез отказался ехать по покатому склону. В итоге, Николаю пришлось до места встречи идти пешком. Как раз мимо полицейских. Которые, по его словам, задержали его без каких-либо объяснений и оснований.

А не подставил ли «друг» своего однокашника?! Следствие это не проверяло. Но и сейчас это, по-прежнему, не праздный вопрос. Дважды тот самый друг (тоже несовершеннолетний) уже обещался прийти в суд и дать показания в пользу Николая, но всякий раз у него что-то случается.

Не предвиденное.

В телефоне Лукина, по версии следствия, обнаружена переписка, которая подтверждает длительное сотрудничество студента с… наркоторговцами!

- Как такое возможно! – в один голос недоумевают и сын, и его мать, - Такого быть не может! Я контролировала каждый его шаг. Этот номер телефона, вообще, записан на меня…

Между тем, в материалах дела фигурируют фото той самой «переписки». И в сканах, и в текстовом сопровождении – 18 листов

«от руки».

Для кого-то, видимо, это 100%-ное «доказательство вины». На первый взгляд. Дилетанта. А вот специалисты по телекоммуникации и киберинженерии ничего удивительного в этом не видят.

С 2016 года все хваленые «айфоны», «айпады» и «смартфоны» - полностью под колпаком спецслужб. Более того, «взломать» привязанный к соцсетям аккаунт, а также мессенджеры «вацап», «вайбер», «телеграмм» на любом телефоне – дело… пяти минут!

- Для этого имеются специальные программы, - пояснил мне всю «фишку» с телефоном Лукина эксперт по техническим средствам связи Эдуард Денисов. – Но давайте ближе к уголовному делу. Смотрите внимательно на фото (показывает пять страниц изображений телефона «Самсунг»), где здесь идентификационные признаки телефона Николая? Они отсутствуют. Полицейские с таким же успехом могли заснять дисплей любого телефона аналогичной модели. Благо она ходовая. Смотрите дальше. На второй и последующих страницах «переписки» вдруг появляются значки, свидетельствующие о том, что это уже не оригинал, а некая интерпретация. Возможно, сканы, возможно, открытое сообщение - пересылка с другого аккаунта.

В объяснении эксперта звучит еще много «спорных моментов» с углублением в термины и схемы киберпреступности и хакеров. Впрочем, его для этого и пригласили в суд со стороны защиты, чтобы донести до судьи Геннадия Катанаева, что «доказательства вины» в формате "рукописи" и "фото телефона" – это "филькина грамота". Вчерашний день.

И даже – хуже.

Как рассказали мне участники процесса, гособвинение после допроса специалиста Денисова отказалось от этого «доказательства», посчитав, что оно не соответствует требованиям «допустимости» и «достоверности». Суд эту позицию прокурора поддержал.

А как быть с другими «доказательствами»?! Идентичными

по сути и по духу.

«Явка с повинной», «добровольное признание», «пояснение» матери, что сын… «занимается наркоторговлей»!

Объяснения всему этому просты до безобразия. И главное, что это очень похоже НА ПРАВДУ!!!

- Меня силой заставили сначала сказать, что является паролем на моем телефоне (зачем?! если "преступник" задержан с поличным, а телефон изъят - автор), потом его у меня забрали, где он был, я не знаю, потом его не запаковывали. Меня заставили подписать все бумаги, не читая их, - позиция Николая Лукина зиждется не только

на словах.

В материалах дела имеется и судебномедицинская экспертиза с убедительным подтверждением трещины в пальце (который полиция «выкручивала» и «ломала через авторучку»), растяжения мышц рук и лопатки (которые туго скручивали подростку ремнем за спиной). Беспредел со стороны полиции подтверждает и «мама Лена»:

- В то время, когда по документам телефон был «опечатан», с него мне шли текстовые сообщения в «Контакте». Как бы от сына. Я переживала, «как учеба», «как контрольная работа», «вернулся ли домой» – на все мои треволнении отвечали «опера»!

Успокаивающими ответами.

Только ближе к вечеру силовики поставили запаниковавшую женщину в известность, что «Ваш сын задержан», «его везут в БСМП-1 для медосвидетельствования»:

- Сейчас-то я понимаю, что все признательные показания сын давал без законного представителя, будучи под давлением, физическим и моральным, в полном правовом неведении. В принципе, и я, взрослый человек, оказалась в такой же ситуации…

Елена Евгеньевна утверждает, что то самое «пояснение» от лица ее самой (предварительно отпечатанное на компьютере -!) у стен БСПМ-1 ее убедил подписать «опер» из ОП-9, популярно и цинично надавив на материнские чувства: подпишите – заберете свое чадо домой, а если нет…

не обессудьте.

- Мне было сказано, что этот документ  «формальность», чтобы были основания отпустить Колю со мной. Все это было сказано с таким напором и так безаппеляционно, что я подписала, не читая, лишь бы забрать сына и не допустить дальнейшие над ним измывательства. Я видела, в каком подавленном состоянии он находится. Даже после этого я ждала сына еще полтора часа, а он все это время сидел в полицейском «УАЗ»ике под присмотром двоих или троих людей в форме. Как рецидивист, или лицо, склонное к побегу.

С позиции родителя – весьма убедительное объяснение. Кстати сказать, никто в той самой «клевете на сына» право матери «не свидетельствовать против себя и своего близкого родственника», гарантированного Конституцией РФ, ей не разъяснил.

А зачем?!

Для Елены Лукиной вся эта история как путеводитель в сюрреалистический мир омского правового беспредела.

И главное, что очередной шаг в бездну каждый раз сопровождался для нее до боли знакомыми утешительными репликами «людей в погонах»:

- Ничего страшного, это всего лишь формальность…

Именно с таким «убаюкивающим речитативом» ее попросили расписаться в документе, который сейчас фигурирует, как одно из главных доказательств… вины ее сына! И, если быть крючкотвором, то подтверждает ее личную сопричастность особо тяжкому преступлению!!!

Мать… «знала»!

Потом настала очередь и других, как бы, «формальностей».

- В деле фигурируют характеристики на Николая, которые не просто не соответствуют действительности, но и являются клеветой на моего сына!

Как пример, госпожа Лукина приводит историю с постановкой ее сына на учет в комиссию по делам несовершеннолетних.

- Меня вызвали в отдел полиции и сказали, что в связи с тем, что сын был задержан и подозревается в тяжком преступлении, то его нужно поставить на учет. «Вы же понимаете, что это – формальность!», -  знакомыми словами сопроводила свои процессуальные действия сотрудница ПДН майор Е.Н.Ягодка. Теперь эту «формальность» я не знаю, каким образом ликвидировать, - Елена Евгеньевна приводит документальные подтверждения

своим словам.

Пока женщина затеяла переписку с прокуратурой и УМВД «уголовное дело» ее сына «катит» к обвинительному вердикту.

И, получается, что фальшивый документ «от силовиков», похоже, перевешивает слова и мнения рядовых заслуженных граждан, которые знали и знают Николая Лукина. Не по формальностям, а по делам.

И по личному общению:

Как так получается, что молодой человек, который «говорит правду, даже тогда, когда она ему не выгодна», который "честен", "всегда проявляет заботу к знакомым и незнакомым людям", "отзывчивый", "вежливый, тактичный" (и много других положительных отзывов) «вдруг» превратился в лицемерного и бездушного наркокурьера.

Возможно ли такое?! Когда парень успел «скурвиться», когда переродился, стал "оборотнем", когда духовно огрубел?! Какая такая «среда Омска» укусила в нем человека. Все то позитивное и здравое, что заложила в него природа, родители, деревенское окружение?!

Не эти ли вопросы сегодня должны быть в центре внимания Фемиды, комиссии по делам несовершеннолетних, стоять на первом месте в планах работы и Отделов полиции, и Общественных советов, и КТОСов.

Где вся эта «гражданская рать» Омска?! На бюджетном довольствии.

А-а-У-у-у!!!

Лично меня после знакомства с материалами "дела Лукина" заинтересовали два показательных момента.

Понятно, что наркоторговля идет рука об руку с выручкой, прибылью, с "баблом". А где оно в документах следствия?! Я нашел только фото сберкарты с не поддающейся визуально идентификацией. Елена Евгеньевна подтвердила, что "это студенческая карта Николая, ему на нее переводят стипендию. Больше никаких денег там нет". Остается верить на слово, потому как противные доказательства в деле отсутствуют. Правда, имеется две строки, видимо, умозаключения оперуполномоченного Шведова В.В., что заработная плата наркокурьеру перечислялась в... криптовалюте!!! И даже имеется цифра - 0,0001 удельный вес биткоина, что соответствует 20 000 руб. в месяц. Какой заход "опера" Шведова. Колумбия и Эскабар - отдыхают. У нас студенты строительного колледжа на порядок круче.

Живут и трудятся.

Вот только кроме объяснений, данных подростком, как он утверждает и как предполагает СМЭ, под физическим и психологическим давлением, в деле мною ничего не обнаружено. Нет ни выписок со криптовалютного счета Сбербанка, ни распечаток движения биткоинов. Куда-нибудь в Швейцарию. Или в англосаксонский оффшор. Ничего нет. Или, может, у нас уже и слова к делу подшивают. За не имением ничего лучшего.

Холмс Шерлок отдыхает...

Еще один штрих к уязвимости следственных действий - это проверка версии защиты. Вроде бы, такое практикуется. В мире.

Так вот, студент Лукин Н.А. утверждает, подтвердить его слова о том, что во время досмотра и дачи объяснений (про криптовалюту -!) он находился в связанном виде, стоял коленями на снегу, может водитель отечественного автомобиля "ИЖ-2141", который именно в этот момент проезжал по дороге. Мужчина остановился и даже попытался  полюбопытствовать "что здесь происходит", не нужна ли кому-то помощь. Но залицезрев корочки полиции, быстро ретировался. Но происходящее он видел.

Воочию.

Подтвердил показания гр. Лукина и один из понятых. Хоть цвет авто у них получился разный, но сам факт - совпал в деталях.

Эту версию защиты следствие обязано было проверить. Но отнеслось к своей работе халатно. Я сужу об этом по тому, что вместе с адвокатом В.П.Кириченко мы посетили одного из владельцев "Москвича - 2141" (их у него оказалось аж два штуки), проживающего в доме по ул. Нейбута, 7. Эта "девятиэтажка" ближайшая к месту преступлению. Как говорится, и далеко

ходить не нужно.

А по бумагам все получается четко. И красиво. Адвокат написал ходатайство. Следователь его тут же оперативно удовлетворил, вынес соответствующее постановление. Уведомил адвоката. Тем же днем. Затем подготовил поручение на имя начальника ОП-9, попросил того поручить его выполнение своим работникам. В этот же день (15.02.2018г.) майор П.А.Камозин отрапортовал, что задание выполнено: найти водителя и машину "не представляется возможным".

Но, как установила защита, даже с автолюбителем с ул. Нейбута, д.7 никто со стороны следствия не встречался, не звонил, не наводил справок. Видимо, подтверждение невиновности человека не входит в круг полномочий наших доблестных правоохранителей.

А жаль.

Выводы из «уголовного дела Николая Лукина» тревожные и скандальные. Одновременно.

Если это не самая банальная ошибка (перепутали двух подростков), которую еще может «раскусить» и поправить судья Г.И.Катанаев, то речь может идти о возможной тотальной фальсификации со стороны полицейского ведомства дел

наркотической направленности.

Вывод №1

«Почему в Омске ничего не делается в целях пересечения распространения рекламы наркосайтов и наркоработы»?

Попытка депутатов Горсовета «повесить» обязанность по устранению надписей на собственников зданий – это… поблажка для наркобизнеса! Пресечением распространения одного из важнейших звеньев раскрутки рекламной информации в интересах наркомафии обязаны заниматься полицейские. И начинать эту работу нужно именно с выявления тех, кто пишет, кто заказывает, кто оплачивает. Все это задокументировать, вскрыть – не сложно. Для силовиков. А вот все ссылки на то, что это «не является правонарушением», «сложно», «трудоемко» и т.д. и т.п. является не более чем отговоркой, преступным не понимаем ситуации и механизма работы наркомафии. А, следовательно,

способствованием.

Вопрос №2

«Почему наркосайты своевременно не блокируются»?!

Как утверждают специалисты, сделать это можно и нужно в кратчайшие сроки. С использованием инструментов отдела «К», прокуратуры и Роскомнадзора. Отсутствие результата в этом направлении – также фактор, способствующий росту в Омске…

наркотрафика!

Вопрос №3

«Почему полицейские в подавляющем числе уг/дел не дожидаются окончания преступных намерений (если они имеют место быть! - автор) со стороны преступников («по не зависящим от них причинам»)»?!

Не является ли это также недоработкой «оперов», полицейских, и других силовых ведомств? Вырывая из единого контекста «покушение», «хранение», «распространение», «приобретение», силовики оказывают не позволительную услугу… наркомафии!

Это – ей на руку.

Вопрос №4

«В наркоделах, подобных «делу Николая Лукина» крайне слаба и скудна информация «про ОРМ» (оперативно-розыскные мероприятия). Ведется ли эта работа?! Насколько профессионально и документально»?!

Или все сводится к тому, что еще на стадии трудоустройства «горе-подростки» уже оказываются под колпаком силовых ведомств, а их поимка и констатация преступных намерений (изобличение, суд, срок) всего лишь вопрос

времени и статистики…

Эти вопросы далеко не все. К сожалению, с каждым «успешным делом» (ранее УФСКН, теперь – УНК УМВД России по Омской области)  и «обвинительным вердиктом» (судьи Катанаева или других) их становится… только больше!

Хотя по логике каждое раскрытое преступление обязано вести к декриминализации, к снижению числа правонарушений. Это в том случае, если всё борцами с наркомафией сделано грамотно, правильно и честно. А следствие докопалось до истины.

До первопричин.

Александр Грасс,

независимый журналист

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.

Последние статьи
prev
next

Выступление Александра Грасса на региональных праймериз

Омичи ежедневно десятки раз спрашивают о моих взглядах. Политических, экономических, социальных, жизненных. Безусловно, одной фразой здесь не ограничишься, а времени

Читать далее

Для того и кремний, чтобы проверить нас на прочность

«У нас вчера вечером расклеили листовки по всем подъездам, что, оказывается, за нашими домами за Стрельникова (я живу на Заозерной) на

Читать далее

ЗАДАЙ ВОПРОС

ПРОФЕССИОНАЛУ

бесплатно!

- заполни заявку

Добавить информацию
в банк данных

- адвокат
- юрист
- организация

Рейтинг "ТП"

ДАЙ СВОЮ ОЦЕНКУ…

СУДЬЕ
ПРОКУРОРУ
ПОЛИЦЕЙСКОМУ
АДВОКАТУ
НОТАРИУСУ
ЮРИСТУ
ПРАВОЗАЩИТНИКУ
АРБИТРАЖНОМУ УПРАВЛЯЮЩЕМУ
ЧИНОВНИКУ
СУДЕБНОМУ ПРИСТАВУ
НАЛОГОВОМУ ИНСПЕКТОРУ

Добавить Персону

Обратная связь

Ваше мнение

Почему чиновники игнорируют Закон?

Дискуссии

Нет сообщений для показа