logo
Баннер
Баннер

От первого лица

Александр Грасс
тел: 606377, 89083193173
Задать вопрос

Подробнее

prev
next

«Самозанятость» как форма коррупции?!

Задавшись вопросом в столь необычной постановке (он вынесен в заголовок статьи), мы не преследуем цель кого-то опорочить, посеять сомнение

Читать далее

Народный ответ – «дорожному беспределу»

Мне понравилась рубрика «народные новости», точнее ее направленность. Что-то из серии «защити себя сам». Действительно, сегодня многие на себе ощущают

Читать далее

Кто «кошмарит» омскую экологию?!

Ежегодно пятого июня отмечается Всемирный день окружающей среды или, как принято называть его, День эколога. В мире его празднуют с

Читать далее
Баннер

Проголосовать

Как Вы считаете, Вам нужен персональный адвокат?

Объявление

Ю Р И Д И Ч Е С К И Й

А У Т С О Р С И Н Г

(юридическое обслуживание

организаций)

за 5 000 рублей в месяц

тел.: 8-913-972-45-99

добавить объявление


Гражданское общество

Знаете ли Вы своего депутата?

Партнеры

Адвокат Садыков дал расклад омскому «экстремизму»

+ 33
- 5

Финал судебного процесса в отношении сына известной омской общественницы и журналиста Натальи Гергерт может стать резонансным: защита предъявила Прокурору ультиматум!

В Кировском районном суде г.Омска завершено судебное следствие по обвинению омича 1996 года рождения по «популярной» 282-ой статье УК РФ –

«экстремизм».

Учитывая, что данная категория дел рассматривается, с подачи прокуратуры, в местных судах «пачками», ничто не предвещало неожиданностей и коллизий в размеренном и, видимо, согласованном обвинительном уклоне.

Спутали накатанный ход процесса известный омский адвокат Хаким Садыков и мать подсудимого – не менее «громкая» местная активистка и публицист

Наталья Гергерт.

Защитник выстроил столь глубоко эшелонированную оборону своего доверителя, что, казалось бы, проходное и заурядное, по меркам стороны обвинения, уголовное дело, по сути, превратилось в скрупулезный и методичный разбор деятельности… антиэкстремистского ведомства УВД и Следственного отдела СК РФ! С точки зрения профессионализма полицейских и сыщиков, процессуальной состоятельности документов и доказательной базы, идеологии и общественной значимости

результатов их «работы».

Журналист и блогер Наталья Гергерт вела своеобразный «дневник судебной» хроники на портале БК55 (см. ).

Здесь она дотошно и мастерски отражала каждое, по ее мнению, недоразумение в словах свидетелей обвинения, в выводах следствия, в позиции прокурора Натальи Ильченко, в действиях судьи Дмитрия Литвинова.

Материнские чувства и материнский инстинкт никоим образом не снизили той фактографичности публикаций на предмет выявленных автором и слушателем несоответствий, «косяков», противоречий и… откровенных фальсификаций

«уголовного дела»!

Я частным порядков также посетил порядка трех-четырех заседаний этого познавательного и напряженного судебного процесса.

Со многими выводами коллеги Гергерт, оценками адвоката Садыкова я категорически согласен. Но писать про существо предъявленных сыну Натальи Арнольдовны обвинений, их надуманности, я не стал. По причине того, что, по моему твердому убеждению, истоки уголовного преследования семейства Гергерт лежат за пределами данного уголовного дела и тесно связаны с теми негативными тенденциями, которые изнутри подтачивают общественную атмосферу Омска, делая ее невыносимой для полноценного и свободного существования и развития

Гражданина и Личности.

С этих позиция, мне видится, что реальные организаторы заказного уголовного преследования, надуманного обвинения «в экстремизме» ставят перед собой другие задачи, нежели защита Государства, Закона и Общества, они преследуют совершенно иные цели.

Далеко идущие.

Лишь в части «обвинительного приговора» и безупречной ведомственной статистики «усилия» местных правоохранителей, как бы, соответствуют интересам и статусу государственных органов власти.

Тех, которые надзирают за происходящим в регионах с высоты, с пафосом и с полномочиями «федерального центра». В остальном же, за рамками этого отвлеченно-обезличенного механизма субординации и подотчетности, кроются совершенно иные, как выразился бы классик, «детали». Сплошь негативного и разрушительного свойства.

Это когда в обществе на фоне благополучных «цифр и показателей» витает и усиливается атмосфера недоверия к объективности работы органов следствия, прокуратуры и судов. Это когда рядовой человек в силу жизненных обстоятельств или своей гражданской позиции может стать заложником или даже фигурантом ловко обставленного «уголовного дела». Это когда под аккомпанемент «борьбы за устои действующей власти» на периферию общественной жизни массово выталкивается грамотная, перспективная, подающая надежды молодежь. Только потому, что социальные лифты, институты карьерного отбора и роста работают исключительно в интересах узкой группы семей и кланов.

Омское «зазеркалье» обрекает на то, чтобы нормальный думающий человек стал или выглядел диссидентом, оппортунистом или оппозиционером. На «крайняк» недееспособным и умалишенным. А лучше все вместе взятое. При этом еще блуждающего в ценностном раскладе и ориентирах гражданина попытаются использовать «в темную», а при удачном раскладе сделать из него «торпеду». Для удовлетворения чьих-то политических, карьерных, эгоистичных

планов и амбиций.

Именно об этой изнанке данного уголовного дела я пытался несколько раз донести свою мысль до фигурантов – мамы и сына.

Как выяснилось, подсудимый профессионально занимается IТ-технологиями, создает и продвигает добротные Интернет-сайты, на хорошем уровне занимается контентной рекламой, дизайном. Одним словом, парень продвинутый. Приличное время молодой человек, как верстальщик региональной вкладки, сотрудничает с редакцией федерального СМИ –

С «Новой газетой».

Что станет с парнем после необоснованного и заказного прессинга антиэкстремистского толка?!

Велика вероятность того, что из подающего надежды профессионала человек превратится в отпетого и законченного «оппозиционера», ему на всю оставшуюся жизнь повесят ярлык «неблагонадежного». Прочувствовав же все прелести «тоталитарного режима» и необоснованных гонений на собственной шкуре в рамках данного уголовного процесса, он разуверится, может быть, навсегда в правильности и незыблемости таких понятий как Добро, Справедливость, Порядочность, Истина. Применительно к Омску, к России. А ведь это то, без чего немыслима полноценная жизнь. Каждого индивидуума в отдельности.

И общества в целом.

 

Такое ощущение, что именно этим – формированием отрицательного кадрового потенциала (так называемой «пятой колонны») сегодня полномасштабно занимаются отдельные омские «правоохранители». И «теневики», как истинные заказчики и идеологи всего этого творящегося в Омске

абсурда и беспредела.

 

Конечная цель понятна – тотальное господство, полная безопасность в плане вседозволенности и безнаказанности.

Для этого под себя подминают местную политику, финансовые и бюджетные потоки, выстаивают свою отличную от государственной кадровую политику. И делается все это «чистыми руками». Как правило, с помощью многоходовых интриг, инсинуаций, деструктивного воздействия на неокрепшие и молодые умы. И «серым кардиналам» без разницы, какими методами и способами они будут добиваться своей цели. Не правда ли, знакомая «песня»? И легко узнаваемый сюжет.

Божественной комедии.

 

Судя по всему, Наталья Гергерт не смогла в свое время оказать сопротивление навязанному ей извне «выбору».

Интриги против сына – это святое. И человек ушел в глухую оппозицию. Жесткую, непримиримую,

По-моему, в аналогичную жизненную ситуацию угодила и другая яркая омская журналистка Наталья Яковлева. Но там интриговали в отношении ее несовершеннолетней дочери. И тот же легко узнаваемый «правоохранительный след».

Теперь жизненная позиция и воззрения двух Наталий, связанные с жесткой критикой силовиков и власти, детерминирована личным семейным фактором. Железобетонная конструкция! На это, видимо, и был расчет.

Кукловодов.

 

Заряженные инстинктом сохранения своего потомства женщины заведомо (не)предсказуемы в своем поведении и поступках.

Что и требовалось доказать. Ведь мать, хорошо образованная и социализированная, прекрасно понимает и отлает себе отчет, что ее сыну с клеймом «экстремиста» будет заказана обычная профессиональная карьера, ему будет оказано в любых социальных лифтах. Кроме как «прозябать» в оппозиционных структурах. С соответствующим штампом и клише. В стержневых запросах и характеристиках «спецслужб».

Поместив человека в такую «пограничную ситуацию» да еще с такими «перспективами» с ним можно творить чудеса поведенческих манипуляций. Пока длится судебный процесс над сыном, мать влегкую «заряжают» все новыми и новыми сенсациями

нужного калибра.

 

В этой связи я просто «снимаю шляпу» перед адвокатом Хакимом Садыковым, который бескомпромиссно продолжает бороться за судьбу и за право на самоопределение для своего протеже. Возможно, догадываясь, что вердикт, его идеологическая канва лежат вне рамок материалов уголовного дела. Но, как юрист, он вынужден действовать в отведенном ему

правовом поле.

 

Другое дело, что, похоже, нет персонажей из наделенных властью чиновников, которые могли бы по государственному, здраво и со знанием жизни посмотреть на эту отдельно взятую «уголовку», а через нее и шире на происходящие деструктивные процессы в масштабах всего Омского региона.

Не-ко-му!

 

Экстремизм ведь не в том, что кто-то кому-то имеет возможность выложить на стену в соцсетях запрещенный контент, а в том, что делается это для того, чтобы отвести подозрения власти и Центра от тех, кто реально подрывает устои нашего государства, кто навязывает обществу ущербную деструктивную идеологию, кто занимается коррупцией.

Кто ею живет.

 

Понимают ли суть происходящего главный судья Владимир Ярковой, прокурор Анастас Спиридонов, глава полицейского ведомства Леонид Коломиец?!

А федеральный инспектор?! А руководитель УФСБ?!

Такое ощущение, что все пущего у нас на самотек и «запущено», точнее – отдано на кормление «стае». А та своего плывущего к ней в рот общественного пирога не упустит. Пропагандируя правовой и судебный формализм, псевдоборьбу с оппозицией местная стая методично и вполне успешно зачищает общественное пространство Омска от любых идеологических оппонентов, от тех, для кого самоуправление, гражданское общество, правовое государство, комфортная среда обитания это не пустые звуки, а вполне живые и содержательные категории.

Действительно, зачем устраивать и опускаться до  публичных дискуссий на предмет путей развития Омска, выхода из кризиса, если можно своих оппонентов вполне официально с помощью силовиков и УПК выдавить на периферию политической и общественной жизни. А затем еще и направить их праведный гнев в русло ангажированного, а потому несерьезно воспринимаемого Кремлем

«зарубежного издания».

 

Исходя из такого идеологического контекста и конспирологического расклада, есть ли вероятность того, что прокурор Ильченко и судья Литвинов посмотрят на «дело экстремиста №1» с точки зрения Закона, Здравого Смысла и Совести?

Под тем углом зрения, что пора бы прекращать в Омске порочную практику разводить население по политическим углам, вешать гражданам ярлыки «эстремистов» и под завесой спровоцированных негативных человеческих эмоций творить свой коррупционный беспредел. Может, хватит уводить в сторону общественное мнение, создавать из законопослушных и не понимающих что происходит граждан «торпеды», начиненные тротилом личной неприязни, ненависти и жаждой мести разрушительной силы.

Кто умеет, хочет и может ставить и решать эти назревшие и убивающие Омск и страну проблемы?!

Тишина в ответ…

 

Адвокат Садыков уверовал в невиновность своего подзащитного даже не по азам профессиональной этики, а «по жизни».

Юрист разразился специальным «Заявлением» в адрес своих процессуальных оппонентов и направил его по официальным каналам. В самый раз перед прениями сторон.

Заявление, адресованное суду, больше напоминает манифест в форме тактичного ультиматума. Подобные вещи не практикуются в адвокатской среде нашего региона, но в Гильдии Российских адвокатов, где в ряду других маститых и опытных коллег состоит господин Садыков, такая практика наработана и используется.

И Фемида воспринимает подобные обращения серьезно, поскольку в них в концентрированном виде защита излагает свое видение тех нарушений процедуры и формы, которые имеются в деле и которые могут стать основанием

Для оправдания.

 

Документ, не смотря на присутствие эмоций и особенностей повествования, свойственных манере правоведа Садыкова, весьма любопытный.

В том числе и для неограниченного круга лиц. Если ситуация в Омске и Омской области будет развиваться по тому же кулуарно-коррупционному сценарию, что и сейчас, то вполне реально, что каждому омичу скоро понадобится знать от зубов «антиэкстремистский катехизис». Чтобы не дай Бог не стать, как сын Натальи Гергерт, тем самым «оттяжным пластырем». По отношению к полицейской статистике. Или по отношению к бизнесу своих родственников. Или к их профессиональной деятельности и мировоззренческим взглядам на жизнь. Не хотите быть марионетками в руках недобросовестных правоохранителей и «теневиков»,

изучайте:

«Уважаемый Суд! Ваша Честь!

Уважаемый Представитель Государственного обвинения!

Детальное исследование защитой следственных материалов, представленные прокурором отвергло парадигму обвинительной практики о том, что дело, принятое судом, априори не может быть необоснованным, а обвинительный приговор неизбежным.

Вопреки возражениям обвинения защите удалось привлечь внимание суда на содержание значимых документов дела, наименования которых озвучены представителем обвинения.

Суд не согласился и не мог согласиться с мнением прокурора Ильченко Н.А. о том, что оценку представленных доказательств суд даст в совещательной комнате, что их глубокое изучение, на что настаивала защита, не требуется. Ошибочный тезис «о неприкасаемости защиты к детальному исследованию доказательств» противоречил основополагающим принципам судопроизводства.

Уголовный процесс предоставляет участникам право  оценивать доказательства на любой стадии процесса. Представлять суду собственные суждения и аргументацию. Однако добавлю, защите это удавалось не всегда легко.

Тем не менее, при завершении судебного следствия и переходе к прениям, считаю необходимым обратить внимание Гособвинения на значимые обстоятельства, оставшиеся без разрешения, по которым, возможно, прокурор предложит руководству Прокуратуры отказаться от обвинения в связи с противоречивостью, а в ряде случаях и фальсификациями доказательств.

Отказ от обвинения обеспечил бы экономию процессуальных и материальных ресурсов, сохранение авторитета правового государства, в котором «добиться ПРАВДЫ», по выражению В.В. Путина, «возможно на муниципальном уровне у прокурора или в суде» (в нашем случае у прокурора или в суде округа, не поднимаясь в  ЕСПЧ, где уже началась процедура регистрации заявления).

Итак, следствию необходимо было удовлетворить неоднократные требования защиты:

1.  Произвести комплексную экспертизу с привлечением специалистов разных областей знаний:

политологии, истории, религиоведения, социологии и кредитно-финансовой системы (КФС).

I. На имеющихся в деле выводах ЭКЦ УМВД № 10/2 и ФБУ ОЛСЭ МЮ РФ № 1236 нельзя обосновать обвинительный приговор не только из-за ограниченного круга специалистов, но и по ряду фактов, на которые защита обращала внимание суда, в том числе,

на первое:

- выводы одних  экспертов основаны на материале, не являющимся предметом исследования для других

на второе:

- неверно понятой экспертами поставленной следствием задачи, а именно: из представленных им материалов (цитата) - «требуется (! – отмечено защитой) выявить негативные сведения» экстремистского толка (т.3 л.д. 93)

Кроме того, специалисты выше перечисленных областей знаний могли бы помочь следствию, прокурору и суду разобраться в сущностной стороне материалов ЦПЭ (фактор ПРАВДЫ!), что обеспечило бы верную юридическую квалификацию действиям персонажей и образов, в видеороликах и фотоскринах. Односторонность суждений, неверная оценка видеоматериалов способны привести к судебной ошибке, поскольку в соответствии со ст.1 ФЗ № 114 «Экстремистской деятельностью являются ЗАВЕДОМО (!) ЛОЖНЫЕ (!) экстремистские материалы», то есть: 1) они должны либо быть признанные судом таковыми, либо 2) быть включенными в Список Минюста РФ.

Первоапрельские 2015 года видеосюжеты и «скриншоты» (т.3 л.д.174-181), инкриминируемые моему подзащитному, ОТСУТСТВУЮТ В СПИСКЕ МЮ РФ. Нет упоминания о них и в обвинительном заключении.

Из Закона следует, что ПРАВДА (!) о Мировой кредитно-финансовой англосаксонской системе, разрушившей СОЮЗ ССР, а теперь пытающейся сделать тоже и с любимой нами и подсудимым Россией, внедряя «сладкие и дешёвые» наркотики и т.д. и т.п., не может быть признана экстремистской.

Нет в деле и доказательств безупречности выводов следствия. Суд и гособвинение солидарно отказались произвести электронно-техническую экспертизу (ЭТЭ) личного аккаунта подсудимого с привлечением специалистов в области  информационно-телекоммуникационной сети «Интернет».

После троекратных отклонений ходатайств адвоката (третье было подано через Прокурора Кировского АО), защита в соответствии с ФЗ «Об адвокатской деятельности… в РФ», ст.ст. 49, 53, 86 УПК РФ (с соблюдением установленной процедуры предупреждения, требуемой УПК РФ) защита самостоятельно обратилась в Федерацию Судебных Экспертов г. Москвы.

Заключение специалиста приобщено к материалам дела. Выводы «Центра Технических Экспертов» (ЦТЭ) подтвердили «возможность доступа третьих лиц к аккаунту соцсети без ведома пользователя».

Более того, учёные привели действующую методику доступа в аккаунт конкретного пользователя (!), что ставит под сомнение доводы обвинения и не могут трактоваться не в пользу обвиняемого.

Уместно напомнить высказывание на днях Президента РФ В.В. Путина в интервью журналистке NBC Меган Келли: «Специалисты сделают так, что Ваш 3-х летний ребёнок совершит атаку в Интернете экстремистскими картинками и текстами».

II. К сожалению, гособвинение не верно ориентировало суд в ходатайствах:

«О проведении судебно-следственных экспериментов»: 1-ый о возможности доступа в аккаунт по Методике учёных Москвы; 2-ое, открытие электронных адресов, указанных на л.д.174-181 т.3.

«О запросе видеороликов МЮ РФ или судов, на которые ссылается следователь» (л.д.174-181 т.3).

В ссылках нет в/роликов, якобы, изъятых у подсудимого 01.04.15г. («обозреты» в ходе судебного заседания 19.07.17г.).

При их просмотре мной предлагалось гособвинителю в порядке ч.5 ст. 246 УПК РФ привести доказательства детерминированности взглядов моего подзащитного с содержанием видеороликов, якобы изъятых 01.04.2015г.. Однако, просьба, как и многое другое из перечисленного выше, была проигнорирована.

Суд также отклонил 25.09.17г. ходатайство защиты «о приобщении к делу СД-диска», в котором защитой записаны видеосюжеты, указанные в т. 3 л.д.174 – 181. Там действительно имеются  в/ролики, способные научить пользованию холодным или «горячим» оружием и др., но они не являются роликами, обозревавшимися судом 19.07.17г. якобы изъятыми 1-го апреля 2015 года.

Следствие, не просмотрев в/ролики, подшило в дело фрагменты списка МЮ РФ в т.3 л.д.

174-181, которые лишь фонетически созвучны материалам ЦПЭ якобы изъятым 01.04.15г..

Защита также ожидает в прениях, наконец-то, услышать от гособвинения не формальные и стандартные клише наподобие «Всё хорошо, суд разберётся», а внятные, убедительные доводы допустимости доказательств,  полученных с нарушениями ч.ч.3 ст.ст.7, 75, 190, ч.2 ст.189 УПК РФ, ст. 11 в ч.3, ч.1 ст.16 ФЗ № 119 «О госзащите потерпевших, свидетелей….», а именно:

а) показаний незаконно засекреченных свидетелей, на которых оказывалось давление: Ломакина С.И, Алексеева Р.Н., Степанова М.Ю., Савиной А.В., Сафиулина М.И., Сластена В.И., Меркуловой В.Л.. При их допросе в суде допущены уже новые, более значимые нарушения - в «тайную комнату» в отсутствии судьи во время конференц-допроса заходили оперативные работники ЦПЭ УВД по Омской области;

б) свидетели Лаврова Е.В., Степаненко В.В., Халтурина А.В. были допрошены лицами, не имеющими отношение к СК РФ, но в титульном листе протокола допроса значится следователь Гордеева К.В.. (Халтурин А.В. в протоколе допроса и ОЗ, вообще, назван «Хантрдриным»);

в) Показания свидетелей Шенгальц Д.Ю., Моховикова А.Н. по комплексу нарушений, озвученных защитой, говорит об их недопустимости (основания указаны в Конституции РФ, УПК РФ, ФЗ «Об ОРД»).

Защита ходатайствует «прослушать в режиме хронометража аудиофиксацию суда за 21.06.2017 и 05.07.2017г.», где на исследование ряда значимых материалов прокурором потрачено ровно столько времени, сколько требуется для прочтения одних лишь заголовков. Это не мелочность защиты в деталях. Удовлетворение ходатайства чрезвычайно значимо, поскольку в соответствии с ч.3 ст.240 УПК РФ «приговор может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании».

Озвученные названия значимых по делу документов нельзя назвать «исследованием».

Т.о., совокупность фактов нарушений законодательства «О судопроизводстве» дают весомые основания для согласования с руководством Прокуратуры вопроса об отказе от  обвинения. И заявить об этом следует в прениях сторон.

Честь имею!

Адвокат Хаким Садыков"

"Художественный" текст - Александр Грасс,

независимый журналист

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.

Последние статьи
prev
next

Выступление Александра Грасса на региональных праймериз

Омичи ежедневно десятки раз спрашивают о моих взглядах. Политических, экономических, социальных, жизненных. Безусловно, одной фразой здесь не ограничишься, а времени

Читать далее

Для того и кремний, чтобы проверить нас на прочность

«У нас вчера вечером расклеили листовки по всем подъездам, что, оказывается, за нашими домами за Стрельникова (я живу на Заозерной) на

Читать далее

ЗАДАЙ ВОПРОС

ПРОФЕССИОНАЛУ

бесплатно!

- заполни заявку

Добавить информацию
в банк данных

- адвокат
- юрист
- организация

Рейтинг "ТП"

ДАЙ СВОЮ ОЦЕНКУ…

СУДЬЕ
ПРОКУРОРУ
ПОЛИЦЕЙСКОМУ
АДВОКАТУ
НОТАРИУСУ
ЮРИСТУ
ПРАВОЗАЩИТНИКУ
АРБИТРАЖНОМУ УПРАВЛЯЮЩЕМУ
ЧИНОВНИКУ
СУДЕБНОМУ ПРИСТАВУ
НАЛОГОВОМУ ИНСПЕКТОРУ

Добавить Персону

Обратная связь

Ваше мнение

Почему чиновники игнорируют Закон?